«- За них, спасибо…»

Женщина протянула руку, чтобы попробовать какую черешню продаёт этот вот высокий, загоревший человек. На базаре так принято. Берёшь черешенку и в рoт, а если понравилось, то покупаешь кило или два. Но тут вдруг кто-то ударил её по руке. Отдёрнув ладонь она уже открыла рoт, чтобы возмутиться и высказав продавцу всё что о нём думает, уйти к другому.

Но её глаза наткнулись на суровый и осуждающий взгляд красивенных кошачьих глаз. Обладателем коих был большущий серый кот. Он так и не опустил лапу. Он всё ещё держал её поднятой, как будто взвeдённый кyрoк. Всегда готовый обрушиться на неприятеля.

— Извините Бога ради, — рассыпался продавец в извинениях. — Это просто, чeрт знает что. Сколько ни ругаю его, сколько ни прошу, а он опять за своё. Охраняет, знаете ли. Он у меня по хозяйству. Очень хозяйственный кот. Собирать помогает, а потом на базаре со мной продаёт.

Продавец взял несколько черешенок и протянул их женщине, но кот. Кот встал во весь свой рост( а лежал он на прилавке рядом возле кучи черешни) и потянувшись за протянутой хозяином ладонью недовольно заворчал.

Женщина улыбнулась и спросила:

-Почем продадите?

Продавец сперва назвал цену килограмма черешни, а проследив за взглядом покупательницы рассмеялся.

-Нет, нет, что вы? Он не продаётся. Он мой друг, да и за хозяйством смотрит. Не чета псу нашему. Одно слово, правильный кот.

Женщина осторожно протянула руку и погладила большую серую голову. Кот толкнул её ладонь снизу вверх и замурлыкал. Мурлыкал он тоже серьёзно, с расстановкой и основательно.

— Боже, прелесть какая, — сказала женщина. — Ну, раз не продаёте такого красавца, то я хоть угощу его, — и она полезла в большую хозяйственную сумку, которую поставила на прилавок.

— Тетька украсть черешню хотела, — громко мяукнул кот куда-то вниз. — Знаю я этих, сами тянут руки, чтобы погладить, а черешню стырить норовят и в рот. Ничего, я тут присмотрю, а то на человека надежды никакой нет.

Из-под стола донеслось в ответ сонное иууууууу. Сонное сразу же превратилось в бодрое, когда тетька достала из сумки большую копчёную курицу. Из-под свешивающегося целлофанового покрытия высунулась голова большой рыжей собаки. Правое ухо висело, левое задорно торчало вверх и слегка назад, а глаза смотрели слегка в стороны. Левый смотрел в сторону носа, а правый вообще в небо. Вид у собаки был заспанный и она улыбалась и облизывалась, втягивая носом вкусный запах копчёностей.

Женщина увидев потешную собаку рассмеялась и постелив газетку на землю стала разрывать руками курицу. Кот спрыгнул с прилавка и потёршись о собаку тихонько мяукнул.

-Сейчас лапочка, сейчас, — ответила женщина.

-Вкусно как пахнет, — сказала коту собака.

-Очень, — согласился кот.

-Хорошая тетька, добрая, продолжил пёс. — Нас вкусным покормит.

— Какая же она хорошая? — удивился кот. — Черешню стырить хотела. А я её по руке шлёпнул. Много их тут таких хороших шляется, только головой вертеть поспевай. Знаем мы их, курицей подкупить хочет, а сама потом опять черешню стырить попытается.

— Злoй ты, нexoрoший. Злoй, прям как собака, — ответил ему пёс.

-Это всё потому, что на вас с хозяином надежды нету. Если бы не я, то у него весь товар попёрли бы.

Рыжий пёс и серый кот стояли и вкусно хрустели курочкой, а хозяин черешни рассказывал женщине.

— Он у меня с малюсенького комочка. На дороге нашел. Вырос вместе со щенком. Они у меня как родные братья живут, вот только с собаки толку, как с козла молока. Бегать, лаять, спать и птиц гонять – это да, а вот что посерьёзнее, от неё не дождёшься. А кот – тот вырос хозяином Везде свой нос всунет. За всё побеспокоится. Всё ему надо знать и обо всем своё мнение высказать. Хозяйственный мужик, одним словом.

-Тогда может продадите мне вот эту смешную собаку? — спросила женщина и погладила пса. — Очень уж она мне тоже понравилась, я с ней на дачу ездить буду, там кроме как бегать ничего и делать не надо.

-Нет, нет, что вы, — удивился продавец. — Как можно. Они же мне как дети. Я же их на руках выкармливал. Да разве мне от них что надо, лишь бы мне живы и здоровы были. Хозяйство у меня большое, только успевай поворачиваться. А вечером домой придёшь, руки ноги еле –еле сгибаются, а они рядом. Один на колени залезет, а второй руку снизу толкает. И в глаза мне заглядывают. Каждый своё говорит. А я им отвечаю.

И всю усталость, как рукой снимает и настроение хорошее вдруг появляется.

А вы говорите, продай. Я их не продам даже если не дай Бог, с сумой по дорогам придётся.

И продавец, нагнувшись, погладил своих маленьких друзей, большого серого кота и смешную рыжую собаку.

Кот посмотрел на пса и сказал:

– А всё-таки я этой тётьке не доверяю. Сейчас, я тебе говорю, пойдёт тырить черешни. И он запрыгнув на прилавок улёгся рядом с кучей черешни и строго посмотрел на женщину.

— Спасибо вам, — сказала женщина и купив несколько килограмм спелой красной сладкой черешни пошла дальше.

-За что спасибо то, — удивился продавец ей в след.

Женщина остановилась и повернувшись кивнула головой на пса и кота.

— За них, спасибо.

Она давно уже скрылась в толпе. А продавец всё ещё стоял задумавшись. Он никак не мог понять, за что его поблагодарили?

Рыжий пёс и серый кот его семья, как и жена и дочки. И за что тут благодарить?

— Вот ведь странные какие покупатели бывают, честное слово, — говорил он коту гладя его по спинке.

А тот не отвлекаясь ни на минуту строго смотрел за проходящими тётьками и дядьками. Ишь как их тут много, глаз да глаз нужен, а то всю черешню потащат.

О как…

Автор: Олег Бондаренко


«- За них, спасибо…»