«-Я помогала, а ты…»

Пожалуй, надо рассказывать с самого начала. Была у нас нормальная семья, разве что на старте мы жили в более удачных обстоятельствах, чем многие. Мне сейчас 31 год и пять лет назад я вышла замуж за Максима. Муж старшем меня на 2 года. К тому времени, как создать семью, работали оба, мне от отца, который с мамой был в разводе, досталась двушка.

-Сдай ее, — предложила мама (дело было едва мне исполнилось 20 лет), — все равно пока учишься, деньги будем копить, машину купишь, отложишь.

Мама справедливо рассудила, так и сделали, к 25 годам я купила себе не новую, но вполне сносную машину, остаток денег потратила на ремонт после арендаторов. Мы с Максом тогда как раз встречались и дело шло к свадьбе.

-Ой, как хорошо, — сказала при знакомстве мама Макса Елена Леонидовна, — и самостоятельная невеста, и жить есть где. Не придется по съемным клоповникам бегать и ипотеку брать.

Максим тогда жил с мамой, водить машину он не умел и не стремился. Зато медовый месяц мы провели за границей: жених полностью оплатил поездку.

-Неудобно чувствовать себя примаком, — объяснил он, — квартира твоя, пусть хоть с меня будет путешествие. И на предстоящий твой декрет у меня отложено.

Между нами были горячие чувства, так что я и не думала, что живем у меня, что муж — примак. Отложено на декрет у Макса оказалось не так уж и много: купить мебель для маленького и еще чуть-чуть. В декрет я ушла через 2 с половиной года после свадьбы.

-Нам наверное экономить придется, — погрустнев заметил муж, когда Алине исполнился год, — у нас на работе сокращения, боюсь, что и меня они коснутся.

Чего боишься, то и происходит. Через 2 месяца Макс писал резюме, ходил на собеседования и всякий раз без толку.

-Соглашайся уже на что-нибудь, — я волновалась: до полутора лет мне еще как-то платили, а скоро не будут, что тогда? — потом будешь выбирать и присматривать что-то получше и поближе. Сейчас вопрос о выживании стоит.

-Ну на что я соглашусь? — сетовал супруг, — Ездить за копейки к черту на кулички? Или охранником идти на те же гроши? Надо затянуть пояса, потерпеть, в конце концов, машину можно продать, потом купим.

-А ты ее покупал? — говорю с обидой, — Чтобы продавать-то? Самое последнее дело продавать.

Максим обиделся: упрекнула. А я все думала, а что если бы ипотека была? Или жилье съемное? Падать на шею к одной из мам?

-Ну что? — спрашивала моя мама месяца через 2, — Нашел зять что? Или дома сидит и горюет, что далеко, что не по специальности, что платят мало?

-Нашел, — говорю, — у черта на рогах, платят маловато, но хоть что-то.

Муж действительно за неделю до этого устроился на работу: уезжал рано, приезжал поздно.

-Копейки, но я ищу, — говорил он, — Все, как ты хотела. Нет, есть не буду, устал жутко, а завтра снова затемно еще вставать и ехать на работу.

-Умел бы ты водить, — пожалела я супруга, — было бы проще, сел за руль и поехал, не надо делать 3 пересадки.

-И отдавать половину и так маленькой зарплаты за бензин? — усмехнулся муж, — нет уж.

Через 2 недели муж принес аванс: 15 тысяч. Еще через две недели почти такую же получку.

-Раньше 50 казалось мало, — усмехнулся Максим, — а сейчас ты и тридцатке рада.

-Конечно рада, — говорю, — ты 4 месяца вообще денег не приносил в семью!

Месяцев 8 продолжалась такая «адская», как говорил муж, работа: с утра до ночи, да еще и за копейки, и с дальней дорогой. А потом Максим нашел себе другое место. Повеселел: рядом и платят 50 тысяч с небольшим, и коллектив вроде бы хороший.

-Боюсь сглазить, — говорила я маме, — но дела у нас пошли на лад.

Как же я ошибалась! Прошло еще месяца 2.

-Маму на пенсию проводили, — Максим явно нервничал, — вот человек еще полон сил, а ему говорят — не нужна. Как же это несправедливо.

Елене Леонидовне 58 лет. Да, пенсионный возраст сейчас повысили до 60 лет, но и раньше на 2 года уйти — беда невеликая!

-Ты бы могла на работу выйти, — предложил мне муж, — а мама будет сидеть с дочкой. Мы бы ей доплачивали к пенсии немного…

-Твоей маме до нас добираться далеко, — говорю, — да и какая нужда мне на работу выходить? Жилье есть, ты работаешь. Досижу, как положено. немного же осталось.

А через неделю к нам в субботу Елена Леонидовна приехала.

-Я к тебе, — сообщила мне свекровь, — с серьезным разговором. Было вам трудно — я поддержала, а теперь вы должны меня поддержать.

Оказалось мама мужа в тот момент, когда он не мог найти работу, просто оформила кредит под довольно высокий процент. И 8 месяцев платила ему «зарплату». 15 тысяч аванс и 15 тысяч получку!

-То есть, — хлопаю глазами, — Максим уезжал к Вам и целый день там сидел, а потом мне врал, что устал, что вымотался? И так 8 месяцев?

Я вспомнила все: вранье мужа про нелюбимую работу и 3 пересадки в один конец, его ссылки на усталость, когда просила помочь по дому, дочку, которая почти не видела папу. Он же уезжал, когда она еще спала, а приезжал, когда она уже спала. А мой дражайший муж отсыпался у мамочки? И брал от нее деньги, чтобы принести в семью «заработанное»?

-Но ты же его пилила без конца, — упрекнула свекровь, что еще нам оставалось делать? Я брала на 2 года, думала, что успею отдать, работала же, а сейчас с пенсии мне не выкрутится. Никак. Поэтому давай думать. Можно же сдать мою квартиру, я временно у вас поживу, с внучкой буду сидеть, ты на работу выйдешь — так и рассчитаемся поскорее!

Теперь я живу одна. На алименты подала на себя и на ребенка. Муж? Муж живет у мамы, помогает ей отдать кредит. Мне на работу скоро, проживу. Возвращать Максима я не намерена.

-Я помогала, а ты…- с горечью сказала свекровь, — как можно быть такой неблагодарной за то, что я делала, у всех бывают трудности.

Помогала? Прикрывала вранье сына? К лешему такую помощь! Слов нет. Я бы и пожила вместе с Еленой Леонидовной в моей квартире, и на работу бы из декрета раньше вышла, если бы возникла необходимость. Безвыходная ситуация — это болезнь тяжелая. Тогда надо помогать. А когда здоровый лоб 8 месяцев у мамы борщ с пампушками наворачивает и везет домой кредитные деньги, это что?


«-Я помогала, а ты…»