«У твоих сестер проблемы. А у тебя нет никого…»

Пару лет назад не стало у моего свекра родной сестры. Детей у нее не было, о завещании тетка мужа моего не позаботилась, поэтому наследство в виде дома отошло ближайшим родственникам: сестрам и брату покойной.

-Я откажусь в пользу сестры и ты тоже так сделай, — предложила свекру Анатолию Ивановичу старшая из оставшихся сестер Наташа, — она рядышком живет, а нам с тобой ездить и оформлять не с руки. Оля все оформит сама, а потом сразу дом продаст, а деньги мы на троих и поделим.

-Ни в коем случае, — сказала я свекру, когда он рассказал нам, как они с сестрами планируют сделать, — сколько родных людей на почве дележа наследства рассорились навсегда. Ничего, можно и съездить. Можно и доверенность на Вашего родного сына написать, он и съездит, и оформит все.

-Да ладно, ты уж вообще! — Анатолий Иванович сделал рукой жест, означающий, что я не совсем умственно полноценна в данный момент времени, — Сестры же мои родные! Да никогда меня они не обманут. В жизни такого не было и не может быть.

Ну не может, так не может. Что я могла? И что мог мой муж? Наследство не наше, не нам и решать. Анатолий Иванович отказался от доли, все оформили на его младшую сестру Ольгу, которая сразу же выставила дом на продажу. А свекор начал ждать. Дело было осенью 2018 года.

-Да никак пока, — отвечала по телефону Ольга Ивановна, — сейчас совсем туго с продажами недвижки. Денег нет у людей, сам понимаешь. Звонят редко, цену узнают, пару вопросов зададут и все. Ничего серьезного на горизонте.

-Да ничего нового, — сообщила Ольга Ивановна брату по телефону летом прошлого года, — да мы проверяем дом. Нельзя же его совсем бросить.

«Проверка» дома состояла в том, что Ольга Ивановна на лето отправляла туда своего мужа с внуками. Они обрабатывали огород, собирали овощи, плоды, ягоды.

-Не пропадать же, раз не продается, — объясняла тетка моего мужа, — да и ребятам чего в городе сидеть? Там хоть ягод поедят, погуляют на свежем воздухе.

Наталья Ивановна тоже время от времени заводила шарманку нытья на тему: «Никак не можем продать дом».

Сегодня муж приехал от отца злой, как тысяча чертей.

-Продали, — говорит, — отец сказал, а ему неделю назад Оля проговорилась.

Оказалось, что дом был продан еще в январе этого года. О чем сестры брату сообщать совершенно не спешили. От такой новости я так и села.

-А отец что? — спрашиваю мужа.

-А отец, — отвечает, — еще и оправдал своих сестер.

Анатолий Иванович заявил своему сыну, что у его сестер проблемы. У Наташи дочь все с какими-то алкашами связывается. Один малыш не дожил до 4-х лет, были пороки развития, второго ребенка двоюродная сестра мужа сплавила к своей маме, сама все личную жизнь устраивает. А от сына у Натальи Ивановны внук непутевый, связался с дурной компанией, теперь в колонии на 3 года.

-А у Олиного сына кредит на машину дорогую, — подытожил Анатолий Иванович, — пусть уж, ладно. Разделили сестры деньги между собой, что теперь.

-Что теперь? — не выдержал мой муж и высказал все отцу, — У твоих сестер дети, внуки, машины, кредиты, проблемы. А у тебя нет никого? Ни сына, ни внучки?

В самом деле, у нас тоже машина в кредите, и дочка институт заканчивает. Если бы тетки мужа поступили по-справедливости, мы могли или кредит свой загасить, или дочери нашей на первый ипотечный взнос пошло бы. Пусть 300 тысяч, но это деньги! В нашей местности однокомнатная квартира стоит около 900 тысяч.

Примерно так мой муж и сказал своему отцу, что тетки о детях и внуках думают, а свекор — нет. Да и самому деньги пригодились бы.

-Ты на лекарствах экономишь, все операцию на глаза сделать не решаешься, вот она, операция твоя!

Анатолий Иванович обиделся.

-Я решил, — говорит, — не буду с сестер деньги требовать и все. Вопрос закрыт.

Вроде бы и да, деньги не наши. Но обидно. Нам же в конце концов и помогать вдовому свекру, и досматривать, не оставим же мы его, денег на лекарства не хватает, мы добавляем.


«У твоих сестер проблемы. А у тебя нет никого…»