«- Снегурочка…»

Известие о гибeли сына пришло с опозданием. Впрочем, как и все те редкие новости, которые он иногда посылал родителям. На момент приезда Федора Викторовича и Клавдии Наумовны, мужчина был уже похоронен рядом со своей женой Кариной, с которой и погиб вместе в ДТП. -Девчонку-то заберете? — необъятных размеров тетка Карины, которая и сообщила прискорбную новость, откуда-то из-за спины выволокла маленькую белесую девчушку. — Мне она без надобности. У меня у самой целый выводок. Была бы еще по крови наша, а то… Не пойми чья! Каринка нагуляла ее где-то. Армянин бы на ней ни за что не женился, а вашего вот угораздило! Тетка выжидающе уставилась на супружескую пару. Клавдия стояла, поджав губы. Девчушка и правда выделялась среди их. Белоснежные волосы заплетенные в жиденькую косичку, белые брови и ресницы, прозрачная бледная кожа и неожиданно яркие голубые глаза.

«Альбиноска! — подумала Клавдия с неприязнью. — И чем думал мой сыночек, когда армянскую девку с этим недоразумением в жены брал?» Она уже хотела сказать толстой армянке, что им девчонка тоже не нужна, как Федор, до этого молчавший, произнес не терпящим возражения тоном:

-Конечно заберем! Зачем ребенку по детским домам мыкаться? Чай не бедные — вырастим не хуже других! — и, бросив на Клавдию строгий взгляд, взял девчушку за руку и повел к машине. Женщина, наскоро попрощавшись, пошла за мужем.

-Зовут-то тебя как, снегурочка? — ласково обратился Федор к девочке.

-Катя, — голос ребенка был как колокольчик.

-А меня Федор Викторович, но можешь звать меня просто дед. А это Клавдия Наумовна, жена моя, — Федор вопросительно посмотрел на супругу, но та только поджала губы.

Со временем Клавдия смирилась с присутствием в доме нового члена семьи, но полюбить девочку так и не смогла. Чувствуя ее неприязнь, Катя тоже не тянулась к женщине, хоть и беспрекословно выполняла все, что та ей велела делать по хозяйству.

Сам же Федор, наоборот, полюбил девчушку и каждую свободную минутку старался проводить с ней. Летом водил в лес и на рыбалку, зимой вместе строили горку и чистили снег во дворе. Не было ни дня, чтобы Федор не принес своей снегурочке гостинец. Девочка отвечала ему взаимностью: встречала с работы, помогала снять тяжелые сапоги, разминала уставшие плечи после тяжелого трудового дня и всегда была готова на все ради любимого деда.

Беда пришла как всегда неожиданно. Неосторожный фискарист при разгрузке уронил на Федора бревно. Никогда не болевший никакой простудой мужчина оказался на больничной койке. Клавдия с Катей не отходили от его постели. Неожиданное горе сблизило их. Через несколько дней Федора не стало.

Клавдия ходила словно тень, не замечая ничего и никого вокруг. Присутствие Катерины снова стало ее раздражать. Девочка это чувствовала и старалась не показываться Клавдии на глаза. Поначалу женщина хотел отдать девочку в интернат, но вовремя сообразила, что одна в пустом доме сойдет с ума и передумала. Хоть какая-то живая, пусть и не желанная, душа рядом будет.

Так прошло два месяца. Наступила зима. Пролетели новогодние праздники, которые Клавдия словно не заметила. Она не стала ставить елку и покупать подарки Кате. Не настряпала пирогов, как обычно делала при Федоре. Даже телевизор молчал в новогоднюю ночь. Клавдия думала, что девочка что-нибудь попросит, но та молча легла спать.

На крещение женщина решила сходить в церковь, принести святой воды. На улице стоял такой мороз, что даже в валенках мерзли ноги. «И чего я поперлась в такую стужу? — корила себя Клавдия. — Отправила бы Катьку! Она помоложе!» Задумавшись, женщина не заметила ледяную полоску на тропинке и, поскользнувшись, со всей силы грохнулась в сугроб. Приземление получилось мягким, но холодным. Святая вода из вылетевшего из рук бидона вся до капли пролилась на Клавдию.

