«Все ее барские замашки остались в прошлом…»

Постояла на крыльце, послушала. Тишина. «Проголодается, встанет» подумала она и пошла на огород грядки полоть. Там и дала волю слезам, пока никто не видит. Это перед внучкой она лицо держит, а на самом деле внутри все болело. Дочку, она проглядела. Не заметила, что Люба ее выросла эгоистичной и злопамятной. Вроде и не баловала сильно, спуску тоже не давала. Но получилось то, что получилось.

Когда то давно Вера сделала большую ошибку в своей жизни. Выгнала своего мужа и отца своей дочери. Михаил был у нее хорошим семьянином. Вокруг даже завидовали. Вера, учительница младших классов, не знала с какой стороны к скотине подходить. Это потом ее жизнь научила. А так все Миша делал. А у нее бесконечные тетради, да педсоветы. Сама она была из города, приехала в село по распределению. Сначала хотела отработать положенный срок и уехать обратно. Но Миша, такой красивый и нежный, спутал все ее планы. Только из за него, она осталась здесь в селе. А со временем так привыкла, что уезжать отсюда уже не хотелось.

Они поженились, хотя ее родители были против. Интеллигенты в четвертом поколении, не приняли зятя. Им он казался слишком простым и не очень образованным. Они Верочку свою всегда прочили за сына своих знакомых, Павлика. Но Вера девушкой была упрямой и всегда добивалась своего. Она решила, что со временем родители ее Мишу примут таким как он есть. Но увы, не случилось. Они принимали их как дорогих гостей, особенно когда внучка родилась, но морщились видя Мишу.

Так вот, когда Любе было лет десять, Миша изменил Вере. Сама она не видела, но ей об этом рассказали в подробностях. И даже указали на разлучницу. Вера насмешки за спиной терпеть не стала и выставила Мишу из дома. Хотя он ей клялся, что ничего такого у них не было. С Надей, той женщиной, он прожил всего лишь год . А потом два инфаркта подряд. Так и не вернулся из больницы. Веру до сих пор точит вина, ведь она из за гордыни своей, ни разу его там не навестила. Хотя, как потом Надя, по селу языком мела, что он до последнего ее ждал.

Дочь после школы уехала в город. И с каждым ее приездом, Вера с сожалением отмечала, что Люба изменилась. А когда сказала, что замуж выходит за человека старше ее на тридцать лет, за голову схватилась. Стала убеждать Любу, что нельзя так губить свою молодость. На это дочь цинично заявляла, что выходить по любви не модно, а по расчету в самый раз. Тогда Вера ей сказала — Я не хочу видеть, как ты жизнь свою ломаешь. И поэтому в этом балагане, под названием свадьба, участвовать не буду — Люба просто пожала плечами и уехала. Получилось, что навсегда. Вера даже не знала, что у нее внучка есть, пока из опеки не позвонили.

Оказалось, что дочь с зятем попали в аварию в горах, где отдыхали. Нюшу они с собой тогда не взяли , решили отдохнуть вдвоем. А Вере о несчатье ничего не сообщили, ведь никто из их окружения не знал, что у нее есть мать. А опека подняла все документы в поисках родных девочки, тогда и выяснилось, что у нее бабушка родная есть. Так Нюша и оказалась в ее доме.

Вера вытерла слезы и пошла в дом. Нюша даже не вставала. Вера посмотрела на нее, сердце сжалось, но она взяла себя в руки и строго сказала — Анна, ты же уже взрослая девочка, неужели нельзя встать и привести себя в порядок? — Девочка надула губы — Я Нюша, так меня зови. И буду лежать до тех пор пока ты мне одежду не подашь и завтрак — Вера посмотрела на часы и усмехнулась — Так уже обед. Но ты мои условия знаешь и я садиться себе на шею не дам — Нюша помолчала немного, потом нехотя сказала — Показывай свой курятник — Вера сдерживая смех, любовалась потом на внучку, всю в перьях и помете и без яиц.

Так шаг за шагом, Вера перевоспитала внучку. К своим восемнадцати годам, она с легкостью могла и грядки прополоть и за коровой навоз убрать. Все ее барские замашки остались в прошлом. Но Веру все равно беспокоит одна ситуация. Ведь у Нюши, как у наследницы, приличные деньги на счетах имелись . Сама Вера, как опекун, оттуда ни копейки не взяла, они жили только на пенсии. Ее, да Нюшину. А вдруг большие деньги, опять ее девочку испортят? Но надежда все таки есть, ведь не зря все эти шесть лет, она вкладывала в нее столько сил.


«Все ее барские замашки остались в прошлом…»