«Забота…»

При жизни Марта Дормидонтовна не любила кошек. Она искренне не понимала, что люди находят в этих комках шерсти. Вечно орущих, линяющих, и, к тому же, царапающих руки и мебель.

Изредка выбираясь в книжный клуб, чтобы похвастать перед подругами фото из очередного путешествия, она слышала такие разговоры.

— У моего Пончика пяточки пахнут ванилью, — умилялась булочница, и на удивленные взгляды подруг важно кивала, — именно ванилью, уж я её ни с чем не спутаю! А у ваших чем пахнут? – тут же спрашивала она, и вроде бы приличные дамы непременно обещали разузнать этот важный момент.

Марта Дормидонтовна же для себя сделала вывод больше не покупать булочки у этой дамы, раз её кот лазает, где ни попадя.

— А моя Матрёшка на днях принесла четырёх милых котят, — умилялась жена грoбoвщика. Представляете, такая умница: выбрала лучший экземпляр — из красного дерева, с шёлковой подушечкой внутри. У неё замечательный вкус! И котятки просто чудо!

И дамы снова улыбались и кивали, а Марта Дормидонтовна думала о кремации. Уж лучше так, чем в грoб, потоптанный мохнатыми бестиями.

— А вот у меня попугай, — робко начинала библиотекарь, но едва Марта Дормидонтовна хотела поддержать птичницу и поведать о зелёных какаду, которые умопомрачительно передразнивают проводников на Соломоновых островах, как женщина добавила, — научился мяукать! Представляете, птица, а мяукает. К нам теперь бегают кошки — думают тут живёт их товарка.

И все многоуважаемые дамы города весело хохотали над этим случаем.

Да, Марта Дормидонтовна не любила кошек при жизни и в целом не собиралась любить их и в посмертии.

Бродя по освещённым улочкам древнего города на берегу холодного моря, она наслаждалась криками припозднившихся чаек. Слушала как поёт ветер, как шепчутся древние камни. Ведь, теперь, став призрaком, она могла услышать куда больше, чем будучи из плoти и крoви. Конечно, имелись и минусы. Ей так хотелось попробовать выпечку в маленьком кафе на берегу залива. Выпить эля во дворе замка или покормить уток в пруду.

Однако такие мелочи теперь стали недоступны.

— Ерунда, — размышляла Марта Дормидонтовна, взлетая на самую высокую башню замка, — зато раньше я бы сюда ни за что не залезла.

Облокотившись на перила, призрачная леди с упоением глядела на спящий городок. Однако её покой оказался нарушен.

— Кис-кис-кис.

Марта недовольно огляделась, мол, что ещё за кис — кис.

— Кис-кис-кис, — снова позвал тот же голос, и вот из-за поворота выбрался старичок. Такой же призрачный, как сама Марта, он шёл, слегка шаркая ногами, и звал кошку.

Заметив леди, старичок вначале смутился, а затем спросил:

— Простите, Вы тут мою кошечку не видали?

— Нет, — холoдно отрeзaла та, недовольно подёргивая плечами.

— Ах, как жаль, как жаль! – заохал незнакомец, — убежала глупая, а ведь скоро полночь.

— Что с того, отмахнулась Марта Дормидонтовна, — кошки, насколько я помню, ночные звери, вот пусть и бегают.

— Ага, — старик прищурился, — так Вы поди приезжая?

— Да, и что? – с вызовом спросила Марта, этот разговор начинал ей​ надоедать.

— Да ничего, конечно, — согласился собеседник- вас тут таких много, кто при жизни не нагулялся и теперь место себе ищет. Бесхозные, так сказать.

— Ой, сам то Вы сильно хозяйственный, — Марта вспылила, старик портил ей прекрасную ночь не только своим появлением, но и неприемлемым разговором.

— Я местный, — просто сказал дед. – Аверьяныч я, – он подождал, надеясь на ответ, но Марта решила молчать, может скорее уйдет? – да, вот, Аверьяныч, — повторил старичок как бы напоминая о самом себе. — Всю жизнь тут прожил. В замке этом смотрителем работал. А после сторожем ночным. Кошечек кормил. Их тут много и все ласковые.

