«Вдруг они все не одобрят…»

Настя рассказала близким о ребёнке и поняла, кто чего хочет Когда Настя поняла, что ждёт ребёнка, она сначала обрадовалась. Обрадовалась, потому что знала, что не у всех женщин такое получается, а вот у неё получилось.

«Значит, с этим у меня всё в порядке, — подумала Настя, — и насчёт этого можно теперь не волноваться.»

Потом Настя подумала о том, что она ещё не замужем, и радость чуть поутихла.

«Интересно, что скажут мама и папа? — подумала Настя. — А уж что скажет бабушка? А дедушка?»

Вспомнив про родственников, Настя перестала радоваться, и с беспокойством стала думать о том, как сообщит родственникам о таком грандиозном событии.

«Скажу им, — размышляла Настя, — что оно само как-то вышло, а мы с Фёдором и знать ничего не знали, и вообще, мы не нарочно, мы этого не хотели.»

А вспомнив о Фёдоре, Настя, конечно же, подумала о том, что он-то ещё ничего не знает. И что, наверное, прежде всего следует сообщить эту новость ему.

«Интересно, что скажет он? — подумала Настя. — А вдруг он не обрадуется? Тогда, что делать?»

И теперь по всему выходило, что Настя не знает, как к этому относиться, потому что не знает, как к этому отнесутся все те, кто ей дорог.

«С одной стороны — это всё, конечно, замечательно, — думала Настя. — И надо радоваться. А с другой стороны! Вдруг они все не одобрят? А мне что тогда?»

Настя стала думать, с кого начать сообщать о ребёнке. Решила, что лучше всего начать с Фёдора.

«В конце концов, он — отец, и имеет право первым узнать, — подумала Настя.»

— А зачем нам ребёнок? — равнодушно и как бы между прочим поинтересовался Фёдор, когда узнал о состоянии Насти.

— Как зачем? — не поняла Настя.

— Ну, так, — сказал Фёдор. — Чего мы с ним делать-то будем?

— Мы будем его любить, заботиться о нём будем, — начала перечислять Настя. — Покупать ему игрушки, образование ему дадим. Будем оберегать его от плохого.

Научим его хорошему. Покажем ему много интересного всего. Откроем перед ним весь этот прекрасный мир. Воспитывая его, мы сами будем становиться лучше.

— Ну, это всё понятно, — широко зевнув, сказал Фёдор. — Мир откроем. Хорошему научим. Сами лучше станем. Это всё ясно. А зачем?

— Как зачем? — не поняла Настя.

— Ну, вот взять меня, например, — сказал Фёдор, — меня и любили, обо мне заботились, образование мне дали, учили хорошему! Мир показали во всей его красе. А что в результате? Я вырос эгоистом, который никого, кроме себя, не любит. И ты мне сейчас предлагаешь сделать то же самое? Зачем?

— Я правильно поняла, — спросила Настя, — ты не рад этому?

— А чему здесь радоваться-то? — спросил Фёдор.

— Понятно, — сказала Настя. — Значит, я тебя вычёркиваю из списка.

— Какого списка? — не понял Фёдор.

— Тех, кого эта новость обрадовала, — весело сказала Настя.

Фёдор сделал кислое лицо.

— И вообще, Настя, — сказал Фёдор, — ты сейчас не о том думаешь. Тебе лучше подумать о нашей будущей свадьбе, о том, куда мы поедем в медовый месяц, как весело будем проводить время. А эту твою проблему, по-моему, лучше как можно быстрее решить. Согласна? А не бегать с каким-то дурацким списком, сообщать неприятные известия и… и задавать странные вопросы. Соберись, Настя. Возьми себя в руки, и стань, наконец, умной девочкой.

— Я подумаю, — сказала Настя. — Посоветуюсь с родителями.

— Посоветуйся, посоветуйся, — сказал Фёдор. — Только не забудь, что у нас через месяц свадьба.

Фёдор занялся какими-то своими более важными делами и быстро забыл о том, что сказала ему Настя.

Следующими были мама и папа. Что касается папы, то он, конечно, обрадовался, но ничего толкового по этому поводу не сказал. Сказал только, что если будет мальчик, то когда он вырастет, он будет с ним на рыбалку ездить. А если — девочка, то за грибами ходить. И всё, и никаких советов.

