«Вечная жизнь…»

– Дедушка, а ты помнишь какую-нибудь историю своей молодости?

– Нуу… Есть у меня одна.

В глазах подростка, сидящего в кресле напротив старика, заплясали искорки азарта. Передавшийся от деда интерес к старым историям давал о себе знать.

– Расскажи, ну.

– Внучок, может, не стоит? Вы и так меня немного безумцем считаете, а после неё вообще упрячете в психбольницу как умалишённого.

– Ну пожалуйста, дедушка, мне очень интересно послушать.

Седой, но всё ещё энергичный, старик слегка поёрзал в вольтеровском кресле и отложил в сторону голографическую книгу.

– Ладно, я расскажу. Только обещай не рассказывать её маме с папой.

Дедушка сморщил лоб, стараясь вспомнить каждую деталь того события и, собравшись с мыслями, начал рассказ.

Тогда мне было лет двадцать. Я был обычным студентом. В тот день я мирно шёл с занятий домой, думал об учёбе и личной жизни. Задумался настолько, что уже и не видел ни дороги, ни встречных прохожих. А видеть надо было. Потому что так я влетел во что-то. Этим что-то оказалась…

– Стена? Витрина? – мальчик не сдержался и перебил деда, так как скорее хотелось узнать, что же дальше.

– Тебя не учили, что перебивать рассказчика на полуслове неприлично? – старик грозно посмотрел на мальчика.

Внук опустил взгляд в пол:

– Прости, дедушка. Мне всего лишь интересно, что будет дальше.

После этих слов взгляд деда смягчился. Вздохнув, он продолжил рассказ.

Этим что-то была коробка с чем-то хрупким. Как я это понял? По хрусту стекла и картона. И по громкому крику черноволосой девушки, которая держала её в руках. Она хорошо мне запомнилась по одной причине.

Куда бы я ей ни посмотрел, всюду натыкался на татуировку. Шея, пальцы, веки. Даже на её кожаной куртке была парочка, а о кольцах в носу я вообще молчу.

– Ты, болван, совсем дороги не видишь?! Посмотри, что ты натворил!

Она раскрыла смявшуюся от столкновения коробку и с злостью ткнула мне в лицо осколки, шестерёнки и прочие механические детали, прежде бывшие каким-то прибором.

– Прошу прощения, я не хотел этого, – я испугался содеянного и хотел как-то исправить ситуацию. – Может, есть какой-то способ заменить или починить этот прибор или что там было.

Но этим я разозлил её ещё больше.

– Ты совсем полоумный?! Ты даже не знаешь, что это за устройство! Да даже если бы и знал, то его всё равно невозможно починить!

На нас стали обращать внимание прохожие. Мне хотелось поскорее это закончить, пока на эти крики не пришла полиция.

– Может, я тогда вам заплачу? Только назовите сумму, и когда и где вас найти, то…

Она была настолько зла, что даже кончики её смоляных волос подрагивали.

– У тебя жизни не хватит, чтоб расплатиться за этот прибор. Хотя…

Тут она задумалась. Спустя пару секунд она вышла из раздумий, ударила меня ладонью в грудь и потянула оттуда что-то к себе. Вытянув, она взяла это в руку и одним движением вбила себе ладонью в солнечное сплетение. После этого гнев сменился на милость. Она весело мне подминула.

– Считай, что расплатился. Прощай.

И она ушла в неизвестном направлении вместе с коробкой. По…

– И что, это вся история? – протянул внук разочарованно. – Скукота. Я думал, интереснее будет.

– Так, шкет, ещё раз меня перебьёшь на полуслове, и я тебя на чердаке запру, “Пятьдесят оттенков серого” читать. А если выживешь после этого, так я тебя заставлю грядки перекапывать, так что сиди, слушай и задавай вопросы после того, как я закончу предложение.

– Но у нас же нет грядок… – протянул внук.

В глазах старика сверкнули молнии.
– Специально для тебя сделаю, если понадобится. На чём я остановился? А, точно.

После я вернулся домой, не понимая, что это было. Под вечер появилась странная головная боль и ощущение ломоты в суставах, будто артрит подобрался. Я это списал на усталость и как можно скорее лёг спать.

А на утро случилось мистическое…

– Что же, дедушка? – в глазах внучка снова вспыхнул огонь.

– Так, я пошёл за ключом от чердака, – дедушка уже привстал в кресле, как внук закричал:

– Не надо! – мальчик съёжился в кресле. – Извини, пожалуйста, я думал, ты закончил фразу.

По лицу старика побежала лёгкая улыбка. Он вернулся в кресло и уселся поудобнее.

– Ну ладно, на этот раз прощаю. Так вот, утром я проснулся, посмотрел на часы и с ужасом осознал, что проспал к первой.

Осматриваю комнату в поисках сумки с тетрадями и не нахожу. Только грамоты за достижения в физике и механике, научные труды и семейная фотография. На ней запечатлена счастливая пара и улыбающийся старик, похожий на меня. В руках у него свёрток с синей лентой. Думаю, чёрт с ним, бегу на кухню поесть перехватить, а там женщина какая-то готовит. Я испугался, сразу спросил, кто она. А она и говорит, что жена моя. Я в ступор. Выглядываю из окна своей девятиэтажки, а она оказалась двадцати, да и за окном не провинция, а вполне развитый мегаполис, который обычно во всяких фильмах научно-фантастических представляют. С машинами летающими, огромными голограммами и прочими атрибутами. Сказать, что я был в ужасе – не сказать ничего. Меня обуяла паника. Вопросы завертелись в голове.

