«Всем хотелось безмятежности и продолжения ощущения радости…»

— Юля, так зачем нам к вам ехать, везите Владика в деревню и решён вопрос.

— Мам, давай мы обсудим с Сашей и решим.

Юля с мужем собирались в отпуск, хотели слетать на море, уже присмотрели себе тур, но… с ребёнком какой отдых. Владику уже шесть, глаз да глаз нужен. Очень шустрый мальчик, скоро в школу.

Два года подряд молодая семья проводила на море вместе, но в этом году решили отдохнуть без сына. Юля с мужем уже давно стали подумывать о втором ребёнке, но всё никак не получалось. Решили, что отдых будет лучшим лекарством.

— Последняя зима перед школой, а потом и вовсе не увидим ребёнка, не привезёте к нам внука, будет учёба, дополнительные занятия, — голос матери задрожал.

— Мам, ну не начинай. Я поговорю с Сашей, и мы решим. Возможно, отправить Владика к вам — это лучший вариант.

***

Последний раз бабушка с дедушкой видели внука в три года, когда Юле нужно было лечь в больницу и все домашние хлопоты легли на родственников.

Сами Антонина Семёновна и Георгий Ильич сейчас к дочери ездить не решались. #опусы Сначала автобус, потом поезд или самолет, потом нужно брать такси, на общественном транспорте долго добираться до нового микрорайона. Пожилым такой трудный путь уже казался чем-то непреодолимым, поэтому и предложила мать другой вариант — отправить внука в деревню.

Муж долго не думал. Да и что думать — не с чужими людьми остаётся сын. Но понятная тревога в душе всё же была. И у Юли и у Саши. Привык мальчик в городе.

Больше всего Юля боялась момента расставания. Но Владик, спокойный как отец, всю дорогу до деревни просидел в планшете и не особенно вдавался в подробности, что происходило вокруг.

— А природа здесь какая, а воздух! Отдохнёшь! Друзья новые появятся, будете на санках и лыжах кататься. Там в сарае мои лыжи где-то были…, — Юля вся погрузилась в приятные воспоминания, прикрывала глаза и жмурилась, а Владик и не слушал мать, игры захватывали всё его внимание.

Бабушка встретила гостей, как и полагается: пирогами, блинами, оладьи тоже на всякий случай испекла, вдруг оладушек кому захочется. Тепло встретились. Подарки, объятия. А вечером Юля уехала.

Владик оторвался от экрана только вечером. Поужинал и опять в экран.

Бабушка лишь покачала головой. Но приставать и одёргивать ребёнка в первый же вечер не стала. Приметила только, что внук похож на отца: и фигурой и лицом, а вот разрез глаз, да цвет волос от матери взял.

Влад долго не мог уснуть, ворочался. Всё было непривычно. Новые звуки и шорохи будоражили юный ум и не давали сомкнуть глаз: догоревшие полешки в печке шуршали о чём-то своём, слышны были звуки ночного ветра, и, только когда кот Мурзик пришёл в кровать, Владик уснул.

Утром проснулся рано — бабушка уже командовала на кухне. Но вставать мальчику было лень, и он вновь взял в руки планшет.

— Ба, что-то интернета совсем нет, где у вас коммутатор, вай-фай есть?

— Владик, проснулся? Не вставай, холодно пока. А что это за штуки такие? У деда спроси.

— Для интернета.

— А, так нет у нас такого. Ночью метель была, вот с вышки и выдуло ваши интернеты. С дедом на почту сходите, там есть.

Владику не терпелось встать и сходить туда, где имелся доступ к всемирной паутине.

Бабушка приготовила завтрак. Они втроём поели. Владик всё спешил, откусывал большие куски свежего хлеба, варенье хватал ложкой и громко отпивал чай.

— Добавки? — спросила бабушка.

— Не-е-е-е, я поел. Деда, когда уже пойдём на почту?

— Так почта сегодня с десяти, а только семь, — развела руками бабушка. — И дела у деда до обеда, а после и пойдёте. Ты, Георгий, санки достань, Владик не дойдёт, поди.

Внук округлил глаза.

— В смысле не дойду? На саночках не поеду! — возмутился внук.

Дед рассмеялся.

— Ты чего, Тоня, он же взрослый уже!

Владик молча кивнул.

— Сами решайте? — обиделась бабушка.

Время до обеда тянулось очень долго. Наконец, дед велел внуку одеваться. Бабушка Тоня принялась охать и трястись как неваляшка, когда увидела тонюсенький комбинезон внука.

— Давай я тебе свои рейтузы дам и кофту. Есть у меня короткая, — бабушка полезла в шкаф.

— Ба, зачем?

— Холодно же, совсем раздетый.

— Это же на-но-техно-ло-гии. Специальная ткань и утеплитель. Тепло мне, — внук схватился за рукав, уверяя, что ему будет не холодно.

— Нет! Или оденешь или не пойдёте, заболеешь, мне перед матерью отвечай.

— Ноябрь месяц на дворе, морозов нет ещё.

— Морозов нет, есть ветер. Это у вас в городе тепло, а у нас холодно. Нет.

