«Талисман вернулся…»

Как у всякого солидного, делового человека, день у Бори был расписан по минутам. И начинался он ровно в семь пятнадцать с получасовой пробежки в парке.

Нельзя сказать, что Боря был заядлым спортсменом. В детстве и юности на уроках физкультуры он никогда не блистал. Ни в школе, ни в универе.

Однако, повзрослев, поумнев и, закрепившись на перспективной работе, Боря пересмотрел свое отношение к спорту.

Вычитав где-то, что утренняя пробежка активизирует работу мозговых центров, практичный Боря решил, что это дело будет крайне полезным для его умственной работы и дальнейшей карьеры.

Вот и занялся снабжением мозга кислородом.

Опробовав разные маршруты, Боря облюбовал себе одну узкую тенистую тропинку. В отличие от других дорожек, где бегуны и велосипедисты создавали приличный траффик и часто мешали друг другу, здесь было безлюдно, тихо и уютно.

Лишь одна мелочь слегка раздражала его.

Раза два-три в неделю попадался ему навстречу один несуразный бегун. Небольшого роста, полноватый, в линялой красной майке и растянутых трениках, он несколько портил своим видом окружающий пейзаж.

Да и манера бега у него была какая-то нелепая. Широко расставив локти, выбрасывая в стороны колени…Ну кто так бегает? Каждый раз Боре приходилось изворачиваться, чтобы разминуться на узкой тропинке с этим неуклюжим Лапидусом.

Да, именно так мысленно окрестил Боря несуразного бегуна. Откуда взялось в голове это дурацкое прозвище, он и сам себе объяснить не мог. Так уж приклеилось. Лапидус и Лапидус.

Бегом Лапидус не ограничивался. Иногда Боря замечал его около спорткомплекса с брусьями, перекладиной и прочими физкультурными приспособлениями.

В компании с каким-то парнем нелепый физкультурник старательно качал пресс, пыхтел на брусьях и делал прочие оздоровительные упражнения.

Постепенно Боря привык делить с Лапидусом укромную аллейку, и раздражение куда-то пропало. Ну в самом деле, ему-то какое дело? Тропинка общая. Бегает человек и бегает. Зачем себе на ровном месте настроение портить?

Через какое-то время Боря даже проникся симпатией к незнакомцу. Он отметил одну странную закономерность. Стоит ему встретить Лапидуса на дорожке или просто увидеть возле спорткомплекса, в тот же день на работе у него удачно закрывается какая-нибудь сделка.

Боря понимал, что это всего лишь цепь случайных совпадений. И, тем не менее, в такие дни приезжал на работу с особым настроем и уверенностью. И каждый раз удача поворачивалась к нему лицом. Дела шли в гору.

«Не иначе, Лапидус моим талисманом стал», — мысленно шутил Боря, боясь даже рассказать кому-нибудь в офисе о странной взаимосвязи. Еще бы, коллеги тут же на смех поднимут…

И тут внезапно «талисман» пропал. Прошла неделя, другая, началась третья…А Лапидус как в воду канул. Приятель его регулярно появлялся на спорткомплексе, а недавнего раздражителя все нет и нет.

Боря поймал себя на мысли, что ему стало не хватать этого нескладного бегуна. На работу, правда, это никак не повлияло. Все шло ровно, гладко, без особых взлетов и провалов. Но какой-то малости все же недоставало. Куража, драйва что ли.

Пробегая в очередной раз мимо спорткомплекса, Боря неожиданно для себя остановился. Чувствуя себя полным идиотом, он подошел к приятелю Лапидуса, который отдыхал после подхода к перекладине и, стесняясь, выдавил:

— Слушай, тут парень был с тобой…Такой, в красной майке…Не знаешь, где он?

— А, Леха! — живо откликнулся физкультурник. — Знаю, конечно, мы в одной общаге живем. Твой знакомый, что ли?

— Ну да, пересекались пару раз, — неопределенно промычал Боря.

— Взял отпуск за свой счет, домой уехал, в Калужскую область. Чрезвычайная ситуация.

— Что такое? — насторожился Боря.

Парень оказался простым и словоохотливым.

— Ураган по его поселку прогулялся, много домов зацепил. И Лехин тоже. Родители и жена с дочкой, слава богу, живы-здоровы, а вот дом ремонтировать надо. У них с отцом руки из правильного места растут, только вот на материалы денег не хватает. Мы тут с мужиками скинулись, кто сколько смог, что-то он у родни занял, но по ходу все равно кредит брать придется, — грустно вздохнул парень.

— Много не хватает? — озаботился Боря.

— Кому как. Тысяч сто двадцать — сто тридцать еще точно надо. Тебе-то что за забота? Ты ему кто?

— Карта есть? Телефон к карте привязан? — повинуясь какому-то порыву, решительно спросил Боря.

— Есть. Привязан, — удивленно протянул парень.

— Давай его номер телефона.

На карте у Бори числилось около двухсот тысяч. «Что я делаю?» — удивленно думал он, переводя 150 тысяч на счет совершенно незнакомого человека.

— Скажи Лехе, что это мужики еще насобирали, — проинструктировал Боря обалдевшего парня.

И заторопился домой. Он уже опаздывал на работу.

Прошло дней десять. Все это время Борину голову не покидала мысль о том, как мог он, такой весь из себя практичный и рассудительный, совершить такой импульсивный поступок. Зачем? Сколько ни думал, объяснения найти не мог.

Задумавшись на пробежке, он чуть не налетел на человека, вынырнувшего из боковой аллеи прямо перед ним. Боря чертыхнулся, затормозил и… перед ним оказался Леха-Лапидус, собственной персоной. «Талисман» вернулся.

— Извини, брат, подрезал, — виновато пробормотал Леха и побежал вперед, все так же смешно выставляя локти в стороны и выворачивая коленки.

В замешательстве Боря остановился, глядя вслед нескладному бегуну. Сумятица в голове улеглась, никакие навязчивые мысли его больше не терзали.

«Починил, значит, родительский дом…Ну, беги, Лапидус, в смысле, Леха, беги», — с неожиданной теплотой мысленно произнес он и побежал вслед за ним.

На душе было легко и радостно.


«Талисман вернулся…»