«Прочь унынье и тоска…»

Можно уйти с работы пораньше, и никто не обратит внимания. Один раз. Можно два раза. Но если ты каждый день отпрашиваешься с работы «пораньше», то у начальства начинают возникать вопросы.

Старший менеджер Людмила уходила с работы на час раньше уже третий раз за неделю. Она знала, что сегодня её точно не отпустят. Зашла в кабинет шефа и встала, глядя себе под ноги.

Все оправдания кончились. Больные тёти уже были увезены в больницу, муж уже нашел потерянные ключи, и даже дантист уже провел обследование. Но Людмиле всё равно надо было срочно бежать, а признаваться в истинных причинах она не собиралась.

Шеф старался смотреть на Людмилу сурово, но у него не получалось. Рядом с его столом увлеченно стучала шваброй уборщица Тётя Валя. Людмила так и стояла молча, покорно ожидая, что ответит высокое начальство. Но вместо начальства вдруг ответила Тётя Валя:

— Люда, иди уже давай. Надо, значит надо.

Людмила удивленно посмотрела на Тётю Валю. Она никак не ожидала получить разрешение от уборщицы. Подумала, что шеф сейчас одернет зарвавшуюся поломойку. Но шеф почему-то только вздохнул:

— Ну, надо, значит надо. Идите, Людмила.

Женщина радостно выбежала из кабинета и не видела, как шеф вопросительно посмотрел на Тётю Валю. А уборщица отложила швабру и пожала плечами:

— Так я быстрее всё выясню.

Из кабинета шефа Тётя Валя направилась в кладовую. Ключ от этого помещения был только у неё. Если бы кто-нибудь заглянул внутрь, то очень удивился бы, увидев там вешалки с одеждой и большой стол с зеркалом, как в театральной гримерной.

Из кладовой Тётя Валя так и не вышла. Зато вышла молодая красивая девушка в строгом бордовом костюме. Черные волосы, короткая стрижка, уверенные движения.

Тётя Валя называла свою кладовую по-военному «базой». Сама она была, конечно, не уборщицей. Под личиной «Тёти Вали» скрывалась тайная служба безопасности шефа.

В обязанности этой службы в том числе входило выяснение причин странного поведения сотрудников. Поэтому девушка в бордовом костюме спустилась в подземный гараж, завела свою маленькую желтую Аудти ТТ и незаметно пристроилась в хвост серому Солярису менеджера Людмилы.

****

На следующий день Людмилу не отпустили пораньше. Шеф просто сказал, что если Людмила уйдет с работы раньше шести часов, то её уволят. При этом шеф прикрыл лицо ладонью, чтобы никто не видел, как он страдальчески прикусил губу. Но рядом стояла суровая Тётя Валя, и шеф не посмел ослушаться её указаний.

Людмила со слезами на глазах вернулась на рабочее место. А шеф грустно посмотрел на Тётю Валю:

— Валентина, я ведь не буду за это гореть в аду?

— За это точно не будете, — ответила уборщица. — Да, кстати, я сегодня уйду пораньше.

****

«Прочь унынье и тоска. Вы – десантные войска» — вспомнила Валентина одну из любимых поговорок своего сержанта по боевой подготовке, незабвенной сержанта Драгуновой.

Валентина остановила машину на парковке возле средней школы №100. Уныние и тоска иногда накатывали на Валентину, когда она по какой-то причине вспоминала своё детство. Но сейчас надо было собраться, и напутствие сержанта очень помогло.

Подростки толпой вырывались из школьных ворот и группками разбредались в разных направлениях. Закончилась вторая смена. Валентина поискала глазами в толпе и нашла – зеленая куртка, черная шапка с котенком.

— Юля, привет!

Девочка лет четырнадцати удивленно подняла свои большие голубые глаза на красивую девушку в бордовом костюме:

— Здравствуйте…

— Меня мама твоя, Людмила, попросила встретить тебя после школы.

— Но… — девочка испуганно посмотрела по сторонам, — А мама не придет?

— Не бойся. Можешь ей позвонить, она тебе подтвердит.

— А у меня телефона нет… — тихо ответила девочка.

— А я знаю. И если не позволишь мне тебя проводить, то телефона у тебя никогда больше и не будет, — странная девушка развернулась и пошла вперёд. Юля, подчиняясь какой-то невидимой силе, пошла следом.

— Называй меня Валентиной. И можно на «ты», — не оборачиваясь сказала девушка, — И не смотри в сторону гаражей. Пойдем к тебе домой прямой дорогой, через двор.

****

Они сидели на детской площадке, их было девять человек. Семь парней в возрасте от четырнадцати до семнадцати лет, две раскрашенные девчонки. Перед одним из парней уже стояла очередная жертва – мальчишка лет десяти. Испуганно выворачивал карманы и, кажется, пытался оправдываться.

Вычислить главного не составило никакого труда. Это только кажется, что стая располагается хаотично. На самом деле самые слабые всегда держатся поближе к главному. Самки всегда держатся поближе к главному. И, конечно, именно главный будет показывать свою крутизну перед стаей, если уверен, что ему за это точно ничего не будет.

Поэтому Валентина сразу направилась к парню, который сидел на брусьях, и перед которым стоял испуганный школьник с вывернутыми карманами.

