«Умеет многое…)»

Дзинь! Дзиииинь! Кто-то настойчиво и требовательно позвонил в квартиру Ады Петровны.

Она подбежала к глазку, но тот запотел и ничего не было видно.

— Это вы, Петя? — спросила она через дверь.

— Ага. — ответили снаружи.

Ада Петровна потуже завязала халат и повернула замок. На пороге возникла мужская долговязая фигура в длинном плаще. Фигуру тут же окутал туман.

Ада Петровна помахала руками, чтобы разогнать тучи. От взмахов дeкoльте на ее грyди стало еще глубже.

— Ах, Петя, наконец-то! Я так вас ждала!

— Хм. Я тоже. — смущенно пробормотал Петя.

— А вы — высокий, это хорошо. Выше, чем я представляла.

— Вы тоже весьма. — вернул комплимент Петя.

— Ну, что же вы, проходите, проходите. — заторопила Ада Петровна.

— Минутку, я только переобуюсь.

— Да что вы, так проходите.

— Нет, нет, я так не могу.

Петя достал из-за спины пакет, открыл его и вынул тапочки.

Ада Петровна зaмeрла в восхищении.

Петя, наконец, выпрямился.

— Куда проходить?

— Вот сюда. — Ада Петровна махнула в сторону комнаты. — а вы…так? Инструмент не нужен?

— Я предпочитаю так, без инструментов. По старинке.

Петя зашел в зал. В комнате тумана было еще больше. Воздух был влажный и пахло водой.

— Мда. Тут у вас, как в Лондоне. — заметил Петя.

— Как в Лондоне, Петечка, как в Лондоне. Сегодня вот с утра прорвало, и как давай хлыстать, как давай… — затараторила Ада Петровна. — Я еле тут управилась.

Ада Петровна нaгнyлaсь и подтерев тряпкой лужу, выжала в тазик воду.

Петя уставился на изгибы Ады Петровны и сглотнул слюну.

— Дааа… бывает. У меня тоже однажды прорвало, так я два часа сантехника ждал. — сказал он.

— Так вы? Так вы не можете… — спросила Ада, разогнувшись.

— Почему же, могу.

— … с батареей помочь?

— А, с батареей — не могу. — твердо сказал Петя.

— А если я вам заплачу?

— Еще чего. Я в жизни денег с женщин не брал. Петр не aльфoнс!

— Ну, ладно, ладно, — примирительно сказала Ада Петровна и погладила Петю по рукаву. — тогда, может быть, на кухню?

— На кухню можно. — оживился Петя. Его глаза заблестели. — мне нравится ход ваших мыслей.

Ада Петровна схватила Петю за рукав и поволокла в кухню.

В кухне было темно и влажно.

— Вот! — сказала Ада Петровна и показала рукой на потолок. — не горит. Что-то с люстрой.

— Ага — улыбнулся плотоядно Петя и нагнулся над Адой Петровной. — мне нравится. Темнота — друг мoлoдежи, Адочка…

— Да какая мы уже с вами молодежь, Петя. — пококетничала Ада Петровна. — эй, вы чего руки рacпycкaeте?!

— Ну чего ты все вы, да вы… — засопел Петя.

В эту же секунду раздался крик, грохот падающих кастрюль и мебели…

Через несколько секунд Петя открыл глаза. Он лежал на полу.

Над ним белело встревоженное лицо Ады Петровны. В руке она держала зажженную свечку.

— Вы живы? — спросило лицо.

— Дyрa. — ответил Петя и поднялся с пола.

Потрогал затылок, нащупал шишку.

— Чем это ты меня?

— Молоточком. Для мяса.

— Дyрa. — повторил Петя. — Ведь yбить могла. Ну, не дyрa?!

— А зачем вы ко мне полезли?

— А зачем ты меня на кухню приволокла, небось, не для того, чтоб люстру чинить?!

— А для чего ж еще?!

— Дyрa!

— Что вы все заладили, дyрa, дyрa… вы что в объявлении написали?

— Что? — спросил Петя.

Ада Петровна достала из кармана халата мятый листок, расправила его на столе, и подсвечивая себе, с выражением прочла.

«Петр. Умею многое. Ищу женщину средних лет для горячих встреч на ее территории».

— У меня, как батарею с кипятком прорвало, я сразу о вас вспомнила. Чего теперь обижаться? Соврали, так и скажите.

— Чего соврал, чего?!

— Что умеешь многое. А сам ни батарею починить, ни проводку.

— Дyрa ты.- сказал Петя и пошел на выход.

В коридоре схватил туфли и, как был, в тапочках, открыл дверь и вышел.

— А потому что не надо врать!

Крикнула в закрытую дверь Ада Петровна и потуже запахнула халат.

— Умеет он…

Автор: Дарья Исаченко


«Умеет многое…)»