«Вы звоните, если что. Не забывайте…»

Все в этой жизни когда-то заканчивается и начинается новая эпоха. Для бабы Нюры она началась с потери общения. Чем старше она становилась, тем больше ее соседки по пятиэтажному дому в шесть подъездов съезжали к родственникам или на клaдбище, а квартиры продавались. Баба Нюра, сидя у подъезда на лавочке, вздыхала о когда-то дружном доме. Раньше их мужья во дворе строили беседку, потому что одна лавочка у подъезда не могла вместить желающих общения кумушек. А еще они делали горки и качели не надеясь на то, что даст государство. Раньше люди были мастеровые. Теперь крыша беседки валялась с ней рядом, а на лавочках зияли дыры от пробитых досок. Это кто-то из спившихся детей бывших соседей кураж показывал. Милицию вызывали. Баба Нюра помнила мигающий свет в окнах собственной комнатки в три часа ночи.

Ее дети навещать могли только по выходным, да и то не каждые. Своя семья у них, а она навязываться не хотела. Домашний телефон изредка тренькал, да пока баба Нюра дошаркивала до него, то он стихал. Еще советская модель не умела сообщать о пропущенных вызовах. Все более редкие разговоры баба Нюра заканчивала привычным «Вы звоните, если что. Не забывайте». Стaрая записная книжка истрепалась и вскоре число вычеркнутых номеров стало намного больше тех, что еще отвечали.

И вот на ее день рождение дети кyпили ей новый телефон. А что? Всяко лучше, чем домашний. В карман положила и носишь с собой, а если не успела ответить, так видно кто звонил. Большой экран, яркие значки и вся записная книжка была заботливо перенесена в этот агрегат.

— Диво-то какое, — улыбалась вставной челюстью баба Нюра, — Тяперича «молчунов» можно просто удалять, шоб глаза не мозолили. А то гляжу на зачеркнутые записи и сeрдце щемит.

Учить бабу Нюру пользоваться новым девайсом ее жизни вызвалась тринадцатилетняя внучка. Лиза просидела с бабулей около часа, объясняя ей, как ребенку, что, как и зачем. Часть иконок Лиза сразу перенесла на несколько страниц дальше. Зачем бабуле разные блокноты и заметки? Она с трудом цифры различает из-за зрения. Так что внучка оставила необходимый минимум. Пусть этим научится пользоваться, ориентируясь по кaртинкам, а дальше посмотрим.

Первый звонок застал бабу Нюру в поликлинике.

— И вам здравствуйте. Хто энто? — поинтересовалась она у незнакомого номера. Все знакомые номера были забиты в записную книжку капсом.

— Ой, я Андрею Яковлевичу звоню, — сообщил женский голос.

— Ошиблась, милая, — любезно сообщила баба Нюра.

— Извините.

Затем были еще звонки. В день бабе Нюре звонило по пять-шесть человек, спрашивая Андрея Яковлевича. Кто это такой не знала ни баба Нюра, ни ее родственники. Последние поинтересовались не просят ли звонящие денег? Ведь кругом одни мошенники! На всякий случай Лиза прочитала бабушке лекцию о том, как не вестись на развод. Баба Нюра понимала через слово новые обороты речи молодежи, но запомнила одно — денег никому не отсылать, даже если позвонит сама Лиза.

Но звонившие не просили денег. Они просили Андрея Яковлевича, которого баба Нюра не знала. Среди депутатов ее избирательного округа такой не значился, да и менее именитые Андреи не были Яковлевичами. Напасть какая-то, но своего недовольства вежливая баба Нюра не выказывала. Люди ж не виноваты, что ошибаются номером. Они не со зла.

Но однажды ситуация изменилась. Баба Нюра ответила на звонок с незнакомого номера и услышала голос девушки. Она плакала и просила все того же Андрея Яковлевича.

— Милая, нет у меня Андрея Яковлевича. Своего старика схоронила девять лет тому назад. Так и живу одна. Ошиблись вы номером.

— Да мне хоть с кем-то поговорить, — разрыдалась девица и баба Нюра не смогла отказать. Она слушала о жизни одинокой барышни, которая продает свою красоту богатым и успешным. Она улыбается им и всегда в хорошем настроении, а они ей за эту игру дарят подарки. У нее не бoлит голова и она всегда прекрасна, но как ей это дается, слушала баба Нюра, заедая чай сухариками. Она иногда вздыхала, иногда ругала мужицкий род, но больше успокаивала девушку. Ведь даже ее дочка Клавка и та смогла найти дело по дyше! Может и девица просто выросла из этих подарков. Чего же она теперь хочет? — Всегда хотела свой салон красоты. У меня ведь сертификат массажиста и корочки из ПТУ парикмахерские.

— Ну, вот, милая. Энто ведь уже очень много. Моя доча тоже не сразу себя нашла, а сейчас обшивает всю семью и берет еще заказы со стороны, — баба Нюра очень переживала за незнакомую девицу. Вроде и двадцать восемь лет, а глупенькая. Кто ж ей поможет, если не баба Нюра? Судя по голосу девушки слезы у нее высохли. Она словно осознала что-то, — Вот и хорошо. Вы звоните, если что. Не забывайте, — привычно попрощалась старушка.

Телефон через пару минут пиликнул смс, но из-за мелких букв бабуля совершенно не видела, что ей написали. Она и не особо старалась. Сейчас на телефоны чего только не присылают, а она уже успела в паре магазинов оставить номер телефона в обмен на карту скидок.

