«Потерянная дочь…»

-Вы девочку не видели? Маленькую такую? Верой зовут — вот уже как час Люда бегала по всему району. Люди качали головой и сочувственно говорили — Нет. Не видели — Люда забежала в кабинку таксофона, дрожащими руками набрала рабочий телефон мужа — Боря, у нас Верочка пропала. Я на минутку отвлеклась и она изчезла. Я уже все обегала, нет нигде. Что сделать? В милицию идти? Ага, сейчас побегу. И как я раньше про это не подумала. А ты когда приедешь? Скоро? Я ждать буду — И глотая слезы, пошла к местному отделению, по пути спрашивая — Вы девочку не видели? Маленькую такую? —

Тот кошмарный день, Люда старалась не вспоминать. Хоть и прошло уже двадцать лет, но боль не утихала. Верочку так и не нашли. Искали все и родные и незнакомые люди. Девочка, как в воду канула. Муж ее бросил. Не простил ей потери дочери. Люда даже в психбольнице лежала полгода из за нервного срыва. Когда слышишь от следователя в сотый раз — По статистике — трудно остаться вменяемым человеков.

Потом позже, Люда старалась в подробностях вспомнить тот день до секунды. Боря ушел на работу, Верочка проснулась. Она покормила ее кашей, убрала квартиру. Посмотрела в окно, день был чудесный. Светило солнышко, на небе не облачка. Она одела на Верочку сарафанчик, который сама и сшила, косыночку и взяв ведерко с лопаткой, вышли во двор . Верочка дошла до песочницы и деловито стала лопаткой ковырять песок. Люда села на лавку и оттуда наблюдала за дочкой.

Ее внимание отвекли два маргинала, которые спотыкаясь, шли, поддерживали друг друга. Один упадет, другой поднимает. Но ничего не получается и он валится на того, которого хочет поднять. Это было смешно. Люда даже хихикнула, зажимая рот ладошкой. Отсмеявшись, она повернулась к песочнице. Дочки не было. Как не было, ни ведерка, ни лопатки. Люда в надежде, что дочка пошла к качелям, побежала туда. Нет. Как назло и бабулек, которые на лавке сидят и все видят, не было. Девочка изчезла среди бела дня, как дым. Позже вроде нашли одну свидетельницу, которая якобы видела, какую то женщину с похожим ребенком. Но сколько ее не искали по приметам, так и не нашли.

Хотя родные и близкие спустя год, не верили, что Верочка вообще на этом свете, Люда сердцем чувствовала другое. Ей даже советовали в храм сходить и свечку за упокой поставить. Но она не верила и всегда все эти годы, ставила только за здравие и молилась о том, чтобы хоть раз в жизни увидеть своего ребенка.

Потекли годы надежды, разочарования и вновь надежды. Люда к кому только не обращалась. Обошла всех, кто традиционно или нет, занимался поиском пропавших людей. Но все без толку. — Смирись уже — говорил Володя, мужчина с которым она жила уже лет пять. Они познакомились на приеме у одного специалиста, которого все хвалили. Но и он не смог помочь Люде, хотя и пообещал скорую встречу с пропавшей дочерью. А Володя там был по своим причинам. Люда даже и не интересовалась. В Володе ее привлекло одно качество, он мог слушать и сопереживать. Они не расписывались, просто жили, два одиноких человека, которые нашли друг друга. Она знала, что он был когда то женат и у него есть дочь, но причины развода, Люда у него не выпытавала. Володя с дочкой общался, но только вдали от дома. Люда не хотела и не могла, морально, знакомиться с его дочкой.

И вот как то из дней он попросил устроить его Машу на работу. Она нехотя согласилась. Она работала на небольшой фабрике по пошиву мягких игрушек и как то обмолвилась, что у них есть вакансия. Работа была не сложная, набивать игрушки синтепоном. Оклад небольшой, зато стабильный.