-Да что ж за наказание-то такое? — в отчаянии воскликнула женщина. Злая и мокрая она пришла домой. Прикрикнув на Катерину, ушла к себе в комнату переодеваться.

Ночью у Клавдии поднялась температура, а к утру открылся такой кашель, что впору было задохнуться. Кутаясь в одеяла и задыхаясь от кашля, Клавдия попыталась позвать Катерину. Но не тут-то было. Горло выдавало лишь хриплые нечленораздельные звуки. Отчаявшись, Клавдия откинулась на подушки. Девчонка не поможет ей, памятуя о ее неприязни.

Клавдия слышала, как Катерина ходила по дому. Вот хлопнула входная дверь и все стихло. «Гулять убежала! — решила женщина. — Ей нет никакого дела до меня. Как и мне до нее все это время не было!» Входная дверь снова хлопнула. Вскоре женщина услышала как загудела печка и засвистел чайник. Дверь в ее комнату открылась и вошла Катерина с чашкой в руках.

-Клавдия Наумовна, я тут чай вам сделала, на травках, попейте. А я пока за фельдшером сбегаю! — она поставила на тумбочку дымящуюся чашку и, поправив подушки, вышла. Клавдия сделала большой глоток. По телу разлилось тепло. Вскоре дверь в комнату снова открылась и в сопровождении Катерины вошла сельский фельдшер.

-Что ж ты так неаккуратно-то, Наумовна? — покачала фельдшер головой. — Я тебе лекарство вот выписываю. Катерина, сходи до аптеки. Деньги-то есть?

Клавдия кивнула, указывая рукой на тумбочку.

Последующие дни Клавдия помнила с трудом. Время от времени перед ней возникало лицо Катерины, которая поила ее чем-то горьким, клала на лоб мокрое полотенце, меняла одежду. Время от времени ей чудились посторонние голоса и холод металла на груди.

Клавдия очнулась от яркого солнца. В теле была такая легкость, что хотелось вскочить и запрыгать как в детстве. Дома стояла тишина, лишь из печки доносился треск поленьев. Рядом, на тумбочке, стояла чашка с остывшим чаем и ванночка с полотенцем.

Почувствовав тяжесть на ногах, Клавдия перевела взгляд. У кровати сидела Катерина, положив голову ей на ноги и, по всей видимости, спала. Аккуратно, чтобы не потревожить девочку, Клавдия встала и пошла на кухню. Там она быстро замесила тесто и начала печь блины.

-Клавдия Наумовна! Ну зачем вы встали? — в кухне стояла встревоженная Катерина.

-Затем, что я полностью выздоровела и хочу отблагодарить тебя за заботу!

-Но…

-Никаких но! Давай садись! Будем чай пить! — весело перебила Клавдия, ставя на стол тарелку с горкой румяных блинов. Катерина послушно села. — Ты прости меня, Катюша! За все прости! Дура я старая! Такое сокровище возле себя не разглядела!

-Ну что вы, Клавдия Наумовна, — улыбнулась девочка.

-Если я еще достойна, можешь звать меня бабушкой, — Клавдия положила свою руку на руку девочке, — ну, а если нет, то я не обижусь..

-Ну что в… ты! Бабушка!

Не сдерживая слез, девочка и женщина обнялись.

***

-Бабушка! А давай посадим еще баклажаны! Я ни разу их не ела! — Катерина указала на пакетик с сиреневыми плодами.

-Конечно, моя хозяюшка! — улыбнулась Клавдия, обнимая девочку и обращаясь к продавцу. — Нам еще пакетик вот этих семян!

-Какая у вас внучка хозяйственная! — заулыбалась продавец. — Вот бабушке радость!

-И радость, и счастье! — ответила Клавдия, забирая покупку. — Пойдем, Катюшка! Нам еще обновки к весне покупать!

Автор: Вера С.


Оцените статью
IliMas - Место позитива, лайфхаков и вдохновения!
Добавить комментарии

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

«- Снегурочка…»
«Пятая жена…»