«Свадебные шашлыки…»

Оксана позвонила мне и сказала, что согласна выйти за Толика, хотя тот и не спрашивал. Толик не сильно расстроился, так как любил её, но ей сказал, что лучше просто расписаться и не тратить деньги на торжества.

Но прознавшие прекрасную новость родители Оксаны настояли на том, что свадьба должна обязательно быть, и проходить мероприятие обязано в их семейной загородной резиденции, располагающейся на южных склонах «СНТ Родничок».

Дядя Вова, отец невесты, был прожжённым oxoтником и потому все званые обеды, ужины, завтраки и полдники проходили исключительно в формате шашлыков. Он начал приготовления с ночи. Надел камуфляжный костюм, налил в термос чай, взял свой знаменитый oxoтничий нoж и отправился добывать мясо в глухие заросли гипермаркета «Лента». По его мнению, свежее мясо продавалось только первые десять минут после открытия, потом на витрины выставлялись несъедобные муляжи и чacти тeл уволенных сотрудников.

По одному только запаху дядя Вова мог понять, как ymeрлo животное: в мyкaх и мeлaнxoлии, или моментально и, пребывая в радости.

Сегодня мясо было исключительно грустное, и охотник подумал, что это нехороший знак, но пару десятков килограмм всё же взял, ведь не каждый день дочка выходит замуж.

Гостей решили позвать немного – только самых близких друзей дяди Вовы. Я, как друг семьи и бывший любoвник Оксаны, был приглашен на роль фотографа.

Торжество было назначено на вторник, так как по выходным на дачах собиралось много соседей, а это потенциальные нахлебники и завистники.

Галина Петровна, новоиспечённая тёща, была рада больше всех, ведь её кабачки, наконец, пойдут в дело, а не стухнут на балконе, как это бывало каждый год. Поэтому основой всех блюд свадебного стола, включая торт, был благородный овощ. Он же был приготовлен в качестве подарка всем гостям и особенно жениху – как символ мужской силы и плодородия.

Несмотря на жару, Галина Петровна в приказной форме попросила, чтобы все были одеты подобающе, так как будет вестись фотосъёмка. Потому дядя Вова разжигал мангал в костюме-тройке и галстуке. Жених был красив: чёрный смокинг, небесного цвета рубашка, лакированные туфли, позолоченные запонки. Невеста облачилась в купленное в кредит белоснежное платье, высокие каблуки, серебряную диадему – высший шик. Я же, чтобы не выделяться, надел единственные чёрные носки и галстук- бабочку поверх белой футболки. Свадебный эскорт в виде «Яндекс-такси» смог доехать лишь до первых ворот СНТ. Дальше дороги как таковой не было – её размыло два дня назад и до «резиденции» нам пришлось пробираться чужими огородами.

По дороге Толик наелся крыжовника и яблок, от чего у него случился кишeчный диcбаланс. Один из огородов охранялся парой доберманов, они-то и помогли ему быстро справиться с недугом, а заодно – решить проблему с удобрением соседских помидор и пары клумб гладиолусов. Были сделаны первые фото в семейный фотоальбом.

Дядя Вова руководил подготовкой территории, стоя у мангала.

— Вот здесь, — указывал он пальцем, — должен стоять шатер с закусками. — Тут будет стоять музыкальный фонтан. А вон там нужно натянуть тент на случай атмосферных осадков.

Гости начали отмечать свадьбу еще до того, как узнали, кто женится. Потому все указы хозяина «фазенды» исполнялись неохотно, и к началу гуляний был развернут только разливочный пункт. На розливе стоял сам дядя Вова.

Жена на секунду отвлеклась от рубки салатов и организовала ещё один стол с надписью: «для подарков молодожёнам», после чего половина гостей скоропостижно отчалила, прихватив с собой подаренные им кабачки.

Когда Толик и Оксана вышли из кустов шиповника, служивших природным забором между двумя участками, от их костюмов остались только хорошие фото из салона и проценты по кредиту.

Новоиспеченная тёща отобрала у закусывающих гостей остатки каравая и поспешила к молодоженам. По дороге она споткнулась, и соль слетела с выпечки. Благо, что Толик как раз тянулся поцеловать новую «маму» и поймал рассыпанную в воздухе соль глазами — плохая примета не омрачила праздник, а я получил пару классных снимков.

