«Уезжаю на стажировку, его просто не с кем оставить…»

Размеренности своей жизни Иван Андреевич достигал многие годы. Он всегда был основательным человеком. По достижении пенсионного возраста вышел на пенсию и сдав в аренду городскую квартиру, переехал на дачу. Которую с любовью превратил в бастион спокойной жизни. Ведь, мой дом — моя крепость. У него были запасы всего необходимого для размеренной деревенской жизни. И всё своё время он тратил на свободное творчество. Он пробовал рисовать, писать музыку и играть на пианино.

Больших успехов не достиг, но такая богемная жизнь ему нравилась. Спокойная пасторальная обстановка была тем, чего ему не хватало, пока он жил в городе и трудился на крупном предприятии. И так было, пока его жизнь кардинально не изменилась.

В один чудесный день принесла нелёгкая его внучку. Да не одну, а с маленьким щенком. Гостье Иван Андреевич обрадовался, но на щенка посмотрел с подозрением. А внучка и не стала разводить политесы, а прямо и открытым текстом «подложила деду свинью».

— Деда, миленький, присмотри за щеночком, — я уезжаю на стажировку, его просто не с кем оставить. — Он такой милый, послушный. Тебе с ним будет весело.

Если бы Иван Андреевич знал насколько ему будет весело, то в тот же миг выкинул из своего дома внучку вместе с её милой собачкой. Но, увы, дедушка безумно любил свою внучку, а та была и рада воспользоваться дедушкиным доверием.

Быстро сплавив доверчивому дедушке милого щеночка, она тут же упорхнула из дома, чмокнув его в щёку. Иван Андреевич растерянно посмотрел вслед внучке, но какой-то странный звук отвлёк его внимание. Повернувшись, он увидел, что милый щеночек, журча как весенний ручеёк, прудит на новый ковёр в прихожей. Схватив в руки фонтанирующего монстрика он побежал на улицу. Но слегка запоздал. Так как делать им там было уже нечего, скучающий пёсик нашёл нечто интересное для него на грядке с морковкой и тут же принялся выкапывать.

Иван Андреевич нахмурился, он в жизни никогда не имел собаки и потому не знал, что ему делать. Он просто стоял и смотрел, как молодая морковка гибнет от лап безжалостного зверя. Снова схватив вандала, он занёс его в дом и опустив на пол, предупредил злыдня:

— Сиди здесь.

Пёсик попался понятливый, поэтому едва Иван Андреевич отвлёкся на то, чтобы снять обувь, сразу рванул грязными лапами по мокрому ковру.

Чёрные разводы на фоне светло-бежевого ковра выглядели смело, но безвкусно. Как ярый перфекционист, хозяин дома в чувствах едва не прибил приблудного щенка. И лишь будущие слёзы внучки остановили предстоящее «кровопролитие». Успокаивая себя, он пошёл по ярко видневшимся следам. В гостиной он сразу заметил хулигана. Да и сложно было бы не заметить на белоснежной коже дивана что-то активно жующую шавку.

Увидев, что жуёт щеночек, Иван Андреевич испытал эмоциональный шок. Позолоченный «Верту». Другими телефонами он не пользовался принципиально.

Вырвав из пасти слюнявого монстра аппарат, стало понятно, что позвонить внучке дабы срочно избавиться от подкидыша, не получится. Мокрый от слюны телефон лишился доброй половины клавиш. Подняв негодника на уровень глаз, Иван Андреевич уже собрался разразиться гневной проповедью, как тот извернувшись, мягким шершавым языком облизал ему лицо.

Иван Андреевич слегка обалдел от неожиданности. Подрастеряв боевой пыл, он растерянно смотрел на проказника. И все щенячьи преступления уже не казались ему чем — то злонамеренным. А потому, он просто отнёс его в ванную. Хорошенько отмыв маленького хулигана, он сел в кресло у горящего камина и с умилением глядел на мохнатый комочек, лежащий у его ног.


«Уезжаю на стажировку, его просто не с кем оставить…»