«Жаловаться ей не на что, а хвастаться ни к чему…»

Мужу своему Антонина доверяла всегда, а иначе как жить-то без доверия. Но когда «серебрянка» его висков коснулась, охватило ее сомнение, так уж он верен, как ей кажется. И сомнение это закралось после женских разговоров, — обычно у магазина, или, как теперь называют, «у супермаркета».

— Нет их верных, — убеждала разведенная Наталья, — вот любого только помани, так и побежит.

— Ну, так и помани министра какого-нибудь, — засмеялись все, — сильно ли он побежит к тебе.

— Это я образно говорю, дурехи вы этакие, — поясняла Наталья.

— Знала я одного такого верного, — сказала Вера, и глаза ее помутнели от набежавшей влаги, — отец это мой был, мать с ним прожила, печали не знала. А мне вот не повезло.

Антонина в душе была уверена в своем Василии, и уж сильно захотелось сказать, что муж ее к таким вот верным относится, настоящий кремень-мужик, ни разу повода не дал для ревности, но вслух произнести не решилась, — кто же об этом хвастается, счастьем вслух только самые смелые гордятся. Да к тому же задумалась она, может и права Наташка, ведь бывает, отлучается из дома.

Василий устало скинул куртку, умылся, поворчал, что запчасти снова надо покупать и сообщил, что поедет в город в ближайший выходной. У Антонины екнуло внутри.

— Так и я с тобой, — сказала она.

Лицо Василия не изменилось и ни одна мышца не дрогнула: — Поехали, если надо, — как ни в чем не бывало, сказал он.

С того дня Антонина ни одну поездку не пропустила, находя причины поехать с мужем. И вскоре подозрение, что у мужа кто-то в городе есть, отпало. Зато другое сомнение вновь закралось. Василий нередко на рыбалку отлучался, — было это занятие ему по душе. Он и собирался уже с настроением, предвкушая хороший лов.

— Меня возьми! – Предложила Тоня.

Он удивленно посмотрел на нее: – Куда?

— На рыбалку!

Василий потер подбородок. – А тебе-то зачем? Дом на кого оставим? Я же на сутки.

— Сестру попрошу, за хозяйством присмотрит, — выдала заготовленный ответ Антонина.

— С каких пор рыбалка тебе понадобилась?

— А тебе разве не скучно там? Разве не хочешь меня взять, да научить рыбачить?

Василий махнул рукой, словно этим движением говорил о своем согласии: — Поехали! Но смотри: если не понравится, больше не возьму.

Горная быстрая речка заманчиво шумела, обдавая прохладой. Место Антонине показалось диким, но красивым. И пусть в рыбалке она ничего не понимала, зато уху на костре приготовить смогла отменную; Василий одобрительно ел, вставляя слова похвалы.

— Тонь, ты там не замерзла? – Беспокоился он, окликая жену, стоявшую у прохладной речки. Потом подошел, подал свою теплую куртку и обхватил жену руками. – Вот всю жизнь езжу на рыбалку, а ни разу не догадался тебя позвать, ты же ворчала на мои отлучки. А вдвоем-то хорошо получается. Это же благодать какая здесь! Поехали со мной в следующий раз!

— Ух, какой ты быстрый! Уже и на следующий раз загадываешь, подожди, дожить надо еще.

«В город ехать он мне не отказывает, на рыбалку с радостью взял, хоть и удивился, к тому же еще зовет, говорит, так веселее, — когда же ему на стороне романы крутить, если вот он – весь на виду». – Размышляла Тоня.

Через две недели, на день рождение Антонины приехали сын и дочь. Тоня заметила, как сын передал второй букет Василию, явно заказанный им заранее, потому как в деревне негде цветы взять. Василий первым сказал тост, вручив букет, привезенный сыном, и достал открыточку, в которую были вложены деньги.

— Ты сама лучше знаешь, что себе купить, так что вот тебе на подарок, Тоня. И за рыбалку отдельное тебе спасибо, обещай, что снова поедешь со мной.

— Поеду, поеду, — засмеялась именинница и даже смахнула от радости слезу.

Уже ночью, когда Тоня легла, а Василий пошел привязывать пса, который еще бегал за оградой и лаял беспрестанно, она подумала, что может ее Василий, такой немногословный, степенный, и есть мужик-кремень, но только она об этом никому не скажет, чтобы не спугнуть свою, казалось бы, ничем не примечательную, но спокойную жизнь.

Наталья, Вера, Нюра вновь стояли у супермаркета и говорили на извечную тему, где их взять верных на всю жизнь. Антонина перекинулась парой слов и, не останавливаясь, прошла мимо, подумав, что жаловаться ей не на что, а хвастаться ни к чему.

Автор: Татьяна Викторова


«Жаловаться ей не на что, а хвастаться ни к чему…»