Женщины уволокли невесту в дом, чтобы переодеть, так как подвыпившие мужчины уже косились на её изрядно порванный наряд в филейных частях тела и своими слюнями полили половину хозяйского огорода.

Толик решил, что это тот самый момент, когда можно подбить клинья к тестю.

— Перевернуть бы, — посоветовал он дяде Вове.

Рука тестя сама потянулась к охотничьему нoжy, но тёща грозно посмотрела на него сквозь стенку дома и тот успокоился на секунду.

— Дядя Вов, у вас вон там подгорает, давайте я пивkoм полью, — не успокаивался жених и выплеснул на шашлык стакан нефильтрованного. Угли грустно зашипели и начали тухнуть.

Тесть был человеком верующим. Он верил, что как только кто-то начинает лезть со своими советами туда, где он был профессионалом, в особенности, если дело касается приготовления мяса, то все привилегии и родственные связи автоматически обнуляются.

Когда Оксана вышла из домика в мамином сарафане и папиных калошах, Толик брал новую глубину, изучая лицом дно поливочной бочки.

— Папа! Ты что наделал?! — кричала она на дядю Вову

— Парню плoxo стало от пивa, я предложил ему освежиться, — пожимал плечами тесть, а сам раздувал потухшие угли.

Через два часа начало темнеть. Загорелись первые теплицы.

Виноват был двоюродный брат дяди Вовы, который прятался от жены с cигaрeтoй.

Молодых поздравляли и часто кричали «горько», так как других развлечений больше не было. Приглашенный тамада сломал своим лицом единственный магнитофон, когда подошел к дяде Вове с предложением жарить не только мясо, но и тофу для тех, кто не ест живoтных.

В полночь начались конкурсы.

Галина Петровна заплетающимся языком сказала: «кто первым принесет мне тую с участка Петрашкевичей, получит главный приз вечера».

Разгорячённые напитками гости, словно ждавшие этой команды, сорвались на поиски злосчастного имения Петрашкевичей. Через полчаса у Галины Петровны было три туи, два кипариса, одна пихта и четыре канадские ели.

К великому сожалению конкурсантов, что отбивались от голодных алабаев, перелезая через колючую проволоку и страдая от солевой картечи, главным призом оказался кабачок.

Для первой брачной ночи молодым была выделена баня, так как все кровати в доме были отведены под нужды жeртв конкурса.

Толик был горяч – виной тому давление, скаканувшее под двести из-за кoньякa, которым дядя Вова поил его в течение вечера, желая проверить стойкость жениха. Вызвали «скорую».

Машина доехала до первых ворот и застряла в колее. Больного пришлось нести на самодельных носилках, так как сам он был не в состояние даже стонать. Дядя Вова предложил еще раз освежиться в бочке, но там уже сидел его двоюродный брат, которого наказала жена за кyрeние. Я продал ей компрометирующее фото за двести рублей и обещание больше не щипать меня за зaд.

Толику сделали укол и посоветовали не вставать с постели до утра.

В этот момент дядя Вова починил магнитофон и всех пригласили танцевать. Первый танец принадлежал молодым и, по настоянию Галины Петровны, это должен был быть вальс.

Для вальса была подобрана наиболее подходящая композиция из имеющихся в коллекции Галины Петровны. Динамики заскрипели, зажглись фонари, жених и невеста взялись за руки и с первыми аккордами Лепса пустились в танец. Гости плакали. Молодые отдавили им все ноги.

Закончилась свадьба салютом и общим фото, которое я делал уже на телефон, потому что камеру мне разбил двоюродный брат тестя. Дядя Вова достал из закромов свою рaкeтницу и сделал залп. На призыв к спасению прибыла бригада МЧС и осталась до утра.

Отоспавшись в розах, родители невесты объявили о начале второго дня свадьбы. Дядя Вова разжёг мангал и поставил чайник. В кустах малины разыскали дрыхнущего Толика. Я растолкал спящую под моим одеялом Оксану и сказал, что пора вставать.

Автора: Александр Райн


«Свадебные шашлыки…»