Дед пожал плечами, а Владик покорно стал расстёгивать комбинезон.

До почты дошли быстро. В обветшалом здании было жарко. Дед подошёл к одному из окошечек и что-то спросил у женщины, сидящей по ту сторону.

— Нет, брат, интернета, а когда будет, никто не знает.

Владик чуть не расплакался. Вчера он не доиграл в свою любимую игру, а сегодня нужно было открывать волшебные ящики. Мобильный интернет так и не появился.

— Пойдём домой, — позвал дед внука.

По дороге им встретился деревенский мальчишка. Он поздоровался с дедушкой и кивнул незнакомому мальчику.

— Ты бы, Коля, зашёл к нам, с Владом поиграть.

Мальчик остановился вновь, осмотрел Влада с ног до головы и, чуть прищурившись, спросил:

— Городской?

— А что? – вмешался в разговор Владик, засунув руки в карманы.

— Ничего, — веснушчатому Кольке понравился незнакомец, и он махнул на прощание.

— Зайду, Георгий Ильич.

— Ну вот, теперь тебе не будет скучно.

И полетели дни. Колька теперь каждый день приходил к дому Григорьевых и звал Влада на улицу.

Уже давно починили интернет в деревне, но Владу было не до компьютерных игр. Он бегал с деревенскими ребятишками, играл с ними в дворовые игры, иногда приходил домой: розовощёки, голодный, готовый съесть бабушку вместе с дедом, быстро обедал или ужинал, менял рукавицы и убегал.

Потом приехала мать, а уезжать Владу уже не хотелось. И он пообещал друзьям, что приедет на новогодние праздники.

— Я вижу, деревня пошла тебе на пользу, — высказалась мама, когда они с сыном вернулись в город, — Выходит, деревня – лучшее лекарство от интернетной зависимости и лишнего веса. Влад только рассмеялся в ответ. Теперь он мало увлекался играми на планшете, а много гулял во дворе, читал интересные книги.

Декабрь перешагнул за свою половину и Влад всё чаще начал спрашивать о том, когда он поедет к бабушке с дедушкой. Мать пожимала плечами, всё чаще ходила грустная. Забеременеть у неё так и не получилось после долгожданного отдыха.

— А вы все вместе приезжайте, дочка, хотя бы на недельку. У нас такая погода, а воздух такой, что никакие моря не нужны! — уговаривала бабушка.

И вновь старики встречали дорогих гостей пирогами. На печке в сковороде скворчал растопленный жир. Именно на нём жареные пироги выходили пышными и особенно вкусными. Влад от души чмокнул, чтобы не подавиться слюной. Запах жареных пирожков нельзя было ни с чем перепутать.

— Давайте к столу, — радовалась бабушка, — Владик, сегодня Николай приходил, спрашивал тебя, а ты ещё не приехал.

— Да, баб, — набивая рот пухлым тестом, отвечал внук, — мы с Колей договорились, но я не учёл часовые пояса. Договорились на завтра теперь.

Утром, Владик встал с бабушкой, быстро позавтракал и убежал.

— Мам, куда это он? — Юля выскочила из комнаты взъерошенная, только проснувшись.

— Не волнуйся, к другу побежал, отдыхайте, поспите ещё. Мы с отцом пойдём баню готовить, немного снег поскребём, мешать не будем, — мать улыбнулась дочери открыто и подмигнула.

— Ма-а-ам, — махнула дочь.

День пролетел незаметно. Юля с Сашей помогли по хозяйству родителям, днём жарили шашлык. Владик прибегал, ел и опять убегал с друзьями. Вечером топили баню, долго сидели за столом, вспоминая счастливые моменты. И так радостно, в такт разрывающему деревенскую тишину смеху, потрескивали в печи поленья, и посматривал с кресла кот, отвыкший от непрекращающегося шума. И завывал в трубе ветер и гонял у окошек снег, словно огорчаясь, что нет его за столом, рядом с собравшимися.

И побежали дни в заботах, труде и отдыхе. И дышалось так легко и глубоко, и не было суматохи и бешеной скорости жизни. Все получали свою дозу лучшего лекарства.

А потом закончились выходные и праздничные дни и дочери с мужем и сыном нужно было уезжать. А это не хотелось больше всего. Всем хотелось безмятежности и продолжения ощущения радости.

***

— Мам! — кричала в трубку Юля через месяц, — мам, — плакала она в трубку, — я беременна!

— Рада, доченька, счастье то какое!

Вот такое оно лучшее лекарство.

Порой излечивает то, что не купишь ни за какие деньги, ни на каких морях не найдёшь. А всё почему? Потому что оно своё, родное, лечит душу, а через неё и тело, даёт пищу для ума и залечивает раны, пожилым — радость встречи и ощущения того, что они нужны и не забыты, и конечно, позволяет избавиться от зависимости.

Автор: Наталья Сысойкина


Оцените статью
IliMas - Место позитива, лайфхаков и вдохновения!
«Всем хотелось безмятежности и продолжения ощущения радости…»
«Слова, которые изменили мою жизнь…»