«Всё нормально! — Это просто отложенный старт…»

Борис проснулся от холода. Он лежал, свернувшись калачиком у дверей своей квартиры, во рту пересохло, хотелось в туалет. Вставая, он смутно вспомнил ночные события.

-Света, открой! — жахнул он в отчаянии по двери ногой, хотя знал: не откроет. И звонок отключила. Вот ведь, чёртова баба. Подумаешь, в кои веки с друзьями встретился… с друзьями… тягучая мысль, наконец-то оформилась в спасительный план, и Борис почти бегом поспешил к своему старому приятелю, однокласснику, который всегда выручал его, когда Светка проводила свои «воспитательные мероприятия», а попросту не пускала его домой. Последний раз это случилось года полтора назад.

Было раннее утро. Толян, наверное, ещё спал, поскольку дверь открывать не спешил, заставляя Бориса пританцовывать. А тётя Маша, наверное, уехала на дачу.

Наконец, дверь отворилась, и Боря, буркнув приветствие, пулей проскочил в туалет. Когда он вышел оттуда и привычно прошёл на кухню — его поразила обстановка. Квартира была завалена хламом — какие-то коробки из под пиццы, грязный пол.

-Толик, чего это? Ох, и влетит тебе от матери!

-Мама умерла год назад. — сказал Толя.

-Уже год?…а что же ты не сказал ничего… прости, Толян, я не знал. — искренне посочувствовал Борис. — Жалко тётю Машу. А что случилось?

— Инсульт. А в больницу только с третьего раза взяли… там она, не приходя в сознание и умерла… Чаю хочешь?

-Мне бы холодненького чего-нибудь. — Борис помнил, что раньше у Толяна холодильник был полон разносолов и закруток. Больше всего ему нравился кизиловый компот. Но теперь настали другие времена.

-Воду могу предложить. Из под-крана. — сказал хозяин, кутаясь в старый махровый халат.

-Ладно, давай свой чай! — согласился Борис. — Я перекантуюсь у тебя? Можно в ванну?

-Валяй. Только воду горячую как раз вчера отключили.

Ледяной душ привёл Бориса в чувство. В нём закипела жажда деятельности. И, хотя сегодня утром он не раз вслух жалел о том, что женат, глядя на условия, в которых оказался его старый приятель, сказал крамольное:

-Жениться тебе надо, Толян!

-Не. Мне и так хорошо.

-Всё по Ленке Козловой сохнешь?

Толя сделал вид, что не расслышал. Лена Козлова была любовью всей его жизни. Она знала это, и без зазрения совести, пользовалась. Толя постоянно был ей то водителем, то инвестором её безумных проектов, то просто жилеткой, куда она сперва плакалась на коварство своих мужиков, а затем и сморкалась. Лену Козлову ненавидели все, кто любил Толю. Но сам он её боготворил.

-Видел я её. Блин, капец корова стала. С тремя подбородками! — Боря состроил брезгливую гримасу.

Толя улыбнулся:

— Она была у меня две недели назад. Сомневаюсь, что за это время она смогла бы обзавестись тремя подбородками!

-А… была у тебя. Ну, ты её, наконец-то, чп*кнул?

-Прекрати, Борян. А то поссоримся.

-Да что я сказал-то такого? И тётя Маша её не любила. Материнское сердце не обманешь! Живёшь бобылём, как какой-то отшельник! Не могу смотреть, как ты пропадаешь…

-Да с чего ты взял-то?

-Толь, давай-ка я сейчас позвоню девчатам знакомым. Они подскочат, уберут тут всё. После посидим. Хорошие девки, практику у нас проходят. Давай, прямо сейчас выпишу, а?

-Нет. Спасибо, Борян. Не надо никого. Ладно, мне на работу пора. Ты оставайся, вот ключ. Будешь уходить, оставь под ковриком.

-Какая работа, выходной же! — не понял Борис. — Аааа!

Он вспомнил, что Толя работал водителем.

Едва дверь за ним закрылась, Боря бросился к телефону. Девчонок звать он передумал, ему пришла идея получше.

Было около восьми вечера, когда Толя вернулся. Оказавшись в квартире, он понял, что манящий запах домашней еды, который он учуял ещё внизу, исходит из его кухни.

В квартире был образцовый порядок. У плиты хлопотали две женщины, в одной из них Анатолий узнал Свету, жену Бориса. Он не видел её несколько лет, ведь друг приходил к нему в основном, когда жена не пускала его домой.

-Ой, Толька! — крикнула она, заметив его. — А у нас уже всё готово! Знакомься, это Женя!

Жене было на вид около тридцати. Она была… обыкновенной. И в этом являла полную противоположность Лене Козловой.

-Очень приятно, сказала она и опустила глаза.

Ей на первый взгляд совсем не понравился этот нескладный, полноватый мужчина, и она жалела, что дала себя уговорить прийти сюда.

Повисла неловкая пауза.

-Ладно, мне, наверное, пора! — спохватилась Женя, и попыталась проскочить в прихожую, но дверь ей перекрыл Борис.

— Куда? Толя, не стой столбом, девушка стесняется, не видишь? Они со Светкой три часа всё готовили!

Толя стоял красный, как рак. Он чувствовал себя полным идиотом. Он понимал, что друзья, несомненно, хотели как лучше, но больше всего ему хотелось сейчас прекратить этот балаган.

-Я провожу вас! — крикнул он Жене. И оттолкнув Борю, прошёл в прихожую, чтобы помочь ей надеть плащ.

Они вышли на улицу, и Анатолий, преодолевая неловкость, сказал:

-Простите Бориса, он почему-то вбил себе в голову что…

-Да, я понимаю, Света тоже, хотела как лучше!

