«Всё ради тебя…»

Был теплый, осенний вечер. Правда туманный, о таком говорят, как молоко. Капа, как обычно гуляла с мамой и большим рыжим котом на поводке. Муфаса с гордостью вышагивал впереди девочки, искоса поглядывая на прохожих. Люди останавливались, хихикали и тыкали в него пальцами.

— Кота на поводке не видели, — бурчал Муфаса – люди, они и есть люди! Что с них возьмешь!

И он еще больше вытягивался вверх, чувствуя свое умное превосходство.

Троица углублялась в парк Шевченко, а вокруг них сгущался туман. С каждым шагом становилось как то жутковато. Капа взяла маму за руку и подтянула поводок.

— Давай к морю не пойдем, тут погуляем?

Мама остановилась. Свет от фонарей далеко не расходился, как будто на столбы накинули толстую марлю. Вот и в жизни у нее так, как под марлей. Кот потянул поводок в сторону клумбы.

-Отпусти его, в туалет хочет, — машинально сказала мама.

А девочка, не подумав, отстегнула поводок, и умный кот рванул к кусту.

Возле куста терся какой то местный пес – доходяга, и Муф аккуратно его обошел и шмыгнул под другой. А там рылся большущий серый кот с рваным ухом. В другой раз Муфаса погыркался бы с ним в удовольствие, сегодня как то хотелось побыстрее все сделать и к Капе назад. Он побежал к следующему кусту через дорожку.

Когда Капа с мамой поняли, что кота рядом нет, а они уже дошли до Маразлиевской, остановились и растерянно стали всматриваться в туман.

— Муф, Муфаса, Муфа, — истерически орала девочка.

— Стой, не беги, где я тебя искать в этом тумане буду! Не дергайся, он же кот, найдет нас по запаху.

Мама сама не верила в то, что говорила, судорожно прижимала плачущую Капу к себе. Было уже окончательно темно.

— Завтра тумана не будет. Выйдем рано утром и найдем его. Никуда он не денется, а может за ночь сам домой придет.

— Нет, ну нет же, его искать надо. Он домашний, ручной, его забрать могут или обидеть, — всхлипывала девочка.

Муфаса вернулся на то место, откуда ушел по делам, но тут никого не было. Быстро побежал вперед, они явно где то здесь. Уткнулся в скамейку, под ней вкусно пах кусок шаурмы. Он побежал дальше, остановился, прислушался, тишина аж звенела в ушах. Быстро вернулся к скамейке и растерянно присел.

— Меня, что бросили?

Мысль давно назойливо крутилась в голове, а теперь резанула, как бритва по горлу. Муф попятился под скамью, стал каким то малюсеньким, малюсеньким, перед этим большим, туманным и одиноким миром. Кот вжался в ножку скамьи и глухо завыл.

Ночью вдруг сорвался ветер, все перевернул в парке, разогнал туман и успокоился дождем. Капочка смотрела в окно и тихо плакала, представляла, как ее Муфику холодно и мокро и какой он несчастный сейчас там в ужасном парке. Так и уснула на подоконнике.

Рано утром на аллее появились бегуны с собаками. Муфаса сидел там же под скамейкой, дрожал от холода и вздрагивал от всех звуков.

— И что теперь делать, где я буду жить, кто меня будет кормить?

Он разговаривал сам с собой и не заметил подошедшего пацана. Тот нагнулся и выпустил прямо на Муфа мелкую, белую собачонку. Она пронзительно гавкала и пыталась цапнуть его за ухо. И он побежал, большой рыжий кот убегал от мелкой собачки, а гнусный пацан удовлетворенно ржал на весь парк.

Конечно, Капа с мамой не нашли Муфика на следующий день и не в какой другой день, это было бесполезно, его нигде не было. Девочка устала переживать и слез больше не осталось. В дом пришла тоска, Капа отказывалась, что либо делать, ходить в школу, даже вставать с кровати. Пришлось обращаться к специалисту за лечением. Тот посоветовал сменить обстановку. Мама сдала квартиру арендаторам и они уехали к бабушке.

Муфаса убежал далеко от скамейки, прямо к морю. Забился у стены за мусорным баком. Ему повезло, это была кафешка, работающая круглогодично, а повар любил котов. Муф не был голодным, ночевал в зале, ночью там же ни кого не было. Обзнакомился со всеми в округе и с тем серым котом с рваным ухом тоже. И все же сердце ныло, часто ему казалось, что он видит Капу. Муфаса подбегал к девочкам и начинал радостно тереться, как правило, его просто отгоняли, но и палкой пару раз огрели тоже. Так прошел год.

Осенний вечер был таким же теплым, как и год назад, может даже еще теплее. Капочка шла с мамой гулять в парк. Тумана не было, все аллеи сияли от света фонарей. На руках девочки шевелился черный комочек – это был Тимон, Тим, маленький котенок. Мама наблюдала за дочерью и радовалась, что все позади, плохое отступила и девочка согласилась взять другого кота.

— Пошли к морю, и Тим там пороется на песке?

— Пошли, тумана же нет.

На Ланжероне было достаточно много людей, теплый вечер выгнал всех из квартир набираться здоровья.

— И чего вам не спится.

Как обычно ворчал Муфаса. Он заметил девочку на песке и грудь сдавило. Стал крутиться на одном месте, пойти не пойти, потом снова расстраиваться, скорей всего это не она. Пошел, медленно, часто останавливался, присматривался, принюхивался. И вдруг рванул к ней, прижался всем телом и заглянул в глаза.

Капа аж упала на руки от толчка сзади. Она сидела на корточках и играла с котенком. Большущий, рыжий, всклокоченный кот с разбега уткнулся в нее, сбил с ног и пристально уставился прямо в глаза. На рыжей морде белая клякса, начало хвоста в белом кружечке и эти янтарные, любящие глаза. Это же, это же он.

— Мама, мама, он меня нашел!

Капочка кричала так пронзительно, что все люди на пляже резко обернулись в ее сторону, а мама бросила стоять в очереди за картошкой-фри, и рванулась к дочери.

— Он меня нашел, — шептала девочка сквозь слезы, прижимая к груди двух котов, большого рыжего и мелкого черного.

Домой шли очень быстро. Мама несла Тимона, Капа Муфасу. Несла сама, не смогла ни кому его доверить, а кот цепко впился когтями в ее куртку, на всякий случай, так надежнее. Дома его тщательно вымыли, напоили теплым молоком и как обычно он лег спать с девочкой. Тимон теперь будет жить в маминой комнате, хозяин тут он, Муфаса, и правила его.

Среди ночи Муф вылез из-под одеяла и прыгнул на подоконник. За окном шел дождь, под фонарями блестели желтые листья. Как то екнуло в душе о покинутом поваре, кот за год привязался к нему. Муфаса обернулся на кровать, там спала она. Вот ради, кого он выживал все это время, весь этот год. Кот тихонечко проскользнул под ее руку, Капа сонная сильно прижала его к себе. И Муф обмяк, замурчал, что то мокрое потекло по морде, это хозяйка плакала во сне от счастья.

Автор: Екатерина Яковлева


«Всё ради тебя…»