— Слышь, чепуха, я тебе сказал сегодня деньги принести. А ты не принес. Значит сейчас будем товарищеский суд устраивать, — крупный парень в красной футболке явно увлекся происходящим, поэтому даже не заметил приближения Валентины.

— Бугор, шухер! – вдруг предупреждающе воскликнул один из подростков. Валентина остановилась в центре детской площадки. Она прямо и не моргая смотрела в глаза главному.

«Битва взглядов позволяет сломать соперника ещё до драки. Побеждает тот, кто готов пойти дальше. Поэтому в твоем взгляде должна читаться готовность пойти на смерть. И ты действительно должна быть к этому готова, иначе блеф не сработает» — так их, испуганных молодых девчонок, наставляла сержант Драгунова перед первой боевой рукопашной.

— Оп-па… Соска! – Вдруг сказал Бугор и спрыгнул с брусьев на землю. Да, «буграми» просто так не становятся. Тут одной «битвы взглядов» явно будет недостаточно. Подросток был на голову выше Валентины, и почти в два раза шире. Даже некоторые бывшие сослуживцы девушки, и те были мельче. Школьник с вывернутыми карманами воспользовался тем, что на него никто не смотрит, и дал дёру.

— Мадмуазель, позвольте вас прогулять до ближайших кустиков? – парень мерзко оскалился. При этом он медленно приближался и незаметно поворачивался боком. Да, «буграми» просто так не становятся. И этому акселерату явно было не впервой бить женщин.

— Зачем же до кустиков? – вдруг ответила Валентина, — Давай прямо здесь.

Она сделал шаг к парню и взялась за пряжку его широкого армейского ремня.

— О-о-о-о! – раздался радостный ободряющий вой стаи. Сейчас будет что-то интересное.

Валентина нежно расстегнула ремень на брюках «бугра». На лице парня застыла гадкая ухмылка.

В голове у Валентины всплыла ещё одна «нетленка» от сержанта Драгуновой:

«Растить детей амбициозно – значит бить, пока не поздно» — с этой мыслью Валентина одним движением выдернула ремень из штанов Бугра. Следующим движением она спустила с него штаны до колена вместе с трусами.

Парень рефлекторно схватился руками за штаны и потерял равновесие, зашатался. Валентина помогла ему подсечкой. Бугор грохнулся на землю голой задницей вверх. И в этот же момент заорал, как резанный. Валентина со всей силы прижгла его ремнем по голой пятой точке. Следующим ударом обожгла ему кисть руки, чтобы не тянул штаны вверх. Потом опять по заднице.

Парень в панике перевернулся на спину, но Валентина так хищно замахнулась на то, что оказалось у неё в зоне поражения, что бугор благоразумно вернулся в прежнее положение. И продолжил принимать хлесткие удары на свой арьергард.

— Аууууёё! Аууууё! – завывал парень после каждого удара.

Один из подручных бугра, отойдя от шока, сунулся было на помощь старшому. Но Валентина слегка щелкнула его ремнем по лицу, и подросток со слезами укатился прочь. Остальная стая сразу разбежалась. Если уж вожака хлещут по голой заднице, то им тут точно делать нечего.

Валентина потешилась ещё пару минут, специально для Юли, которая стояла на краю детской площадки и с восторгом смотрела на происходящее.

— Вставай, Лёша, поедем, — Валентина помахивала тяжелым ремнем перед носом бугра. Парень даже на секунда перестал завывать и тереть свой красный полосатый зад. Удивленно посмотрел на девушку.

— Да-да, знаю. Алексей Шаров, семнадцать лет, Студеная 43. Либо мы сейчас идем к тебе домой, либо ты со мной идешь в полицию, и Юля пишет заявление по вымогательству телефона.

— А, да, поехали домой, — Алексей почему-то очень спокойно воспринял это предложение, — с батей моим пообщаешься.

****

«Батя» малолетнего преступника оказался мужчиной внушительным. Толстый живот, голая волосатая грудь, все руки в тюремных наколках. От него сильно несло спиртным и смотрел он на гостей недобро.

— Чего надо? – дыхнул он на Валентину перегаром.

Девушка посмотрела на спортивные «треники», в которые был одет батя. Со вздохом достала из сумочки ремень.

«Да, правду говорят. Детей надо воспитывать, начиная с момента рождения их родителей» — подумала Валентина и знаком показала Юле ждать в подъезде. Зашла в квартиру и закрыла за собой дверь. Через несколько секунд из-за двери раздался громкий мужской рёв, перешедший в вой.

****

— Алло! Да, Юля, котлеты я в холодильнике оставила, — старший менеджер Людмила увлеченно болтала с дочкой по телефону. В углу офиса Тётя Валя уже пять минут терла шваброй один и тот же пятачок.

— Когда домой придешь из школы, то погрей сразу все. Я вернусь, тоже поужинаю. Что говоришь? У тебя ещё тренировка сегодня? Опять с твоей таинственной Валентиной? Ты нас познакомь хоть как-нибудь. Ну ладно, пока, люблю тебя.

Тётя Валя поставила швабру в угол и вспомнила ещё одну любимую поговорку сержанта Драгуновой:

«Самый правильный детокс – это каратэ и бокс».

Автор: Дмитрий Дюпон


Оцените статью
IliMas - Место позитива, лайфхаков и вдохновения!
Добавить комментарии

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

«Прочь унынье и тоска…»
«Кроме котика у тебя есть я…»