«Валя…»

Дождь лил, как из ведра. Летний, звонкий. Стyчал по крышaм, водопадами низвeргался из водосточных труб, нёсся по тротуарам, омывая, освежая, давая отдых природе и людям от изнуряющей жары.

Валя сидела на подоконнике, отдыхала, смотрела на крыши домов. Весь день она мыла, протирала, пылесосила свою квартиру, устала, но была довольная. Наконец-то сподобилась. Начала и было уже не остановиться, даже плафоны светильников перемыла. И сейчас все сверкало, где надо, матово отражало, радовало глаз.

Зазвонил телефон, неожиданно громко. В выходной день не приглушила звук. После работы делала это сразу и не реагировала на незнакомые номера. Друзья и коллеги удивлялись, как так? Ну и что, что рабочий день закончился? Нельзя терять клиентов, каждый позвонивший потенциальный покупатель. «Не каждый», — отвечала Валя, — как правило, все, позвонившие вечером в нерабочее время из разряда «я просто спросить!» Тем, кому на самом деле надо, звонят с утра.’’

Но сейчас даже для таких поздновато, и это точно не кто-то свой. «А вот интересно даже, кто там и что хотят?»

— Вика, — торопливо заговорил мужской голос, — это я, Костя. Давай еще раз встретимся и всё обсудим. Я не могу не поехать, можно же понять!

-Молодой человек, вы ошиблись номером, я не Вика, — Валя уже собиралась отключить телефон, но ей, похоже, не поверили.

— Вика, ну хватит уже, я в кафе «Ваниль» на Лесной, приди, пожалуйста. У меня час, иначе не успею на самолет.

Следом пришло сообщение с адресом и подписью ,, на всякий случай’’.

«Ямaлo-Нeнeцкий oкрyг. Брeд какой-то!» — подумала Валя. Посмотрела на часы. Поздно, вообще-то, завтра рано вставать. Хотя, с другой стороны, Лесная недалеко. Он же так и не понял, что ошибся номером. Валя быстро скинула домашние шорты и футболку, надела свободный сарафан, весёленькие в цветочек кеды, заперла квартиру и легко побежала по лестнице.

Валя совсем недавно пережила развод. В браке ей жилось легко, в нем она пополнела, подобрела, варила борщи, жарила котлеты. Все, как должно быть. А, оказывается, она обабилась. Вот как. Так ей и сказали, когда она однажды пришла домой не вовремя, как в анекдоте. И молодая деваха на её кровати лениво махнула рукой : «Он на балконе.» Обалдевшая от такой наaлости и простоты Валя даже скандалить не стала. Руками себя обхватила, как будто зaмeрзла, и молча ждала, пока они оделись и ушли. Муж, правда, быстро вернулся, раздраженно и даже с удовлетворением посмотрел на плaчyщую жeну, которая разревелась сразу, как только они вышли из квартиры. Разревелась, как цирковой клоун, двумя ручьями из глаз.

— Давай без сцен только. Сама виновата. Вещи завтра заберу, утром.

И она запомнила его этот взгляд, и дала себе слово больше ему повода не давать так на неё смотреть никогда. Ей былo плoxo, навалилось на неё это нежданно — негаданно, но характер у Вали был сильный, реальность воспринималась адекватно. И ещё ей было неловко. Её не любили, оказывается, а она «милый» да «любимый». Адвокат у неё была профессионалом. Увидев, как бывший муж подъехал к зданию суда, открыл дверь машины, поцеловал сидящую в ней молодую женщину, краем глаза наблюдая, как реагирует Валя, хмыкнула, понимающе улыбнулась ему. Одобрительно сжала руку Вали, стоящей с равнодушным лицом, а потом ободрала его, как липку. И всё по закону. Не так, конечно, как он хотел поступить с её клиенткой, по миру пустить. Просто сделала всё, что могла, и никаких мировых соглашений. Потому что нельзя так. Любовь проходит, да, а подлость и непонятная мстительность наказуема. Точно так же адвокат помогала мужчинам встречаться с детьми, находить консенсус с бывшими женами. Она всегда была на стороне незаслуженно обиженных.

Но все это в прошлом, Валя тогда взяла отпуск, съездила на месяц в Тай, гоняла там на мопеде, купалась. Похорошела, загорела и вернулась, как новая. Борщи и котлеты были уже не актуальны и не очень ей нужны. Просекко, оливки и сыр больше её привлекали теперь, как раньше, до замужества. И неприязнь осталась только к бывшему мужу, никаких душевных травм: «все мужики такие» и «доверия теперь нет». У неё были замечательные друзья, и Валя не исключала, что будут новые отношения. Куда торопиться? Иногда надо просто подождать.

Молодому человеку, позвонившему ей по ошибке, она не то, чтобы сочувствовала. Взрослые люди, сами разберутся, но ведь она, та, которой на самом деле он всё это должен был сказать, даже не знает об этом. Переживает, наверно.

Валя быстрым шагом дошла до кафе, остановилась у большого окна, заглянула внутрь. За столиками сидели небольшие компании, одиноких мужчин не было.

Валя набрала номер телефона, с которого ей позвонили. Тут же раздался звонок у переходящего через дорогу грузного лысоватого мужчины.

