«Теперь у меня не было мужа, зато было двое сыновей…»

-С ума сошла, — говорила мне мама мужа 16 лет назад, — ты и себе жизнь портишь, и моему внуку, и моему родному сыну? Ты подумала? Кем он вырастет? С такими-то родителями? Возьмешь — ноги твоей в моем доме не будет, никогда.

Когда мы с Сережей поженились, то по настоянию свекрови пошли жить к ней: квартира большая, мама у Сережи была без заскоков, мы встречались с 8-го класса школы, так что знала я его маму уже много лет.

Мы и жили себе мирно, не скандалили, ее сына не делили, а когда на свет появился Левушка, счастью свекрови не было предела.

А изменилось все в один момент: у меня была двоюродная сестра Зина, жила она в глухой Ярославской деревушке, в доме, который достался ей от родителей. Моего отца и ее матери давно не было на свете. А мама отношений с родственниками отца не поддерживала.

-Были живы мои свекор со свекровью, мы к ним ездили, — рассказывала мама, — а золовка всю жизнь пила завей веревочка, и ездить смотреть на это, да еще и деньги давать я не хотела.

Сама Зина не употребляла спиртное, но угораздило сестрицу связаться с одним из собутыльников своей мамаши.

Итог был предсказуемым: Зина забеременела в 17 лет, кавалер вскоре сгинул в местах не столь отдаленных, мама Зины допилась до конца, а Зина осталась одна с ребенком.

-Вы такая-то? — незнакомый голос в телефонной трубке спросил меня, — это из отдела опеки Вас беспокоят. У нас в принципе все документы уже готовы, но соблюсти формальности мы обязаны.

Оказалось, что Зины не стало. В своей глуши она так запустила неведомо откуда взявшуюся болячку, что врачи областного центра не смогли ей ничем помочь. А меня формально спрашивали, как единственную известную родственницу, не хочу ли я взять под опеку 5-летнего сына Зины.

-Нам просто надо зафиксировать Ваш отказ, — сообщила женщина, — других родственников мы не нашли, если Вы кого-то знаете, то дайте нам контакты, мы их тоже обзвоним и спокойно направим мальчика в детский дом.

Из других родственников была моя мама, но она и Зину-то знать не хотела. И я попросила женщин из опеки ничего не решать ближайшие несколько дней. Тем более, что мальчик был пока просто в детском отделении районной больницы.

-Ты же не видела его даже ни разу, — не унималась мама мужа, когда я сказала, что раз у мальчика есть родственники, то отправлять его в детский дом стыдно, — я не позволю тебе привести его сюда, и сыну своему не позволю принять в дом ребенка с такой генетикой. Одумайся и не рушь семью.

Муж смотрел смущенно и неуверенно. Мама по телефону сказала, что и в ее доме места для сына Зины нет. Мой родной 4-х летний Левушка ревел, не понимая, почему взрослые ссорятся.

Я попросила свекровь только об одном: чтобы Левушка побыл у нее несколько дней, пока меня не будет дома. Возвращаться мне с Димасиком, сыном Зины, было некуда. Я позвонила подруге, попросила помощи в съеме жилья. К счастью, маленькая квартирка сдавалась прямо на одной с ней лестничной площадке.

Моя подруга и выручала нас, пока я ездила и оформляла документы. Теперь у меня не было мужа, зато было двое сыновей: Димка и Левушка.

-Я могу увидеть сына? — спросил муж, возникший на моем пороге через две недели, я посторонилась, пропуская Сережу.

А Левушка лежал с высоченной температурой, подхватив какой-то вирус, а над нашим ребенком сосредоточенный и серьезный стоял Димасик, укладывавший ему на лоб полотенчик, смоченный в холодной воде.

-Тише, дядя, — сказал Димка Сергею, — видишь, братик мой захворал, он с балкона самолеты запускал, простудился, вот. Да нет, я сам, я все умею, я за мамкой ухаживал, когда она болела. Только мамку от меня в больничку увезли, вот она и не вернулась, а Левушку я докторам не буду отдавать и он поправится.

Я сглотнула тугой ком в горле, а Сергей погладил Димку по голове, а потом утер защипавшие глаза тыльной стороной ладони. Так они и сидели рядом на краешке дивана, на котором спал Лева: мой муж и маленький Димасик.

А когда сон сморил Димку, то подушкой ему стали Сережины колени.

Через два месяца мы праздновали новоселье в нашей новой ипотечной двушке. А еще мы долго с хохотом путались, как их называть? Первый ребенок вроде бы Левушка, но он на год младше второго, Димки, который появился в нашей семье не так давно.

Моя мама Димку так и не приняла, с внуком Левой она общалась, а Димку игнорировала, к сожалению, времени, чтобы получше узнать второго моего сына у нее было мало. Через год после появления Димки в моей семье, мамы не стало.

А со свекровью все было гораздо сложнее, она считала сына предателем, 4 года она не общалась даже с Сережей, а меня и вовсе простить не могла. А потом свекровь попала в больницу, ее прооперировали и требовался долгий и сложный уход. Мы просто пришли навестить Сережу, который неотлучно находился при маме.

Мама мужа дремала, мы вышли в коридор, чтобы обсудить, что говорят доктора, а мальчишки остались в палате. Когда мы вернулись я услышала конструктивный диалог.

-Нельзя ее тут оставлять, — громким шепотом говорил Димасик Леве, — надо забирать ее к нам, иначе — хана твоей бабушке. Тут же ее и кормят плохо.

-Давай папе скажем, — горячо просил брата Левушка, — он же знает, что ты бабушку точно выходишь! А кровать-то на колесиках, мы бабушку отсюда сами укатим, а потом потихоньку кровать обратно привезем, никто даже не заметит.

-Не надо меня никуда укатывать, — слабым, но твердым голосом заявила свекровь, — я уже почти поправилась, скоро я сама к вам в гости приду. И откуда у моих внуков такие криминальные наклонности!

Много лет прошло. Все невзгоды нашей семьи уже давно в прошлом, как и обиды.

-Какая я же была дура, — говорит свекровь, — я живу так долго только потому, что пропустила те 4 несчастных года, когда я не видела, как растут мои внуки! Теперь надо наверстать упущенное на правнуках.

-И еще потому, — добавляет долговязый Левушка, будущий авиаконструктор, — что помереть тебе, бабуля, не даст Димасик. У него не забалуешь.

Димасик серьезен и строг, как и всегда, как и подобает студенту медицинского института и будущему доктору.

-Не дам, — на полном серьезе подтверждает он слова брата.


«Теперь у меня не было мужа, зато было двое сыновей…»