Другое дело — мама.

— Так, так, так, так, так! — мама старалась соображать очень быстро. — Главное сейчас — это тебе как можно меньше волноваться. Поняла?

— Поняла, — сказала Настя. — А тебя не смущает, что я ещё не замужем?

— Не замужем, не замужем, не замужем, — рассеянно повторила мама, а потом строго посмотрела на дочь. — Настя! Я не понимаю. У тебя ребёнок будет, а ты о какой-то ерунде думаешь. Сосредоточься, дочка. Так же нельзя. Замуж ты всегда успеешь. Какие твои годы. Любви все возрасты покорны. А ребёнок… Кстати, ты уже решила…

— Мам, — сказала Настя, — я всё решу, когда ребёнок появится на свет. А сейчас мне ещё дедушке с бабушкой сказать надо. После поговорим.

— А ты им ещё не сказала? — удивилась мама.

— Когда? — ответила Настя. — Я сама вот только недавно поняла.

— Конечно, конечно, — сказала мама, — сообщай. А я пока подумаю, что мне надо будет сделать.

Следующим был дедушка.

— Давно пора, — сказал он.

— Как давно, дед? — не поняла Настя. — Мне всего двадцать!

— Двадцать! — воскликнул дедушка. — По-твоему, это мало? Вот моя прабабушка, когда ей было…

— В общем ты не против, чтобы я стала мамой? — спросила Настя.

— Против? — удивился дедушка. — С какой стати?

— И тебя это не удивляет?

— Удивляет? — воскликнул дедушка. — Меня? Я всегда знал, что когда-нибудь это случится. Ты только родилась, как я сразу понял, что когда-нибудь эта девочка сделает меня прадедушкой. Ничего удивительного в этом не вижу. Очень рад, что смог дожить.

— Да нет, — сказала Настя, — я о том, что у меня ещё мужа нет, а ребёнок будет. Тебя это не удивляет?

Дедушка задумался.

— Ты знаешь, Настя, — в голосе дедушки слышалась тревога. — Вот сейчас ты сказала, и я чего-то разволновался. А что у тебя, действительно, мужчины не было, а ты…

— Да, нет, дед, ты опять всё не так понял, — сказала Настя. — Мужчина есть. Мужа нет.

— Тьфу, ты, — сказал дедушка, — запутала меня только. Нашла, чем удивлять. Я понимаю, если бы вообще без него… А что без мужа, так здесь чего удивительного-то. Сейчас, внучка, найти достойного мужа — это, ой, как не просто. Я тебя понимаю.

Дедушка немного подумал и продолжил.

— Ты с замужеством-то, знаешь, не спеши. Я вообще считаю, что в твоём возрасте думать о замужестве ещё рано. Ну, зачем тебе муж? Чего ты с ним делать будешь? Муж — это ведь не ребёнок. Ребёнок-то он точно твой. А муж — это ещё не известно. А ещё вдруг получится так, что выйдешь, не пойми за кого, а после всю жизнь будешь с ним мучиться. И окажется у тебя на руках два ребёнка. Один — свой, а другой… Не пойми чей, но который есть будет за троих.

— Я поняла, — сказала Настя. — Пойду бабушку обрадую.

Бабушка внимательно выслушала Настю и задала много вопросов. Её интересовало всё: и как кто среагировал на это известие, и как сама Настя к этому отнеслась.

— Что скажешь, бабушка? — спросила Настя.

— Да вот думаю, что теперь с ним делать, — ответила бабушка.

— С кем? — спросила Настя. — С ребёнком?

Бабушка тревожно посмотрела на внучку.

— С каким ещё ребёнком? — сказала она. — Ах, да… Ребёнок. Я поняла. Нет. Ребёнок здесь вообще ни при чём. С ним-то всё как раз ясно и не о нём сейчас речь. Я про Фёдора твоего говорю.

— А чего с Фёдором, — Настя вздохнула, — с ним тоже всё предельно ясно и просто.

— Э-э, нет, — сказала бабушка, — как у вас, молодых, всё просто. Вот с ним-то всё очень даже не ясно.

Бабушка подробно объяснила Насте, что можно с ним сделать. Но Настя сказала, что сейчас такое уже не принято.