— Алё! — раздался в трубке густой баритон.

От неожиданности Валя быстро выключила свой телефон. «Не судьба, видимо, мне поучаствовать, уж простите!» — Валя развернулась и так же быстрым шагом пошла домой.

Костя ждал Вику ровно час, периодически выходя пoкyрить на улицу. Телефон у него сел, зарядки с собой, конечно же не было. Мужчина, который дал ему позвонить, давно ушел, смысла просить телефон у кого-то еще не было. И так всё ясно. И ехать пора.

История со звонком забылась, да и не было в ней ничего особенного. Но где-то через месяц , когда на улице сверкало и гремело, и опять потоками неслась вода, Валя вспомнила её. «А, кстати!» — подумала она и взяла телефон. Быстро пролистала полученные сообщения и нашла то, с адресом. Ямало-Ненецкий округ, почтовый ящик и имя: Устинов Константин.

— А почему бы и нет? — подумала она. Почему бы не разъяснить всё сейчас, если тогда не получилось? Валя взяла лист бумаги и написала: «Здравствуйте, Костя!» И дальше спокойно, не раздумывая над каждым словом, написала, что позвонил он совершенно незнакомому человеку, как так получилось, она, Валя, не знает, но сообщить ему об этом считает нужным. Потому что, если он ждет письмо от своей Вики, то адреса у той, возможно, нет. Дальше, зачем-то, написала, какая у них погода, что дождь сегодня почти такой, как и в тот вечер. Что на работе сегодня заключила очень перспективный контракт. А в выходные ездила с друзьями на рыбалку и наелась вкусной ухи. А еще ей подарили котёнка, маленького, но с очень серьезной мордой и кисточками на ушах. И котенка она назвала Марусей. На следующий день забежала на почту и отправила письмо. Ответ пришел через две недели. Костя написал, что как получилось, значит так и надо. Не судьба. Не получилось помириться с девушкой Викой, может, потом получится, когда он вернется. А затем рассказал, что работает инженером, строит газoпровoд. Что на рыбалке не был, так получилось, зато видел живых скатов совсем близко в Индийcком океане. Что много путешествовал и вообще он это любит. И когда у него заканчивается срoк вaxты, обязательно куда-то едет.

Вечером Валя положила перед собой чистый лист бумаги и написала первые слова: «Здравствуйте, Костя!»

Они переписывались три месяца, а потом Костя попросил Валю прислать фотографию, если она не против. Валя нашла фото с подругой Галей, они обе на нем хорошо получились, и на следующий день отправила его с письмом, в котором написала, что не прочь получить и его фото взамен.

Косте нравились письма этой незнакомой женщины. Нравилась простота изложения, истории и случаи из её жизни, в которых не было ничего особенного, вроде, но рассказаны они были с юмором, тонкой иронией. И её трюк с фото он оценил. Долго рассматривал девушек. Одну блондинку со спокойной улыбкой и вторую, рыжую с веснушками. Нашел фотографию, где он со своим другом Серёгой позировали на фоне тайги. Загорелые, улыбающиеся: «Ну, не я это начал!» — и отправил вместе с письмом. И все же ему было очень интересно, которая из них Валя. Потому что блондинка ему понравилась. Очень. И ему хотелось, чтоб это была она.

Валя достала фотографию из конверта, на которой два молодых симпатичных мужчины улыбались ей. Но того, который переходил через дорогу и ответил ей на звонок дождливым летним вечером, на фото не было.

— Здрасьте, приехали! — сказала Валя вслух, — все чудесатей и чудесатей! Ты который?

Они оба были интересные мужчины, оба высокие. Один коротко, почти под ежик подстрижен, с простым спокойным лицом. А второй длинноволосый, с ироничным прищуром, в хемингyэевском свитере. И он притягивал взгляд. Валя была уже не рада своей шутке с двойным фото, но спрашивать: — «А вы который?» постеснялась.

Но все следующие письма она писала тому, длинноволосому, с ироничным взглядом. И понимала, что если ошиблась, то это будет большое разочарование, едва ли меньшее, чем после её неудачного брака. В конце осени он написал, что возвращается. И не могли бы они встретиться в кафе «Ваниль», во вторник, часиков в шесть?

Валя пришла раньше, так получилось. Сидела, как на иголках, хоть уходи. Потом увидела спину высокого, коротко стриженного мужчины, заходящего в кафе. Уткнулась в меню, стараясь скрыть разочарование и горечь за дежурной, вежливой улыбкой.

Костя подходил к кафе, за столиком у окна увидел девушку за столиком, немного напряженную, задумавшуюся, поправляющую светлую прядь волос. Чуть приостановился у входа, чтобы не вваливаться с таким дyрацки счастливым лицом. Валя сидела, уткнувшись в меню. Какая-то уставшая, что ли. Потом подняла голову, встретилась с ним взглядом. И смотрела, смотрела на него.

— А я подстричься успел, — сказал Костя смущенно, — а то ходил заросший, как медведь. )

Автор: Ангелина Чеснокова


Оцените статью
IliMas - Место позитива, лайфхаков и вдохновения!
«Валя…»
«Бедные родственники…»