«Только и делает, что критикует, но называет это заботой и любовью…»

Позвала коллегу на обед, мы обычно в кафе за углом ходим.

— Я сегодня со своим, — отказалась Вера. — Будешь? Есть котлетки, блинчики, салатик и ватрушки.

— Бабушка в гости приехала?

— Ага!

Раз в несколько месяцев бывает, что Вера приносит еду исключительно в контейнерах. Её бабушка ворчит, что питаться надо нормально, а Вера делает вид, что слушается, и обещает, скрестив пальцы за спиной, что больше ни шагу не сделает по направлению к каким-либо заведениям общепита.

Ещё в эти дни, пока у коллеги гостит бабушка, Вера забывает дорогу в детский сад. Её сын Толик, которому сейчас шесть лет, остаётся дома под мудрым присмотром своей единственной прабабушки.

— А не боишься? Ей за восемьдесят, если я не ошибаюсь? — как-то спросила я.

— Тю, она ещё нас всех переживёт! Живчик! А Толик, если что, позвонит.

Вторую половину рабочего дня, после тающих во рту котлеток и блинов, Вера нетерпеливо ныла:

— Блин, когда там уже домой?

Судя по всему, бабушка там приготовила чего-нибудь грандиозного и вкуснющего, и не преминула позвонить внучке. Не просто так Вера как-то бредила печёночным тортом, кулебякой, грибной икрой и холодцом.

Когда гостья уезжает, Вера искренне расстраивается и ругается:

— Опять она деньги оставила! Спрятала ещё, зараза, чтобы сразу не вернула!

— На карту ей отправь.

— Не вариант — обратно перешлёт, ещё и позвонит и нецензурное слово добавит. Ну бабуля…

Эти отношения вызывают у меня слезы зависти. Особенно на контрасте с моей бабушкой.

До недавнего времени я видела её раз десять, не больше. И впечатления от встреч остались так себе: в десять лет я была недостаточно стройна, за что удостоилась презрительного «корова!» В тринадцать лет объектом издёвок стало обилие подростковой сыпи на лице. В пятнадцать — отсутствие молодого человека. Нескладная, некрасивая, бледная… Вся в мать, как любила добавлять эта женщина.

Папа настоял, чтобы я пригласила его маму на свою свадьбу. Скрипя зубы, позвонила ей и озвучила приглашение.

— Не пойду. Зачем время и деньги зря тратить? Жених, кто бы он ни был, всё равно тебя бросит! — заявила бабушка.

Её склочный характер стал притчей во языцех в кругу нашей семьи. Не найдётся ни одного человека, который рассказал хоть что-нибудь хорошее о ней. Даже папа деликатно отмалчивается.

Уж не знаю, что с ней случилось, но с недавних пор бабушка резко воспылала ко мне «любовью», и сочла меня достойной её «заботы». Говорит, что ей сон какой-то жуткий приснился, вот она и решила стать к семье поближе, но я не верю. Думаю, она поняла, что впереди её ждёт одинокая старость. Мама давным-давно поставила папу перед фактом, что и близко к его маме не подойдёт ни при каких обстоятельствах. Осталась я, больше детей и внуков у бабушки нет.

Объявилась. И ничего хорошего из этого не вышло.

Она постоянно мне звонит, неожиданно приезжает, наводит свои порядки в моей квартире. Не гнушается прикрикнуть на моего ребёнка или выругаться матом в адрес моего мужа. Самое обидное, что бабушка постоянно говорит гадости про маму. Что если бы не моя мама, то жила бы сейчас бабуля припеваючи вместе с сыном, моим папой, его хорошей женой и красавицей-внучкой.

Я пропускаю её слова мимо ушей, закрываю глаза на её поведение, тактично одёргиваю, пытаюсь разговаривать и объяснять недопустимость подобного. На всё один ответ:

— Мне лучше знать, я жизнь прожила!

Всё я делаю не так: отца не почитаю, который мне жизнь дал. Как не почитаю? Очень просто: не езжу к нему каждый день и не интересуюсь его делами. Ребёнка воспитываю не так: надо так, как бабушка говорит, а то вырастет что-нибудь непонятное, ведь меня воспитывала мама, которая понятия не имеет, что с детьми делать. Замуж вышла неудачно: муж — не миллионер. Она только и делает, что критикует, но называет это заботой и любовью.

Когда к коллеге приезжает её бабушка, я за неё радуюсь. Но вздыхаю и добавляю:

— Вот бы моя бабушка про меня забыла.

— Ты что, как так можно? Это же БА-БУШ-КА! — ужасается Вера.

Как обычно, сытый голодному не товарищ. Ведь бабушка бабушке рознь. У коллеги всё сказочно: приедет, всех обласкает, накормит до отвала, оставит о себе приятные воспоминания. А после моей остаётся только головная боль и сожаление, что совесть не позволяет послать пожилого человека на три буквы.

Записано со слов читательницы, пожелавшей остаться безымянной.


«Только и делает, что критикует, но называет это заботой и любовью…»