— Сейчас другие времена, бабушка, — сказала Настя. — Сейчас никто уже так с мужчинами не поступает.

— Почему? — удивилась бабушка.

— Потому что сегодня 2022 год, а не…, — сказала Настя. — И сегодня для таких мужчин, как Фёдор, всё, что ты предлагаешь, это так, — Настя усмехнулась, — ерунда, мелочь. Они даже не услышат, не заметят этого и не поймут. А даже если кто из них и обратит внимание, то поймёт по-своему, и станет извлекать из этого свою какую-нибудь выгоду.

— Что же делать? — испуганно спросила бабушка.

— Сегодня с такими мужчинами поступают намного серьёзнее, бабушка, — ответила внучка.

— А как сегодня поступают с такими мужчинами?

— Сегодня их просто бросают, бабушка, — сказала Настя. — Ничего не объясняя и даже не сообщая им, что они брошены.

— Но это жестоко, Настенька, — сказала бабушка.

— Да, бабушка, жестоко, — согласилась Настя. — Но такие сегодня времена.

Фёдор два дня, целых два дня ждал от Насти хоть какое-то сообщение. Настя ведь, как ушла тогда, так больше и не появлялась. И от неё не было ни слуху, ни духу.

А самое главное, что Фёдор не понимал причины происходящего. О том, что Настя ждёт ребенка, он забыл сразу, как только поговорил с ней об этом. И вот теперь он был уверен, что с ним поступают подло. Утомившись ждать, Фёдор сам позвонил Насте.

— Слушаю Вас, — равнодушно сказала Настя.

— Я требую объяснений, Настя! — кричал в телефон Фёдор. — Ты не имеешь права бросить меня вот так! Два дня. Целых два дня я как… Я весь на нервах. Без объяснений! Так нельзя. Настя. Это не по-человечески. Я ведь люблю тебя. А ты вдруг пропадаешь. И главное — ни слова не говоря. Разве так поступают. А главное — за что? Не понимаю! Ты поговори с человеком. Расскажи, в чём причина, что не нравится. Хотя, Настя, вот честно тебе скажу, что ты, Настя, эгоистка, каких свет не видел. Ты — женщина, которая думает только о себе и…

В телефоне раздались короткие гудки. Фёдор закричал от непонимания происходящего и от бессилия, и в гневе даже разбил телефон. Взял другой и ещё раз набрал номер Насти.

— Ну, — услышал он голос Насти.

— Не прерывай разговор, — закричал он. — Если ты посмеешь ещё раз прервать…

В телефоне снова раздались короткие гудки. Он разбил ещё один телефон. В следующий раз ему ответил автоответчик, который предложил ему в течение минуты сказать хоть что-нибудь вразумительное, и тогда, может быть, с ним позже свяжутся.

Фёдор пытался это сделать, он говорил в течение минуты что-то, что казалось ему очень разумным. Но у него, скорее всего, это плохо получилось. Потому что Настя ему так и не перезвонила.

Фёдор решил действовать через родных и близких Насти.

Но мама Насти сказала ему, что её дочери ещё рано думать о замужестве.

Папа сказал, чтобы Фёдор не приставал к нему с разной ерундой.

Дедушка сказал, что сейчас всем трудно и, что он, в его возрасте, с такими проблемами сам справлялся.

И только бабушка Насти с понимаем отнеслась к ситуации, в которой оказался Фёдор. Потому что только она знала, как Настя с ним жестоко обошлась.

Она сказала, что понимает его и сочувствует. Сказала, что сегодня не он один в таком дурацком положении. Что женщины сегодня слишком требовательны и самостоятельны, и не нуждаются в таких мужчинах, как он.

Ещё она сказала, что и одинокий мужчина, даже если он такой, как Фёдор, если не падает духом, то находит в себе силы, и не будучи женатым жить и… приносить пользу обществу.

Вот и от бабушки ушёл Фёдор в расстроенных чувствах.

И сейчас он думает, почему мир так жесток и несправедлив с ним.

А что касается того, что Настя ждёт ребёнка, так Фёдор об этом так и не вспомнил.

Автор: Михаил Лекс


Оцените статью
IliMas - Место позитива, лайфхаков и вдохновения!
«Вдруг они все не одобрят…»
«Собранные деньги Виноватова…»