Жена? Но как я успел жениться так рано, да и не заметить этого? Что с домом? Что за грамоты и награды за достижения в области механики и физики? Откуда в небе взялись летающие автомобили? Что тут происходит?

Ответы на эти вопросы я нашёл в зеркале.

Пошёл в ванную умыться и взглянул в него.

Оттуда на меня смотрел шестидесятилетний старик, прямо как с фотографии.

И тут я понял. Та девушка взяла у меня годы моей жизни.

– Дед, ну как это? Ну не бывает так, чтоб кто-то украл годы жизни, – подросток скептически пожал плечами.

– Бывает, как видишь. И вообще, ты мне дашь закончить или нет? Сам попросил рассказать и перебиваешь через слово. Ещё раз и рассержусь, ибо ты надоел уже.

Внук замолк и продолжил пристально слушать.

Осознание пришло быстро. А вот принятие нет. Как так, сорок лет украдено. Я ведь даже жизнью не успел насладиться, как меня просто кинуло в будущее. Виду больше подавать не стал. Притворился, что всё так и должно быть, а на самом деле я решил найти эту девушку во что бы то ни стало. Чутьё мне подсказывало, что я не один такой и поэтому начал с библиотеки. Прошерстил старые газеты на предмет сумасшедших стариков, заявлявших, что они на самом деле молодые. Поиски перебивались работой в лаборатории, симпозиумами с занудами-учёными и скучнейшими конференциями. Ну ещё и встречами с отцом твоим.

Так прошло два года. Я перебрал все газеты за сорок лет, нашёл несколько десятков заметок того типа, который я искал. Подобные случаи происходили по всему земному шару, найти её представлялось задачей посложнее поиска сена в стоге иголок. Потратив ещё неделю, я сопоставил на карте мира данные происшествия. Греция, Англия, Америка, Россия. Но больше всего их оказалось в Японии.

– Существо, крадущее года, поселилось в стране долгожителей? – мальчик задумался. – А в этом есть логика.

Дедушка снова беззлобно усмехнулся.

– А ты умён не по годам, внучок. Именно, так я и вывел теорию, что существо, крадущее годы жизни, поселилось там, где этих лет с лихвой.

Так я и улетел жить в Японию, выслеживая ту самую, надеясь вернуть украденное. Три года ездил по городам, бродил по людным местам, как здоровье позволяло, не пропускал ни одной газеты. И в один день мне повезло. Вечером на вокзальной площади в Киото я заметил зататуированную черноволосую женщину с той самой коробкой. Она специально влетела в спешащего японца и повторила всё то же самое, что и со мной тогда. Сомнений не было, что это она.

Я незамеченным проследил за ней до самого её дома, настиг её в подъезде и поймал её, когда она входила в квартиру. Она хотела закричать, но я зажал ей рот и втолкнул внутрь.

Я нашёл её. Спустя годы и множество потраченных сил я нашёл ту самую, отобравшую у меня и ещё огромную часть жизни ради собственного удовольствия, я нашёл её. Я сделал то, что собирался сделать с самого начала. Пальцы сомкнулись вокруг её горла, наши взгляды пересеклись и я, глядя прямо ей в глаза, сказал:

– Верни мне мои годы, проклятая плутовка!

А она лишь рассмеялась мне в лицо.

– Глупец, – прохрипела она. – Украденное время не вернуть. Процесс необратим.

Меня словно ударило молнией. Пальцы сами собой разжались, в глазах потемнело, ноги едва не подкосились.

– Дурак, абсолютный и беспросветный, – она продолжала смеяться, потирая шею. – И всё это время ты гонялся за мной, просто чтобы вернуть невозвратимое? Вместо того, чтобы смириться с кражей, ты потратил ещё несколько лет впустую? Вместо тихой и беззаботной жизни в своё удовольствие, которую я тебе дала, ты ловил ветер в мешок?

Я лишь стоял ошарашенный. Губы смогли прошептать лишь один вопрос:

– Кто ты такая?

– Я – само Время. К вашим услугам.

Она небрежно поклонилась.

Понемногу я стал приходить в себя.

– Если годы не вернуть, то куда же они делись?

– Они продлили мою жизнь. Время на самом деле не бессмертно. У меня есть тело, потребности и желания, как и у любого смертного. Видишь, я даже постарела слегка с нашей последней встречи. И если я не прекращу забирать куски жизней других людей, я умру. А с моей смертью умрёт и Вселенная. Без времени нет движения.

На этом моменте старик замолчал, отодвинулся от спинки кресла и стал напевать про себя незамысловатую песенку.

Ошарашенный внук пытался осознать услышанную историю, почёсывая подлокотник кресла, но не утерпел и задал вопрос:

– И что же ты сделал, дедушка?

Дед снова откинулся на спинку.

– Свернул ей шею, конечно же. Что, всё это зря было что ли?

Глаза мальчика округлились.

– Как это?

– Да вот так вот, – старик почесал седой затылок. – Свернул и всё. Самое удивительное, тело её просто растворилось в дым.

И как видишь, все мы живы. Правда, молодость я не вернул, но получил кое-что получше.

– Что же может быть лучше молодости?

– Вечная жизнь, внучок, – подмигнул дед внуку. – Так что фиг твоим родителям, а не эта квартира. А пока будь добр, передай-ка мне со стола плеер. После этого рассказа уж очень захотелось Шуберта послушать.

Автор: Большой Проигрыватель


«Вечная жизнь…»