«Всю жизнь семьей жила…»

Когда Людмилу привезли домой, надо было видеть лицо мужа. » И за что мне это?» без труда прочитала она все эмоции на его лице. Ну правильно, ведь Люда за ним все двадцать лет, как за малым дитем ходила. А тут нате вам жена парализованая. Как ей сказал правильно врач — Вы сердце свое износили — Так оно и есть, всю жизнь семьей жила. Детей поднимала троих поднимала как могла. Работала, всю жизнь на двух работах.

Люда детей воспитывала одна. Муж первый рано ушел. Выпивоха по жизни, от ханки и загнулся. Для Люды которая и так тянула семью одна, ничего не изменилось. Даже легче стало без обузы. Которая только и знала пить, да скандалить. Но главное она сейчас точно знает, она упустила детей. Из за постоянной работы, она упустила время . Когда им нужна была ласка, она измотанная, от них просто отмахивалась.

Вот они и привыкли решать свои проблемы сами. Ведь как она тогда рассуждала. Сытые, одетые и ладно, а телячьи нежности ни к чему. Сама росла от подзатыльника до окрика. И ничего выросла. Хотя если положа руку на сердце, мать свою она уважала, но большой любви не испытывала. И как уехала от нее в восемнадцать » взамуж», так и видились раз в год и то не всегда. И на прощание не поехала, отговорилась работой.

Все это она передумала, лежа в больнице. Когда видела, как к соседкам по палате приходили мужья и дети. Смотрела и завидовала до слез, до спазмов в горле. У нее только муж забегал. Бросал на тумбочку обязательных три яблока и апельсина и дежурно спросив, как дела, убегал. А дети? Что дети. Старшая Любка с семьей, где то далеко на Севере. Обещала приехать, но что то не торопиться. Средний Мишка сидит. Как в молодости обокрал с дружками соседей , так до сих пор и катается. Выйдет, с годик отдохнет и опять туда. Люда всю жизнь посылки шлет и на свиданки ездит. Сейчас уже отьездила, куда ей теперь.

А младшая Машка, та в папашу своего пошла. Как связалась с Митькой алкашом в восемнадцать, так и пустила свою жизнь под откос. Родила двоих детишек и считай своими руками их государству и отдала. Последний раз приходила, денег просила, без слез не взглянешь. Тридцать пять, а выглядит на пятьдесят. Опухшая, без зубов, старуха старухой. Люда ее уже и ругала и лечить предлагала. Но та осклабилась беззубым ртом и прошипела — Поздно, мамаша, раньше надо было, когда мне помощь твоя нужна была. А сейчас поздно — Знала Люда, что и в этом она виновата была.

Когда ее с Павлом познакомили, Люда сразу поняла, вот судьба моя. Подтянутый, наглаженый и не пьет почти. К тому же и дети его не испугали, взял с тремя. Правда в наличии тогда только Машка была. Любка замужем, а Мишка как раз срок отбывал. Павел тогда без жилья остался, бывшая его оттуда поперла. Люде бы насторожиться за что. Но истосковавшаяся без мужчины женщина, об этом не думала, влюбилась.

А Павел оказался так себе человеком. Нет он не пил запоями, за собой следил и даже работал. Просиживал штаны в каком то заштатном институте вахтером. Получал копейки, которыми делиться даже с Людой не захотел. И постоянно болел. Всем подряд. Да таким артистом был, закачаешься. Люда понимала, что симулирует, но он так стонал, что она бегала вокруг него кругами. Эгоист, до корней волос. Вот тогда то и ушла Машка к Митьке, потому что матери не до нее было. Она в это время Павла выхаживала.

За что, Люда уже у Господа не спрашивала. Она оказалась плохой матерью и плохой бабушкой. Когда у Маши детей забрали, опека ей предложила их забрать. Павел как узнал, заголосил — Я наскрозь больной, мне покой нужен. А они бегать будут и лезть везде. Выбирай, или они или я — И Люда выбрала его. И даже не навестила ни разу.

Когда ей стало плохо, Павел испугался. Вызвал скорую и даже с ними поехал. У Люды оказывается инсульт случился. Говорить она не могла, ходить тоже. Долго держать не стали и домой отправили. Муж есть, дети тоже, пусть ухаживают.

Павла хватило на месяц. А потом собрав вещички он сбежал. Даже попрощаться не зашел. Хорошо, что дверь открытую оставил. Соседка увидела и социальную службу вызвала. Теперь к Люде работница с опеки приходит. Ухаживает. Покормит, памперс сменит и вперед.

Так что плачет Люда теперь целыми днями, а что сделаешь? Кому жаловаться? Только и остаются мысли бесконечные и копание в себе. Самое худшее в этой ситуации одно, это время. Которое не повернуть назад и не исправить свои ошибки. А в будущем только одинокая старость и больше ничего.


«Всю жизнь семьей жила…»