«Вот и верь поговоркам…»

В народе говорят: первая жена от Бога, вторая — от людей, а третья …

Я всегда была вторая! Что ли у меня не хватало чего-то быть первой?

У первого своего мужа, я была второй женой. Уж не знаю, решили ли они в первой семье свои внутренние проблемы. Похоже, что нет. Потому что, когда он мне достался за ненадобностью для первой, он не хотел быть помощником и другом в решении многих ситуаций, которые только через взаимность и можно решить!

Проблемы очень скоро полезли из всех возможных щелей. И как мы их решали — это отдельная песня. Но суть этой песни такая: каждый из нас решал их по-своему, т.е. по — его! И они даже обсуждению не подлежали!

— Если ты хочешь, прислушайся ко мне, но будет так, как я сказал! И все!

Между друзьями хотя бы выслушают обе стороны! Но мы ведь не друзья, а ячейка общества, в которой муж главный, вот и слушайся его! Я согласна, конечно! Потому что люблю его, люблю детей и его сына от первого брака, и всех наших родственников и хочу быть им всем нужной.

И такая «дура»! Глупая овечка! Он красивый, он умный, он мой Бог! Наивная «дура»! Он много работает, трудится для блага всей семьи! Опять таки «идиотка»!

Он художник! Значит больше трех часов в день стоять у станка не в силах, а весь остальной, неимоверно длинный для меня без него день с раннего утра, когда дети начинают плакать, активизируется весь наш полный людей дом, и до позднего вечера, когда все уже улеглись.

А его все нет. Я уставшая на кухне у разогретой плиты засыпаю, в ожидании его, чтоб прижаться к нему всем телом — родной мой ты пришел!

Накормить, напоить, услышать, как прошел его день, чем же таким важным он занимался весь этот день без меня. А потом уткнуться в его кудрявую бороду и заснуть.

В блаженстве! А он совсем не хочет тратить время на ласки и на нежные слова, и борода его пахнет прокуренной мастерской, и тем, сколько там было выпито, переговорено с друзьями, подругами… сколько общения на таких тусовках происходит.

А моя душа плачет всю ночь, не реализовавшись, без общения с ним, с его искусством, с его жизнью, с его устремлениями.

Ну, и все, конечно, пошло под откос. И должно было так случиться, что пришел другой.

И опять я была у него второй женой! Уже немного уставшей от жизни, но все такой же щедрой и открытой, немного пострадавшей, но все такой же легкой и богемной!

Он же тоже свои проблемы решал, свои задачи строил!

А я ему в детстве была дана еще ребенком. Он был нянькой в нашем дворе, среди сосен и песков, на такой дальней окраине города, где построили военный завод и городок для работников. Он меня с детства выделял, лелеял и полюбил тогда, когда я это еще оценить не могла.

И вот теперь он пришел ко мне! Ко мне, взрослой женщине, с тремя детьми, с мужем — художником, и пасынком, сидящим в тюрьме.

Какие письма я ему писала! Страсть какая-то сумасшедшая, желание слияния. Как у подопытных мышей, которые до бесконечности жмут кнопку, соединяющую клеммы проводов на точке удовольствия, пока не умирают.

Так было и у нас. Он пришел ко мне вовремя.

И захлестнула такая волна, на гребень так подняла нас, что, если это не любовь была, то, что же? Постоянное желание близости и общения!

Недолго музыка играла! Не хватило некоторых составляющих!

Для него были! Эти все составляющие, для него я вписалась с детства в память сердца, в поэтическую часть его души!

Там властвовала я безоговорочно, безраздельно и в поисках той детской меня, он исколесил пол Союза, искал в каждой женщине что-то от меня.

И находил. Его женщины учили и любили, и он их любил и учил!

А я не находила для своего сердца такого, чтоб все! И точка!

А первый у меня же был, Первым! Так что он от Бога?

А второй от людей? Показал, как жить среди людей? Отлично показал!

Значит, первый был от Бога. Показал, над, чем работать, что усовершенствовать, к чему стремиться, что смирять:

— Ты смирись и тебе сразу станет легко!

Второй от людей! Я его так и воспринимала, как социум!

Вернее, нет! Защиту и опору от социума!

Только для него я была мечтой!

Он хоть и женился на первой не на мне, все же я первая в его сердце вошла, ко мне он и стремился, и охранял, и оберегал, но и учил, как тут не потеряться, научиться управлять реальностью в виде машин, недвижимости, денег, работы…

Я за ним поспевала только учиться, то на брокера, то на водителя, то на бухгалтера, пользователя оргтехникой, ну, все, что для бизнеса подойдет и пользоваться плодами цивилизации и технического прогресса.

И странно!

Первый, тот, что якобы от Бога, взваливал на меня неподъемный одной быт, воспитание детей, самоустраняясь, как лидер и помощник.

А второй, нет! Облегчил мне все по жизни. С ним все было легко, потому что вместе, но, по-земному, по-дружески.

А для души? Только вначале, когда наговориться не могли!

Он меня жалел и учил, чтоб выросла в глазах людей, детство свое оставила, наивность и доверчивость спрятала в дальнюю ящик и, стала, как все.

А ведь и не получилось, да, и не могло же получиться, как все…

Перекос…

А, Третий, говорят, от дьявола, от черта, от сатаны…

Ну, вот, он и пришел на Новый Год. За пол часа до моего конца.

Ну, да! Я уж решила, что все! То, что нужное я должна была сделать в этом мире, уже произошло.

Со своей душой контакт установлен, более, здесь ничего не держит.

Смерть не страшна, всего лишь переход на другой уровень.

И с радостью можно уйти.

Зачем же он пришел? Если он от дьявола?

А Бог куда смотрит?

Для него я тоже вторая. Но он-то для меня какой?

Уж сколько в поиске своем, я претерпела всяческих взлетов и падений, радости и унижений!

Сейчас мне дан, тот, что разделен был со мною N — веков назад. И вот теперь не станет ли мне скучно?

Что мы теперь будем с ним делать, когда все для чего пришли наши души на эту Землю, свершилось?

Наступил наш Рай, наш Золотой Век!

Значит, так было показано в начале пути:

Что будет он художник — есть!

Что будет светлая личность — есть!

Что ответственен и плодовит — есть!

Заботлив, вдумчив, ласков и нежен — Да!

А главное, что важно для меня, для моей жизни, знает куда идти!

Мне с ним хоть на край Земли, хоть за край. И все равно, куда и зачем, лишь бы с ним, и всегда!

И ведь не сразу бросился в мои объятия.

Он вспомнил свою мечту, и только тогда разрешил себе посмотреть в мою сторону.

Тонкое строение его первой семьи держалось на его верности и любви! Когда жена его разлюбила, любовь рухнула, как империя, без идеи.

Теперь мне положено напоить его земной любовью, чтоб знал он, что Рай на Земле. И все мы, вырывающиеся к звездам, находим свой рай на Земле!

Я — Земля для него! Может в этом моя миссия?

Я готова с ним на все!

На все безрассудства мира! На Любовь!

Это ли не самое большое безрассудство? Причем, необъяснимое, для всех!

Вот и верь поговоркам, раз такие есть исключения!


«Вот и верь поговоркам…»