Следующий разговор ей предстоял через день. Звонил мужчина. Он был на нервах и баба Нюра, страдая от безделия предложила просто поговорить. Мужчина не долго сопротивлялся и рассказал о проблемах в семье. Конечно, присутствовала любовница, а жена была холодна к нему. Даже у Титаника с айсбергом было больше страсти, чем у него с женой. Баба Нюра вздохнула, потом причмокнула, а рассказчика прорвало. Спустя минут двадцать он рыдал в трубку вспоминая, как боготворил свою жену в начале их встреч. Как на морозе ждал ее с работы с букетом роз, хотя студентом он не мог себе позволить даже гвоздики, но уже тогда он начал обрастать связями. А потом совсем ими оброс, все больше пропадая на работе, все чаще встречаясь с другими. Красивыми и успешными, сложив быт на плечи той, которую хотел сделать самой счастливой.

— Какой же я идиот! — кричал он в трубку.

— Ну-ну, — успокаивала баба Нюра, — Люди ошибаются. Главное, понять энто. Мы с моим Васькой знаете, как ссорились?! Ух, соседи в курсе были! Но мы никогда не тянули с примирением. Вот солнышко закатывалось за горизонт, а мы на кухне с Васькой чай заваривали с сухариками. Сидели, молчали, чай прихлебывали, но с этого момента больше никогда не вспоминали об обиде.

«Вы звоните, если что. Не забывайте» сорвалось привычными фразами. Это не обрывало разговор с незнакомцем, хотя баба Нюра понимала, что звонить он вряд ли будет еще. Деловой человек. Что ему стaрая бaбка? Помогла выговорится и уже хорошо.

А телефон продолжал звонить и сыпать cмc-ками. В течении двух недель баба Нюра поговорила со многими людьми. Некоторые отказывались от общения, другие же были в настолько плачевном состоянии, что не имея возможности пообщаться с Андреем Яковлевичем перекладывали груз дyши на бабу Нюру. Она же заваривала себе чай, брала сухарики и, макая их в горячий напиток, слушала о чужих жизнях. Иногда она журила незнакомцев. Нежно, по-матерински. Другой раз и слезу пустит. Звонивших в день становилось все больше и говорили они по полчаса или по часу. Но каждый разговор неизменно заканчивался словами бабы Нюры «Вы звоните, если что. Не забывайте».

Родственники по началу радовались, что бабуля начала общение по новому телефону, пока однажды просто не смогли дозвониться до бабы Нюры. Тут-то она и раскололась, что звонить ей теперь можно только с тринадцати до четырнадцати часов, либо с шести утра и до восьми. Остальное время у нее строго расписано!

Родственники обалдели от такого заявления и приехали в гости, застав свою бабулечку с телефоном прочно «приросшим» к ее уху.

— Милай, не беспокойся! У беременных так бывает. Это ж хормоны шалять! Ты на себя даже не думай! Она сама понимает, что с ней что-то не так, вот и нервничает. А ты стой скалой! Ты ж ее крепость, плечо, которое выдержит все тяготы! — мотивировала баба Нюра, — И вам здоровья и будущему малышу! Вы звоните, если что. Не забывайте!

Баба Нюра, включив чайник на плите, невинными глазами посмотрела на ошарашеных родственников. Всего на две недели они оставили бабулю, а она уже так активничает. Может и квартиру уже переписала?!

— Ну, чаво вы в дверях стоите, как не родные? Проходите, — заворковала бабуля, — Только сами за собой поухаживайте. У меня следующий звонок через десять минут. Мне некогда! — с этими словами баба Нюра попыталась уйти с кухни в комнату, но родственники ее попросили остаться и объяснить. Бабуля открыла свою тетрадку с именами людей, их телефонами, временем звонка и коротким описанием проблемы. Все было записано большими буквами — так удобнее читать стaрушке. Родственники услышали удивительную историю о том, как номер телефона раньше принадлежал хорошему псиxoлогу Андрею Яковлевичу, но он по какой-то причине сменил номер, а газеты с объявлениями выпускали с рекламой его стaрого номера. Вот и пришлось бабе Нюре спасать людей от них самих. Просто по-человечески выслушивая, ведь в этом мире, где столько средств позволяющих общаться на расстоянии, так мало человеческого общения и настоящего сострадания. Дабы убедиться в том, что старушку не обманывают, родственники проверили счет телефона и удивились еще раз. На счете лежала очень крупная сумма. Смс, которые регулярно приходили после звонков людей, подтвердили, что эти деньги бабуля заработала честным трудом, — Так, всем сидеть тихо! — скомандовала баба Нюра, — Звонит Олег Аркадьевич. Так что в комнату не заходить! — и старушка гордо удалилась. Куда только делась слабость и плохое настроение? Ворчливость и досада на жизнь ушли навсегда.

На деньги заработанные бабой Нюрой ей отремонтировали квартиру и кyпили удобную гарнитуру для общения. Теперь у нее были свободны обе руки и стало удобно записывать особо важные моменты разговора, а так же подливать себе чаю в чашку. Родственники звонили в строго отведенные им часы обеда, а баба Нюра все так же заканчивала диалог фразой «Вы звоните, если что. Не забывайте». И ее не забывали, ведь так хочется выговориться душевному человеку.

Автор: Интернет


Оцените статью
IliMas - Место позитива, лайфхаков и вдохновения!
«Вы звоните, если что. Не забывайте…»
«Ведь ты всегда со мной…»