«В мире достаточно счастья, чтобы найти свой личный кусочек…»

Мало кто хотел свататься к этой принцессе. Бедняжка с детства была некрасива и горбата. Даже большой замок и обширные поля не очень помогали, они привлекали расчетливых кавалеров в летах. Родители умерли рано и ей самой приходилось принимать решения. Она все понимала.

В свои 17 лет, она большими шагами мерила главную залу в замке, укутавшись в свой привычный плащ, скрывающий горб и думала.

Тянуть с браком она не могла, потому что таким большим имением нужно было управлять, а она этого не умела. Да и не могла женщина этим заниматься в те времена. И она рассудила так:

Уж коль я не могу иметь в этой жизни любовь, то буду делать то, что красивым женщинам в нашем обществе запрещено. Я буду учиться, стану независимой и буду сама представлять себя в обществе. Мне кажется в этом мире достаточно счастья, чтобы нашелся кусочек и для меня.

В те темные времена в правах женщины было только ведение домашнего хозяйства и рождение потомства, поэтому ее план был дерзким и нереальным.

Королева София вы согласны выйти замуж за графа Филиппа и жить с ним болезни и здравии до конца времен?

Да. — решительно ответила она.

Граф Филипп был выбран потому, что показался ей человеком образованным с хорошим чувством юмора.

Чувство юмора в браке самое главное,- смеясь говорила она.

Они быстро стали товарищами. Он понял, чего хочет его молодая жена. Вечерами у камина, он читал ей не романы, а труды Макиавелли, рассказывал об экономических законах и истории. Они вместе стали собирать библиотеку. Редкие книги свозили к ним в замок друзья и гости, которые знали, что порадуют этим хозяев.

Она увлеклась фехтованием, и он нанял ей лучшего учителя, которого нашел в стране.

Любовь пришла буднично и просто. Как женщина спустившаяся на завтрак без прически и в халате. Домашняя и бесконечно родная. Сначала они ценили в друг друге интеллект. Им было интересно беседовать друг с другом.

Бог наделил тебя умом, а это, знаете ли, преимущество получше румяных щечек, которые кстати не долговечны. — говаривал он ей.

София стала для него светом. Он не знал более отважной, решительной и умной девушки. Он любил ее всю, со всеми ее особенностями и очень хотел, чтобы она тоже увидела свою красоту.

Чтобы жена не чувствовала себя одиноко, граф Филипп, каждую неделю, устраивал веселые балы, на которые съезжалась вся знатная публика королевства. Гости с удовольствием ездили на их приемы, потому что хозяин и хозяйка были остроумны и прекрасно умели поддержать беседу. А потом, можно было вдоволь посплетничать и позлорадствовать, как удивительно, что такая странная пара привлекает столько высокородных людей, как этот старик и уродина устраивают такие веселые балы.

Но для него она была красавицей. Он уговорил ее не носить в замке этот дурацкий плащ, потому что ей нечего стесняться. Постепенно и она поверила в то, что может ходить свободно и не бояться косых взглядов, потому что не горб определяет, кто она такая.

Я люблю тебя, потому что ты подарила мне этот мир, — часто говорил Филипп. Без тебя, я не видел сколько вокруг интересного, сколько красоты в науке, в природе вещей и просто в окружающем мире. Ты мне все это показала.

А Я люблю тебя, потому что ты подарил мне меня. Ты смотрел на меня и видел не мой горб, а мою душу и заставил меня поверить, что душа важнее горба.

Кто бы мог подумать, что и для нас возможно счастье.

Однажды на закате, они прогуливались по крутому берегу горного озера. Было очень жарко. Они наперебой что то друг другу рассказывали и громко хохотали. Он старался сказать что то остроумное, чтобы еще раз услышать ее заливистый, заразительный смех. Сегодня он был как то остро счастлив.

Так жарко сегодня, а давай прыгнем со скалы прямо в воду? — вдруг неожиданно даже для себя предложил Филипп. Он замечал, что с тех пор как он женился, он перестал замечать свой возраст. Такая идея не могла бы прийти ему, почтенному человеку, ранее. Но теперь, она была вполне естественна, хотя моложе он не стал.

Давай, давай. — обрадованно вскричала София и стала снимать с себя платье. Он помог ей раздеться и они взявшись за руки, с разбега прыгнули.

И тут случилось что то невероятное. Горб Софии развернулся, расправился и превратился в огромные белые крылья. Она взмыла в небо, а Филипп полетел в воду. Она летала. София ощутила всю мощь своих крыльев, всю красоту своей природы, кем бы она не была. Человеком, женщиной, другим существом — не имело значения. Она была прекрасна как сама жизнь. Она ложилась крылом на потоки воздуха и катилась на них, как дети катаются с горки. Она стала по настоящему собой.

Очнувшись от эйфории полета, она посмотрела вниз на мужа. Он выбрался на берег и задрав голову вверх смотрел не отрываясь на жену и улыбался. Он все понимал. Он был счастлив вместе с ней.

С этого дня в городе стали частенько видеть женщин, которые прицепляли себе искусственный горб. Они надевали сверху плащ, якобы пряча его и шепотом уверяли всех, что это будущие крылья. Это стало страшно модным.

София каким то непостижимым образом стала эталоном красоты королевства. Ну конечно, кто же еще умеет летать. У кого еще есть такая супер сила? Никто больше не злорадствовал о парочке старика и уродца. София светилась от счастья и даже самые заядлые сплетники, теперь не могли понять, что в ней им казалось некрасивым.

Филипп yмер через десять счастливых супружеских лет. София горевала по нему и замуж больше не вышла, хотя к ней выстраивались очереди из претендентов. Аргументы окружающих о необходимости мужчины в доме и ведении хозяйства, только раздражали ее. Потому что Филипп всему научил ее. Она сама успешно управляла замком и землями. Позже начала снова устраивать приемы, на которых отбирала себе смышленых девушек и учила их. Родители считали честью, если их ребенок попал в ученицы к Софии. Странное дело, но

Удивительным образом все ровесницы Софии, к этому времени, перешли в статус старушек. Когда дочери на выданье и долг женщины уже выполнен. Возможно оттого, что регулярные занятия фехтованием и постоянное напряжение мысли не дает человеку состариться, София как будто бы замерла в возрасте 35-40-ка лет и так и оставалась в нем.

Жизнь большая, — говорила она своим ученицам, и она не определяется наличием мужа или детей. Только ты определяешь, кто ты есть и как прожить свою жизнь. В мире достаточно счастья, чтобы найти свой личный кусочек.

И всегда можно все поменять.

Автор: Helenleo Елена Леоненко


«В мире достаточно счастья, чтобы найти свой личный кусочек…»