Сын за отца

Есть у меня старинный институтский друг Сергей, мой бывший сосед по блоку в общаге.

Сам он из Братска. Первый курс. У всех студентов общажная залихватская жизнь, а на Серегу временами находила какая-то дикая хандра: он сидел целыми днями в комнате, смотрел в точку и чуть не плакал. При этом паренек он довольно брутальный — мы с ним в зале боксовали. Вот когда он в очередной раз отошел и повеселел, я навис над ним с разговорами:

— Ну, чего случилось? Ты безответно влюбился? Плюнь, не стОит она того…

Серега отшучивался:

— СтОит, стОит, надо брать, да не на что…

— Ну не хочешь говорить, дело твое, захочешь, сам расскажешь, может, чем и помогу…

— Нет, не поможешь.

Однажды мы вышли из института, Серега мне и говорит:

— Ты спрашивал «Откуда у хлопца Испанская грусть…?» Так я тебе расскажу, может и вправду легче станет. Пошли по Невскому погуляем.

Так вот, родился я в Ленинграде и родители мои питерские в xрeн знает, каком поколении. Когда я был в первом классе, они круто продвинулись по комсомольской линии.

Верили и приближали коммунизм. Партия сказала — надо, есть, ответил комсомол. В один прекрасный день, папу с мамой вызвали в райком, и торжественно вручили комсомольские путевки на стройку коммунизма в город Братск. Я до сих пор помню, как они до потолка прыгали, а потолки 4 метра, и давали мне первокласснику, подержать счастливую путевку в коммунизм.

Так я оказался в Братске. Бабушка и дедушка к тому времени уже yмeрли, какая нафиг питерская квартира? Ее же нужно было освободить. Мы же комсомольцы, а не временщики, теперь Братск наш дом. Там нам дали квартиру, родители стали большими начальниками, работали, вышли на пенсию, а тут перестройка. И теперь, этим БАМовским пенсионерам, даже раз в год не купить билет на большую землю, а им каждую ночь снится Питер.

Мы проходили Аничов мост, Серега остановился и показывает: Вооон видишь, на третьем этаже окно?

— Вижу.

— А на потолке люстра

— Ну…

— Меня в детстве папа сажал на плечи, и я играл с хрустальными висюльками этой люстры… Сколько лет прошло, а она все еще светит кому-то. Ну она старинная, всех нас еще переживет. Так вот, если вдруг вижу из троллейбуса наш потолок с люстрой, так веришь ли, такая тоска нападает, на луну выть хочется.

— На люстру , — неудачно пошутил я.

А что тут скажешь, жизнь есть жизнь, в прошлое не вернешься, ошибок не исправишь…

Прошло 15 лет, как я не видел Серегу, если быть точным, то пока не видел, но уверен, что скоро увижу.

На днях он нашел меня в интернете, звонит:

— Привет, дорогой! Я не звонил тебе 15 лет, хотя был уверен, что обязательно позвоню… А теперь о главном: Я 15 лет корячился как осьминог, впахивал как семь гномов, рисковал жизнью — пару раз чуть не yбили. Но… таки да. Короче, звоню родителям в Братск и говорю:

— Папа, Мама, быстро собирайтесь, я купил нам квартиру под Питером, в Тосно.

Выслал денег на дорогу и контейнер, встретил, но повез их не в Тосно а…… к нашей люстре…

Тут Серега, натурально разрыдался на том конце провода.

Сквозь слезы продолжал:

— Я все-таки ее, сyкa купил — нашу квартиру, как же я торговался с этими жлобами, чтоб они оставили люстру… Мои старики, чуть не yмeрли сидя на нашем голом паркете. Короче приезжай
на староселье.

… Хочешь, не хочешь, а поеду, куда я денусь…

Loading...
Сын за отца