Маша ей не понравилась. Слишком накрашена, слишком вызывающе одета. Люда тогда еще подумала «Моя бы Верочка, другая была» Но ничего не поделаешь, ведь обещание надо держать. Помогла устроится девушке и постарась с ней не контактировать. А Маша как назло, все к ней — Людмила Петровна то, Людмила Петровна подскажите — И она, открыто показывая, как ей неприятно, помогала. Женщины — коллеги даже удивлялись, ее неприятию. — Хорошая же девчонка. Чего ты с ней так? — спрашивали. А она даже самой себе не могла обьяснить, почему. Наверное потому что у Маши был такой же возраст, как у ее Верочки.

Наступили жаркие дни. Все сбросили уже надоевшие кофты и куртки. Маша в тот день пришла в открытом сарафане. — Красивый наряд — скупо похвалила Люда — И тебе к лицу — Маша зарделась от удовольствия — Вам правда нравится? Сама сшила — и покружилась. Подол приподнялся и Люда на бедре девушки увидела родимое пятно. Сердце ее заколотилось, во рту пересохло и она с волнением спросила — А что это у тебя за там пятно? — Маша расмеялась и приподняв платье, сказала — Вы тоже заметили? Из за него всю жизнь мучаюсь. Это сейчас оно бледного цвета, а раньше красно — синие было. Помню мама раньше рассказывала, что все думали, что это синяк. И в больнице часто подозревали, что она меня бьет — Люда глубоко вздохнула, ей надо было подумать.

Дело в том, что у ее Верочки было точно такое же пятно. Она родилась с ним. Ни у кого не было в их роду, а у нее было. И ее тоже часто спрашивали, откуда у ребенка синяк. Чтобы не с бухты — барахты, решила расспросить для начала Володю. Он бесхитростно рассказал. Оказывается, что жена его родила, когда он в плавании был. Он тогда часто в загранку ходил. Дочку видел урывками, зато деньги привозил регулярно. Он и женился только ради нее, Машки. Жена у него, тогда уже странная была . Все время боялась, что он ее бросит. Машка до трех лет, болела сильно, а потом как отрезало. Он помнит, что за полгода до ее трехлетия, когда он уезжал, дочка сильно болела, а когда вернулся, по дому бегала вполне здоровая девочка. Он привез ей огромную куклу, а она потискав ее для приличия, не выпускала из рук ведерко и лопатку для песка.

У Люды задрожали руки — А больше ничего необычного не было? — Он удивленно на нее посмотрел и задумался — А знаешь, было? Жена ее например обнять хочет, а Машка вырывается. Кричит — К маме хочу — Мы еще смеялись, вот у ребенка фантазии. Решила, что у нее другая мать имеется — Люда спросила — А расстались почему? — Он засмеялся — Ну ты мне прям допрос с пристрастием устроила. Ну ладно, скажу. Я когда на берег сошел окончательно, дома осел.

Раньше, как то не приглядывался особенно, а тут замечать стал. Жена странно вести себя стала. То плачет, то смеется. То прощения у кого то просит, то оправдывается перед кем то. Машка ее бояться стала и все время у мамы моей жила. Потом выяснилось, что больна она и довольно давно, просто раньше в легкой форме все протекало. Она уже много лет в клинике лежит. Мы с Машкой ее навещаем время от времени. Но зрелище увы, безрадостное. А ты почему спрашиваешь? —

Тут уже Люда не выдержала и рассказала ему про родимое пятно. Володя долго не мог поверить в такое совпадение и говорил, что Люда все придумывает. Не могла его жена так поступить. И если это правда, то где же его дочь?

Но результат ДНК оказался положительным. Маша оказалась, потерянной много лет назад Верочкой. Что было с Людой, Володей и Машей. И недоверие и отрицание и наконец радость. Все выяснилось потом. Володина дочь изчезла неизвестно куда, одна соседка припомнила, что Лиза, так звали жену Володи, как то обмолвилась, что дочь ее на небесах. Но через три дня, она Машу гулять водила в парк. Соседка и подумала, что женщина просто пошутила и не придала этому значения. А у Лизы выпытать что то оказалось бесполезно. Она или не помнила или не хотела говорить. И привлечь ее по закону не получилось, она и так была уже наказана.

А Люда, теперь уже законная жена, вместе с Володей воспитывают уже свою дочь, общую. И не важно, что она по крови родная только Люде, Володя ее отец, во всех смыслах этого слова.


«Потерянная дочь…»