«Я так переживаю за твою сестру…»

-У Агаши сын родился! Я так счастлива, так счастлива! Подумать только, мы его ждали 10 лет! Радость какая! Сейчас мы с отцом едем к ним на квартиру, срочно обои переклеим, кроватку новую купили, собрать надо, зятю помочь, чтобы уже выписали и пришел мой внучек долгожданный во все готовое, новенькое! Агаша неважно себя чувствует, уже решили, что я буду первые дни у нее «на подхвате»!

Мама тараторит по телефону, такая счастливая за сестру, я за Агату тоже рада. Но к этому чувству примешивается горький осадочек: меня так не поздравляли, рождению моего сына так не радовались. А через три недели, по уверениям доктора, мне рожать второго малыша.

И нет, не было ремонта в детской 5 лет назад, ни кроваток новых мои родители не покупали и «на подхвате» у меня не дежурил никто, а ведь первый мой малыш появился на свет с помощью кесарева: лежал неправильно.

-Проблемы у нее, — мама была расстроена, когда 9 лет назад выяснилось, что у моей старшей сестры Агаты возникают трудности с зачатием, — старались, потом проверяться пошла, а тут такое известие.

Агата к тому времени была уже год замужем, ей исполнилось 26 лет, а мне было 22 года, я институт заканчивала. С тех пор началась эта эпопея под названием: «Я так переживаю за твою сестру».

-Никита же не железный, — рассказывала мама, — подождет, да и уйдет к другой, к той, что сможет родить. Так мне дочку жалко! Так жалко!

Муж сестры спокойный и домовитый, никуда уходить не собирался, но мама так переживала, что начала помогать сестре буквально во всем.

-Сейчас быстренько ипотеку их закроем, — мечтала мама, — чтоб уж, когда наконец получится у Агаши родить, то долги за душу не тянули. Что ты! какая сейчас свадьба! Да и деньги на лечение нужны, Агаша нашла научный институт какой-то, там прямо чудеса творят! У Агаши проблемы, не до свадеб, не до расходов теперь нам!

Мне было 24 года и я собралась замуж за Игоря. Ничего, пережили, расписались, посидели с родней. С родней со стороны мужа. Моя мама «посидеть» на свадьбу младшей дочери так и не пришла.

-Не могу, — заливаясь слезами сказала она мне, — не до веселья. Мы так надеялись, что на этот раз аист прилетит, а опять такое горе. Ну о чем я могу думать сейчас? Какие мне сейчас праздники!

Отец пришел, поздравил и быстро ушел: горевать вместе с мамой. Агаты с мужем у нас тоже не было.

-Ну вот, — вместо поздравлений услышала я в ответ на известие о моей первой беременности, — почему одним все так просто и легко, а Агаша так страдает?

-Когда же у Агаши-то получится?! — трагически запричитала мама по телефону, когда я позвонила ей из роддома, очнувшись от наркоза и став мамой первого сына, — Ну что за невезение!

-Мама, — сказала я, не стерпев, — а порадоваться за меня, за то, что у тебя теперь есть внук, ты не можешь?

-Я рада, — вздохнув, выдавила из себя мама, — просто мне так больно за Агату, так обидно.

Мы с Игорем тогда тоже были ипотечниками и мужу в декрете пришлось нелегко: брал подработки, мы экономили, однажды никак не могли свести концы с концами и я попросила у мамы в долг.

-Дам, — сказала она, — но только на пару недель. Агаша в санаторий едет, отзывы уж очень хорошие, там новомодное физиолечение, может быть поможет и у меня наконец появится мой долгожданный внук!

Я брать денег на две недели не стала, не была уверена, что смогу отдать вовремя, Игорь тогда у старшего брата перехватил. Естественно нашу ипотеку нам гасить никто не помогал, все деньги шли на лечение сестры. А оно упорно не помогало.

-Знаешь, — сказала мама однажды, когда мы с мужем и двухлеткой-сыном были у нее в гостях на 8-е марта, — вы уж не приводите к нам своего сына. Понимаешь, Агаше (сестра с мужем тоже была в тот день у мамы) так тяжело смотреть на вас, на ваше счастье. Я же вижу, как она на мальчика смотрит, у нее такая тоска в глазах. Вот-вот заплачет. Не води, я сама к твоему мальчику буду приходить.

Так мамин первый внук стал «моим мальчиком». Приходила к нам мама сама. Три раза, на день рождения к «моему мальчику». Как повинность отбывала, дарила подарок и все щебетала о том, как ей хочется, чтобы Агаша подарила ей карапуза.

9 месяцев назад Агаше удалось забеременеть. Узнала я об этом оригинальным способом, когда позвонила маме сказать, что мы с Игорем ждем второго ребенка.

-Да? Это ладно! Мы не хотели никому говорить, но сейчас вроде бы уже можно: Агаша беременна! 3 месяца уже! Все нормально, врачи уверяют, что на этот раз она выносит и родит! Никита счастлив, отец аж прослезился, когда узнал. А я и вовсе на 7-м небе: наконец-то у меня будет внук!

То, что у мамы уже 5 лет как есть внук, а я звоню, чтобы рассказать, что буду мамой вторично — пустой звук! Наконец-то у Агаши получилось.

-Давление, — я позвонила узнать, как у мамы дела, — да нет, не у меня, у Агаши! Переживаем сильно, ее в больницу увезли, мы врачам денег дали, чтобы уж уход был за ней.

Агата была тогда на 8-м месяце, а я в больнице лежала на сохранении, но мне об этом рассказать мама не дала, а я ведь звонила попросить, чтобы мама забрала моего сына к себе: Игоря посылали в командировку. Выручила меня жена деверя, спасибо ей огромное. Мама о том, что ее младшая дочь рисковала потерять второе дитя так и не узнала.

И вот теперь это! У Агаши получилось.

-Не поеду, — решила я, — ни на выписку, ни домой к сестре. Она племянника игнорировала 5 лет, ей на него смотреть было больно. И видеть танцы моей родни с бубнами вокруг долгожданного внука от ненаглядной Агаши я не хочу. И второго рожу — не скажу, даже звонить не буду!

-Ну как так? — Ирина, жена деверя, смотрит на меня с сочувствием, — Может теперь уж мама успокоится?

-Не успокоится, — говорю, — теперь будут рассказы о том, как Агаша кормит, как устает, как ей тяжело, как у маминого долгожданного внучка колики, зубики, газики. А кого я рожу и как — на этом фоне уже никому не интересно!

-Ты уж давай, не раскисай, — гладит меня по руке Ирина, — а уж соберешься в роддом, сразу же нам звони, я заберу племянника, и потом помогу, прорвемся.


«Я так переживаю за твою сестру…»