-Вас отвезти?

-Нет, я лучше прогуляюсь пешком. Тут недалеко.

-Тогда я провожу.

Пока шли, Анатолий узнал, что Женя увлекается разведением орхидей.

-Прямо, как Ниро Вульф в детективе этого… как его…

-Рекса Стаута! — засмеялась Женя. — Точно!

Анатолий улыбнулся. Девушка уже не казалась ему обыкновенной.

За разговором он и не заметил, как они пришли. Она остановилась у подъезда башни-шестнадцатиэтажки.

-Я дома. Спасибо, что проводили, Толя.

-И вам спасибо! Навели порядок в доме старого холостяка.

-Ну что Вы! Какой же вы старый? — улыбнулась Женя. — До свидания!

Он ещё долго бродил по вечерним улицам, ему не хотелось разборок, которые наверняка устроит ему Борис.

Вернувшись домой, Анатолий обнаружил, что Боря со Светой ушли. На столе стоял остывший ужин. Есть не хотелось. А ведь он так тосковал по домашней еде! Подумалось, что не с кем разделить эту роскошную трапезу.

Он долго не мог уснуть, вспоминал смех Жени, милые ямочки на щеках. Прошлепал босыми ногами на кухню. Проходя мимо прихожей, посмотрел в зеркало. Оттуда на него глянул хмурый и неопрятный тип. Но, с другой стороны, и Женя не красавица… впрочем… что-то в ней есть.

Он не искал с ней встречи, но готовился к ней. Как бы не уставал накануне, утро всегда начинал с отжиманий. Установил себе турник дома. Подтягивался.

Как-то ему позвонил Борис. «Слушай, у Светки моей день рождения. Приходи в пятницу, к семи.»

Этот звонок словно зарядил его энергией, сердце ухнуло вниз. Он увидит там Женю! А она увидит его. Лучшую версию, чем в первый раз.

Он явился к указанному времени, выбритый и подтянутый. Вручил Светлане роскошный букет, и принялся искать глазами Женю. Но её не было среди гостей. Когда выпили по второй, Борис пошёл курить и потащил за собой и Толю.

-Ну ты даешь! Хорошо выглядишь! В зал пошёл?

-Да нет, дома занимаюсь. — ответил польщённый Толя.

— Ну, что? Как тебе Маринка? Зачёт?

-Какая Маринка? — не понял Анатолий.

— Ты что, ослеп? Эффектная брюнетка, справа от тебя сидит.

-Это, у которой когти, как у Крюгера?

-Сам ты Крюгер! — обиделся Борис. — Светка её специально для тебя позвала. Сейчас мы танцы устроим, пригласи её!

-Да не хочу я танцевать! А кстати, где Женя?

Борис пожал плечами:

-Какой Женя? А, Женька! — я почем знаю… Светка не позвала, а может, она не смогла прийти. Слушай, не хочешь Маринку, обрати внимание на Таньку. Блондинка, напротив тебя. Эх, если бы не Светка…

Настроение упало. Анатолий, не смотря на уговоры хозяев, собрался уходить, сославшись на неотложное дело. Лифт распахнул двери, и он оказался лицом к лицу с Женей.

-Вы уже уходите? — она сказала это с такой печалью в голосе, что он, набравшись храбрости, сказал:

-Теперь я никуда не уйду!

Они выпили шампанского, потом пошли танцевать. Медленные композиции сменяли быстрые, а эти двое всё танцевали свой медленный танец. Казалось, что остальные гости для них словно не существуют.

-Даже как-то невежливо! — обиделась Светлана — день рождения-то у меня!

-Всё нормально, Светк. Всё нормально! — обнял её муж. Вспомни нас с тобой в восемнадцать… так вот, у них это просто отложенный старт.

-Может, сбежим отсюда? — шепнул Анатолий на ушко Евгении.

-Сбежим! — откликнулась та, и на щеках её появились те самые ямочки, которые он вспоминал всё это время.

Лена Козлова собралась ехать в Италию, по приглашению нового потенциального жениха. Ответ на вопрос, кто же будет поливать цветы в квартире и кормить рыбок, был очевиден: конечно, её верный рыцарь — Толик. Осталось завезти ему ключи. Она хотела припарковать свою машину у знакомого подъезда, но там раскорячился свадебный лимузин.

-Чёрт бы тебя побрал! — выругалась она, и припарковалась у помойки, больше было негде. Она подходила к подъезду, когда оттуда вышел сияющий жених, в сопровождении шафера — Бориса. С ними были и нарядные гости, некоторых она знала, но не видела со школы.

Анатолий не заметил её, и собирался сесть в машину, когда она окликнула его. Боря, увидев Козлову, потемнел лицом, кулаки его сжались. Гости притихли, все смотрели на красотку, которая повелительно кивнула Анатолию.

-Всё нормально! — махнул рукой жених. — Боря, рассаживайтесь, я сейчас!

Он подошел в Елене. Она что-то тихо говорила ему, на лице у неё было злое выражение, точно у избалованной девчонки, у которой отнимают любимую игрушку. Потом она скривила гримаску, и даже пустила слезу.

Анатолий прикоснулся к её плечу, что-то коротко сказал и пошёл к гостям, не оборачиваясь.

-Ты пожалеешь! — крикнула она ему вслед.

— Всё, друзья! — улыбаясь, сказал Анатолий, садясь в лимузин. — Пора за невестой!

-Йес! — дёрнул воображаемый стоп-кран Борис. И, пока никто не видел, показал стоявшей на дороге Козловой средний палец.


«Всё нормально! — Это просто отложенный старт…»