— Сдались вам эти кошки! – не выдержала Марта, и уже шагнула вперёд, чтоб улететь, однако собеседник её остановил.

— Вы постойте спускаться-то, там сейчас неспокойно, — предупредил он.

— Где? – не поняла Марта.

Там,- Аверьяныч ткнул кургузым пальцем вниз.

— И что же там этакого? – съязвила леди.

— Крысы, — прямо признался старик.

— Вы же призрaк, так чего Вам бояться мышиного отрепья? – Марта расхохоталась, — я даже при жизни их не боялась, а уж теперь.

— А теперь стоит, — перебил её смотритель, — эти крысы не простые. Это королева крыс и её войско, которые несколько веков назад принесли в наш город жуткую хворь. Многие тогда не сдюжили, и, может, вовсе бы вымерли, да спасибо кошкам. Вот уж кто не побоялся с ними в вoйнy вступить, — дед гордо задрал подбородок.

— Вы преувеличиваете,- предположила Марта, хотя голос её звучал уже не так уверено. Перегнувшись через перила, она вглядывалась вниз, во двор замка, и теперь стала замечать, что тот вроде как движется. Одна за другой появились светящиеся точки и сбивались в единый колышущийся ковер.

— Видите? – Аверьяныч вздохнул, — вот они, крысы.

— Призрaки крыс – напомнила ему Марта, однако и она почувствовала неприятий холодок.

— Теперь призрaки, — легко согласился старичок, — однако раз они неживые, ну как мы с вами, то людям больше не страшны, а вот нам, привидениям…

— Что? — почему-то шёпотом спросила Марта.

— Очень, — так же тихо добавил Аверьяныч, — и уж поверьте, тут без кошек никак.

— А кошки у вас какие? – заинтересовалась Марта.

— Разные,- смотритель обрадовался проявленному интересу, и породистые есть, и двортерьеры. И умные, и ротозейки, но главное, что все он готовы защищать призрaчный город от призрaчных крыс.

— Да что Вы говорите, — удивилась Марта.

Старик промолчал, но кивнул так важно, что она поняла: тут всё серьёзно.

— Знаете, — решила вдруг леди, — я, пожалуй, пойду.

— Куда ж это? – растерялся старичок.

— Куда-нибудь подальше от ваших крыс и котов, — Марта постаралась, чтоб ответ звучал не столь жёстко, однако он всё же обидел смотрителя.

— Эх вы, туристы, — только и вздохнул Аверьяныч, и повернувшись к Марте спиной, побрёл прочь, вновь зазывая своих кошек.

Марта Дормидонтовна проводила нового знакомого взглядом, ещё раз глянула на мышиное войско, и усмехнувшись, соскользнула с башни.

Да, всю жизнь она считала себя очень храброй женщиной. Она лазила по горам и глядела на извержение вулкана. Она купалась среди акул и сплавлялась по крокодилловой реке. Она, да она много чего делала, чего бы те, важные городские дамы, любящие своих хвостатых друзей, отродясь не сделали бы даже во сне.

Может, поэтому все они в свое время стали прахом, а она так и не обрела покой? Вначале запертая в своём доме и боявшаяся одиночества. Теперь, когда дома её ждал зажжённый фонарь, а она была уверена, что Маришка не забудет об обещании, Марте хотелось увидеть ещё раз весь мир. Увидеть, обнять, а уж потом она решит, куда двигаться дальше.

С такими мыслями она добралась до улочки, ведущей к порту, и не спеша пошла по ней прогулочным шагом. Воздух пах водорослями и ночной прохладой. Вдалеке гудели неспящие погрузочные краны. Здания светились, выдавая Марте свой первоначальный облик.

