Взрослые

Сразу за новостройками полоса изуродованной земли. Выравнивали почву тракторами и в отвал ссыпали строительный мусор и поломаный инвентарь. Закопали оба пруда, большой и маленький. От большого осталась одна глубокая лужа где скопились бычки-ротаны. Мальчишки вылавливали их, набивали ими садки, пакеты, ведерки и тащили в дальние пруды на опушке леса.

Это была наша акция по спасению природы. Благородно и весело. Единственное пилить далековато, да и рыбок в ведрах слишком много.

— Ротаны живучие. Выживут.- Говорит мне Андрюха, снимая с крючка очередную рыбку.

— И всех выживут. — Смеется маленький Костя — шутник.

— Ротаны уходят к лесу, — Говорю я. — А нам куда деться?

— В смысле? — Еще одна рыба на крючке, Андрей сосредоточен и деловит.

— В том смысле, что эту площадку забетонируют .

— Здесь будет большой магазин, говорят. И стоянка для машин. — Костик всегда в курсе подробностей жизни района. — Ничего, стадион зато построят.

— Это дело. — Андрюха кивает. — Насаживая нового червяка на крючок. — А на рыбалку будем на опушку ходить.

— Далековато. — Мне жалко наши пруды, на которых прошло все детство. — Да и не только в этом дело. Я конечно попытаюсь запомнить, как здесь все было, но все равно забуду…

— А что тут запоминать?

— Ну, вон там был крутой берег. Деревья росли. Осенью весь пруд был в желтых и ораньжевых листьях.

— На том берегу — Добавляет Костя,- Жорка мясник утонул. Никогда этого не забуду.

Андрюха смеется:

— Отличные воспоминания. Но спорт площадка лучше.

— Тарзанка была… И ротанов много.

— Ротанов мы спасем. — Говорит Андрей. Он человек действия. Ему чужды наши с Костиком сантименты. — Ерунда все.

Он, конечно, прав, мы по максимуму спасем сорную рыбу, переселив ее в дальний пруд. Стройки это естественно и правильно.

Я смотрю на Костика и вижу в его глазах тоже сожаление о нашем пустыре с прудами, как и у меня.

Здесь мы бегали и играли в вoйну и индейцев. Здесь зарыты и благополучно збыты наши клады и секреты. Здесь катались на коньках зимой и купались летом. Здесь никто не следил за нами и можно было жечь костры и печь картошку… Да мало ли…

— Я мечтал, что когда-нибудь здесь построят конюшню. — Вдруг говорит Костик. — Здесь для лошадей есть место. Можно было бы ухаживать и кататься…

— Ладно. — Андрюха почему-то злится. — Хватаем ведра и поперли к лесу. Сколько рыбы мы сегодня спасли. Видел бы кот Васька — повесился.

Мы хохочем. В детстве все вопросы, кажется, имеют ответы и любые проблемы временны и разрешимы.

По пути к дальнему пруду мы рассуждаем о цене и качестве фотографий с голыми тетками, которые нам продает один старшеклассник. Дорогова-то, но и вещь-то ценная…

Еще не начался вечер. После рыбалки нас ждет футбол во дворе…

— Да — говорит Андрюха. Видно, что даже он обескуражен. — Похоже кот Васька будет счастлив.

Мы стоим недалеко от дальнего пруда и смотрим на то, как и этот водоем засыпает трактор. Видимо здесь тоже построят магазины, дома, или что-то другое.

Я смотрю на Костика. Он вот-вот заплачет. Я же не хочу плакать при Андрюхе. Сдерживаюсь.

— Ну чего разнюнились? Мы уже взрослые. Съездим на реку, на электричке, как-нибудь… — говорит Андрей и добавляет, — А пока, сливайте воду из ведер. Пошли домой. Васькино счастье…


Loading...
Взрослые