«Теперь пусть у мамы всё будет…»

Отец в нашей жизни был явлением временным: временами появлялся, скупо улыбался, грозно говорил, чтобы учились на пятёрки, и снова пропадал на неопределённый срок.

Так что мы жили втроём: я, мама и брат. В мои двенадцать лет отец предпринял попытку вернуться. Мамы хватило на два дня: он решил наверстать упущенное — взялся воспитывать меня и Гошу. Рукоприкладства в семье мама не потерпела и отправила отца восвояси, тяжело вздохнув:

— Люди не меняются. А жаль.

Алименты… Те великие тысячи, если считать в копейках, мама всегда тратила нас. Бывало, что не все, но на мороженное, поход в цирк или небольшую игрушку мама всегда выкраивала. Но это в особо тяжёлые времена.

Ничего. Выросли, выучились. Людьми стали.

Брат женился, ребёнка завёл, квартиру в ипотеку купил. Работал, не ленился, всё быстро выплатил. Ему с женой повезло: понимала, ради чего надо затянуть пояса и не шиковать. Её терпение вознаграждено: раз в год они летают в отпуск, нормально питаются, живут в отличной квартире. Племянница ни в чём нужды не знает. Хорошо всё у людей. А главное, что любовь не пропала: сколько лет женаты, а всё друг на друга налюбоваться не могут.

Я тоже семьёй обзавелась. Только с карьерой не сложилось: мы с мужем решили, что я буду заниматься домом и детьми. Сейчас их у нас трое, планируем четвёртого, пока ещё возраст позволяет родить.

Мы живём в своём доме. Вредных привычек нет, не нуждаемся, не попрошайничаем. Дети воспитанные и послушные, всегда хорошо одеты и при деле: футбол, робототехника, танцы, английский язык.

Об отце, когда нам сообщили, мы с Гошей не горевали. Разве что дежурная слёзинка скатилась по щеке. И жутковато стало: все там будем.

Двухкомнатная захламлённая квартира на окраине города стала нашей собственностью.

— Ремонт надо сделать, — предложил Гоша.

— И маме отдать, — в один голос, не сговариваясь, решили мы.

— Пусть сдаёт?

— Или пусть продаст. Деньги никогда лишними не бывают.

— Сама решит.

Мама плакала и мотала головой:

— Куда мне? А у вас дети, семьи, сдавайте, деньги пополам делите. Живите!

Уговорили. Еле-еле. Первый раз в жизни увидела человека, который отказывался от квартиры.

— Не хочу с квартирантами мучиться. Найти, проследить, а если непорядочные окажутся? — решила мама.

Тогда мы с Гошей продали наследство и отдали ей деньги.

Мама купила себе небольшую дачу. Сказала, что всегда мечтала.

— Почему молчала? — обиделся Гоша. — Давно бы при даче была!

— Не хотела напрягать. У вас и так забот много, а тут я, со своей дачей? Не по-людски.

Мой муж и жена брата ни слова против не сказали. Наоборот, всячески поддержали наше с Гошей решение.

Муж сказал, что я подала отличный пример нашим детям. А Гошина супруга высказала своё мнение:

— Это твоё наследство, а не совместно нажитое имущество, поэтому только тебе решать. Решил отдать маме? Пожалуйста!

Мама тихонечко приводит себя в порядок, решая проблемы, о которых молчала, не желая нас с Гошей напрягать. Само собой, мы её отругали: например, о тех же проблемах со здоровьем, мы бы хотели знать сразу. А не тогда, когда: «Наконец-то вылечу, а то всё ноги не доходили, и денег жалко было».

— Не жалеешь? — недавно спросила у меня жена Гоши. — У тебя всё-таки трое детей, эти деньги можно было бы потратить на что-нибудь нужное.

Нет. Не жалею. Разумеется, если бы мы нуждались, или выплачивали кредит за жильё, или если бы были ещё какие-нибудь обстоятельства, то судьба наследства сложилась бы иначе. А так, у нас с мужем всё есть. И у Гоши всё есть. Теперь пусть у мамы всё будет.

Записано со слов Натальи Т.


«Теперь пусть у мамы всё будет…»