«У меня королева уже есть…»

-Тоже мне, королева нашлась! – возмущался Иван, — другие вон по двадцать лет в одном платке ходят и ничего! Твой вон заштопать и ещё лет 10 носить можно. А тебе новый подавай, да ещё и не шерстяной, а тенёта какие-то…

-Это кружево! – обиделся продавец.

-Кружево-шмужево, дырки одни!

Жена Ивана потупилась, сняла с головы красивый ажурный платок и положила на прилавок рядом с красными бусами, вздохнула. Про бусы даже и заговаривать не стала, не купит ведь всё равно, пошла тихонько дальше по рынку. Иван семенил рядом и всё приговаривал:

-Королева! Хе-хе, тоже мне королева!

Столько сарказма было в этом слове, что жене хотелось плакать, но плакать на людях она не привыкла.

На следующий день Иван с самого утра решил пойти в лес за грибами, ну надоело ему на печальное лицо жены смотреть. Он уж и смеяться перестал и вообще забыл про этот платок дурацкий, а она всё обижалась. Молча ужин сготовила и спать, молча. А с утра глаза опухшие и красные и снова, ни одного лишнего слова не сказала.

Махнул рукой, взял корзинку и пошёл.

-Ну вот объясните мне, за что мне такая королева досталась, у всех вот бабы ка бабы, ходят в чём есть и обновок не просят! Куда они ей, обновки, перед коровами в стойле красоваться, а сапоги кожаные –грязь деревенскую месить? Чай не во дворцах живём, куда наряжаться? Тоже мне, королева! – говорил Иван и смотрел в небо, мелькающее в просветах между ветками, как будто кто-то мог ему ответить сверху.

Споткнулся и кубарем покатился вниз. Успел подумать, что лес у них ровный и никаких оврагов по дороге нет, и шмякнулся в топкую болотную жижу. Ругнулся, стёр с лица вонючую грязь и огляделся.

Болото с торчащими тут и там кочками чуть светилось в полумраке. Он посмотрел вверх, туда, откуда упал. Склон был крутой, о том, чтоб подняться обратно по скользкой глине не могло быть и речи. Там никакой растительности не было, чтоб ухватиться. Ни одного даже самого чахлого деревца поблизости, одни глиняные кочки да кустики пожухлой травы.

Одна кочка метрах в трёх от него пошевелилась.

-Мж… – прозвучало глухо, как будто издалека. Иван оглядывался, но никого не видел, только кочки медленно поднимались из болота.

-Мж… Мж… Мж… — звук повторялся и доносился уже со всех сторон.

Ноги Ивана потихоньку проваливались в болото, звуки становились всё громче, кочки вырастали всё выше, Иван утопал всё сильнее. Сапоги увязли уже до середины икр. Ивану вдруг очень захотелось в туалет.

-Мж… Мж… Мж…

Вдруг одна из кочек открыла глаза. Иван чуть не шлёпнулся в грязь, перекрестился и пробормотал:

-Кикимора болотная, батюшки святы!

Кикимора смотрела на него не моргая, оценивала, болотная жижа стекала вниз по её длинным волосам. Вдруг она открыла зубастый рот и отчётливо сказала:

-Муж!

-Кто муж… я муж… ну да… — лепетал Иван, – то есть нет…

-Муж для нашей королевы!

Иван замотал головой, но его мнения вообще никто не спрашивал. Всё больше кочек открывали глаза и повторяли хором:

-Муж… Муж… Муж королевы…

-Не-не, я ж-женат, у меня уже есть королева! Не, я не…

Кикиморы беседовать с ним не пожелали, медленно обступали со всех сторон, потом вдруг расступились и в образовавшемся коридоре Иван увидел Королеву.

От всех кикимор она отличалась покрывалом из тины и водорослей накинутым на голову как фата у невесты. Поверх этого покрывала был венок из сучковатых веток, вроде короны. Она тоже повторяла:

-Муж… Муж… Муж…

Королева медленно приблизилась к Ивану, остановилась напротив и улыбнулась.

От этой улыбки Иван так подскочил, что выпрыгнул из сапог и резво полез по склону вверх.

Слышал визг возмущённых кикимор, но он не оборачивался. Карабкался и повторял только одно:

-У меня уже есть королева! У меня королева уже есть…

Прибежал домой выпил стакан caмогонки и упал без сил.

Проснулся от того что жена копошится на кухне.

-Вот приснится же такое! – вскочил, подбежал к жене и обнял, — Родная моя, любимая, давай на рынок поедем, платок тот тебе купим! Ты же у меня королева, а хочешь ещё сапожки или бусики? Моя королева!

И в словах его не было ни капли сарказма.

-Сдурел совсем, рынок то поди уж и не работает!

-Завтра с утра поедем! – Иван обнял жену ещё крепче.

-Ну поедем так поедем, да отстань ты, весь грязный! Где так в глине изгваздался? И сапоги потерял где?

Иван оглядел себя, остановил взгляд на босых грязных ногах:

-Значит сапоги ещё завтра купим, королева моя!


«У меня королева уже есть…»