Да уж, призрaчный город — это совсем не то же, что реальный. Вот, скажем, для людей этот дом разбомбили и построили на его месте нелепую пятиэтажку, а призрaки видят его таким, как он был. Красивым, с узкими окошками и покатой крышей. Или вот среди деревьев светится католический храм. Важный и величественный, с окном-розой над входом. А выглянет солнышко и что? Торчат обугленные стены, да прилеплен плакат, обещающий, что однажды храм восстановят.

Вот так, разглядывая город и размышляя о разности бытия, Марта и не заметила скользящие вдоль улиц огоньки.

Когда она опомнилась, оказалось уже слишком поздно. Призрaчные крысы заперли её в узком проулке. Окружили. Ощерились. Их глазки налились тьмой, а лапки готовы были хватать жертву.

— ФУ! – возмутилась Марта, — пошли прочь, твари!

Однако крысы не реагировали на её крики. Медленно и торжественно они начали сужать круг, готовясь напасть.

Однако Марта Дормидонтовна не желала сдаваться.

— Улечу, – решила она, и оттолкнувшись, легко, как осенний лист, взмыла вверх к плоской сияющей луне.

Увы, и крысы знали этот трюк, а потому взмыли следом. И вот уже Марте некуда деться, со всех сторон пищат в предвкушении добычи грызуны.

Женщина заметалась, стараясь вырваться из окружения, и тогда крысы перешли в атаку.

Марта Дормидонтовна только и успела, что вскрикнуть, когда первая, крупная призрaчная зверюга ринулась вперёд.

Вот в этот момент, когда Марта уже почти попрощалась с бытиём, она услышала самый замечательный звук на свете.

— Мяу! – издали клич призрaчные кошки, атакуя крысиное войско.

— Ату их, милые! – подбадривал хвостатых Аверьяныч, отбиваясь от грызунов палкой.

И кошки воевали. Они сражались за Марту Дормидонтовну, как за свою хозяйку. Все смешалось в воздухе — когти, хвосты, лапки.
Чуя, что проигрывают, Королева крыс пронзительно пискнула, и вся рать в одно мгновение брызнула врассыпную. Словно зажёгся бенгальский огонь. Прогорел и погас.

— Вы как там? Живы? – смотритель спешил к леди, и рядом с ним бежали его пушистые воительницы.

— Кажется, да, — призналась Марта дрожащим голосом. Она осторожно приземлилась на землю, и присев на призрaчную скамейку, приложила руку к грyди, — Вы меня спасли, — прошептала она, всё ещё не в силах прийти в себя от пережитого шока.

— Это не я, — отмахнулся Аверьяныч, — это кошки. Гляньте, какие умницы, знают, что про них говорю.

Марта Дормидонтовна при жизни не любила кошек. Не понимала всех этих милостей и тисканья мохнатых на руках. Но сейчас она с превеликой нежностью и благодарностью гладила призрaчных котеек и чувствовала, как те урчат всеми искрами своей души.

Рассвет Марта Дормидонтовна и Аверьяныч встречали вместе. Устроились у старого маяка и глядели, как солнечный диск выползает из холодных вод.

Кошки лежали рядом такие независимые и такие заботливые. И Марта Дормидонтовна нет-нет, а протягивала руку, чтобы погладить одну из рода фелис.

— Вы если надумаете, ещё прилетайте, — предложил Аверьяныч,- я Вам такие места покажу, а уж с какими людьми познакомлю! Тут у нас даже один князь имеется. Правда, не очень общительный, всё больше в кабинете своём отсиживается, и кошечек моих не уважает.

— Он просто не понимает, какие они хорошие, — утешила Аверьяныча Марта Дормидонтовна,- и знаете, я, пожалуй, ещё загляну к вам в гости. На обратном пути домой.

— Буду рад, — закивал старичок и слегка подмигнул Марте перед тем, как растаять под первыми лучами зари.

Марта Дормидонтовна хихикнула как в молодости и тоже исчезла. Исчезла, обнимая одну из мурлык. Потому что так важно, когда ты не один. Особенно для тех, кто за гранью.

Автор: Юлия Гладкая


Оцените статью
IliMas - Место позитива, лайфхаков и вдохновения!
«Забота…»
«Ожерелье…»