«Видно, он все-таки пристроился…»

Светлана один раз «прикормила» … Ей было около тридцати – молодой специалист, врач – пусть в маленькой и провинциальной больнице, но очень увлеченный, неравнодушный человек. Попросили в местном медтехникуме прочитать несколько лекций – по этике и деонтологии, если не ошибаюсь – подменить преподавателя.

Прочла. Медсестрички слушали и конспектировали внимательно. В группе фельдшеров – почти одни парни. Шутили, паясничали, пытались флиртовать.

Один – влюбился. Остальные завали его Пельмень. Взгляды, записочки…

Света уже забыла о студентах. Но у них началась практика

Пельмень попал в ее отделение… Простой, не слишком умный… Размазня – говорят о таких. Говорил, что после учебы поедет в родное село – работать фельдшером. Светлана заранее переживала за его пациентов – Пельмень путался в кругах кровообращения и не отличал пиелонефрит от гломерулонефрита.

Но – начали общаться. Парень (ему было 20) был влюблен. В общем, привлекателен – высокий, светловолосый. Тоненький, как подросток – ничего мужественного… И поведение – детское какое-то.

Узнал телефон – начал звонить, писать смски. Чувств своих юношеских не скрывал, наоборот. О себе рассказывал охотно. Мама и папа в деревне. Деньги и продукты ему каждую неделю высылают. Здесь – снимает комнату у алкаша. Шумно, конечно, и плохо пахнет… Зато дешево.

Алкаш ушел в крутое пике и Пельмень не смог попасть домой. Ночь провел в подъезде. Вечером – та же история. Дверь закрыта изнутри, не попасть.

«Светлана, а можно, я у вас переночую?»

Почему не у однокурсников? Угадайте. Его не любили, подсмеивались. А в Светлану – он влюблен. Знает, что она одна. Знает, что добрая. Не страшно попросить.

Пустила. Ночь, еще ночь и день… Неделя.

«Что, все-то пьет? Все еще не можешь туда попасть? Может, пора искать другую комнату?»

Искать? Да, конечно, оно бы и надо. Да он же Пельмень… И заплачено там до конца месяца – мама с папой больше пока денег не дадут – они бедные.

А тут – ему удобно. И сама Света глупость несусветную сотворила…

Отпраздновали с девочками юбилей коллеги. Вернулась навеселе. А тут Пельмень – ухаживает. Все произошло… У него – в первый раз…

Проснулась. Стыдно, противно… Мерзко вспомнить безволосое тонкое тельце… Но ничего уже не изменить.

А Пельмень – счастлив. Решил, что они теперь пара. Набралась же сил, сказала – это ошибка. Ничего не будет. Ищи квартиру и уходи. Нет – тянет время…

Из техникума позвонили: почему такой-то на занятия не явился? Боже, она-то причем?

Еще узнала – сосед-то, у которого Пельмень комнату снимает, давно оклемался

И родители посылки шлют. Он туда – на обед, деревенских продуктов покушать, а потом к ней – жалостливыми глазами смотреть.

Хватит. Подошла – он играл в компьютерную игру, на ее компе.

«Надо поговорить!»

«Да подожди! Ну вот, из-за тебя проиграл!» — смотрит раздраженно.

«Собирай вещи и убирайся»

«Куда? Уже темнеет… Я что-то не так сделал? Ну, прости…»

Коровий взгляд… Как же раздражает… «Куда хочешь – у вас в группе больше двадцати человек, на улице не останешься. Ты не искал квартиру. Врал. Играл, не ходил на лекции. Спал и ел. Тебе высылали родители деньги – ты их тратил. Ты – не мой мужчина. Ты – не мой ребенок. Ты мне даже не родственник. Собирайся»

Фигурка с баулом уходила в темноту…

«Подожди!»

Бегом обратно: «Я знал, что ты передумаешь!»

«Нет. Ты забыл вернуть мне ключи»…

Прошло несколько лет. Светлана ушла из медицины – нашла другое занятие, по душе и денежнее

Как-то пришла с двоюродной сестрой в больницу – ту оформляли в стационар. В приемном покое – толпа. В открытую дверь кабинета Света увидела Пельменя. Он лениво раскладывал пасьянс на компе.

«Сашка! Там дед на каталке тебя полчаса ждет! Что ты за пельмень – ни дома от тебя нет толку, ни здесь! Паразит, навязался на мою голову!» — это звала Пельменя одна их медсестер – плотная женщина лет сорока…

Видно, он все-таки пристроился… Ну, хоть в село не уехал – людей лечить он вряд ли смог бы…


«Видно, он все-таки пристроился…»