«Судьба их свела…»

Это было так неожиданно, так щемяще нежно и так надрывно страстно одновременно.

Кто бы мог подумать, что почти в сорок пять лет Лиза встретит свою последнюю любовь в oнкoцентре.

Боли в спине, которые Лиза списывала на oстеoхондроз, оказались рaкoм лeгких. Прогнозы были неутешительными. Никому ничего не сказала. Да и говорить-то некому было. С мужем после развода давно не общалась. Сын Иван учился в столичном университете, зачем его расстраивать. У него учёба, работа да ещё бурная личная жизнь. Не хотелось Лизе омрачать его лучшие годы жизни. Родители давно yмeрли, мама тоже от рaкa. Друзья после развода перешли в разряд знакомых. Только на работе пришлось предупредить, что она серьёзно приболела и будет часто отпрашиваться. Работа бухгалтера легко делается и на удаленке. Поэтому и на работе особо не озадачились её болезнью.

В очереди в регистратуру она увидела его, точнее наткнулась на его отрешенный взгляд. Было ясно, что ему очень плохо. Наверное, только узнал диагноз…

Леонид решил бороться до последнего. Пытался найти цель — ради чего. Никак не мог её найти. Первая жена очень обиделась за то, что он ушёл к другой. Запретила общаться с дочкой. Хотя он украдкой всё же виделся с Ниной. Теперь она сама скоро станет мамой.

Они почти год не виделись. По праздникам созванивались, и только. Вторая жена, узнав три года назад его диагноз, резко изменилась: начала устраивать истерики по любому поводу, избегала общения. Потом и вовсе заявила, что она ещё молодая, хочет лет через пять родить здорового ребёнка от здорового мужчины. Не готова она пожертвовать собой. … И ушла.

И вот три года Леонид боролся с болезнью, с переменным успехом. Вариантов лечения становилось всё меньше, как и надежды на будущее. И смысла нет в этом будущем. Он никому не нужен, да и ему в принципе…

Столкнулись отчаянные. Судьба их свела. В регистратуре рядом стояли, потом в гардеробе, потом на трамвайной остановке. И выронила Лиза перчатки. Леонид поднял перчатки, будто через боль улыбнувшись, как показалось Лизе, протянул их:

— Вы обронили.

— Спасибо! Меня Лизой зовут. Видела, что Вы тоже из больницы? — неожиданно для себя заговорила Лиза. Уж очень хотелось пожалеть товарища по несчастью хоть каким-то участием.

— Да. Оттуда. Недолго осталось в эту больницу мне захаживать, — спокойно и твёрдо ответил он. И вспомнив, что не представился, несколько церемонно поклонившись, сказал:

— Леонид, 53 года, работал инженером в конструкторском бюро, в разводе, есть взрослая дочь.

Лиза искренне улыбнулась неожиданной презентации Леонида. Решила подыграть:

— А мне 45. Тоже в разводе, и есть взрослый сын.

— Сколько много у нас общего! И есть повод вместе пообедать и поговорить, тем более мы уже порядком замёрзли. Вы не против зайти вон в то кафе? — и Леонид махнул рукой на пристрой в соседнем здании.

— Я только «за», — ответила Лиза.

И они пошли греться и отогревать свои закрытые и настрадавшиеся души. Говорили до вечера, гуляли и заходили погреться то в торговый центр, то в очередное кафе, даже заглянули на выставку в картинную галерею. Рассказывали о себе, об увлечении туризмом, о фильмах. У них обнаружилось много общего. Лиза с Леонидом даже смеялись, позабыв о серьёзных проблемах со здоровьем. Оказалось, что живут они в соседних кварталах. Договорились на следующий день встретиться.

Встретились и… больше не расставались. Любили, как в последний раз. Эта и была их последняя любовь. Не могли надышаться друг другом. И так отчаянно хотелось жить теперь.

А у Леонида очередная xимия. Лиза вынуждена была переехать к нему, чтобы помогать. Ухаживала после лечения две недели. Тогда-то они впервые говорили о cмeрти.

Что страшно yмирaть, но жить в невыносимой боли, без надежды на выздоровление, ещё хуже. Что после cмeрти, и этого так хочется, должна быть иная жизнь. Что знаки о ней есть, но всё равно страшно: вдруг «после» нет ничего. Вот они сейчас есть, пусть живые, но целые миры друг для друга, и потом от них ничего не останется? Не может быть! Есть же закон сохранения энергии. Они должны сохраниться…

— Если бы «уйти» быстро и без мучений! — мечтал Леонид.

— Это не про нас, — горько отвечала Лиза.

Спустя несколько недель Леонид пошёл к врачу на приём и не вернулся. Cбилa машина, когда Леонид вышел из-под козырька остановочного комплекса, не убедившись, что на дороге нет автомобилей, пошёл к трамваю. «Мгновенная», как он и хотел.

Лиза даже не могла плакать. Хотелось кричать, но дыхание сбивалось до yдyшья. На пoхoронах она была чужой, её сторонились, шептались за спиной. Но Лиза, взяв себя в руки, подошла попрощаться. И тут хлынули слёзы. Она почувствовала, как Леонид обнял её откуда-то сверху, по-родному, тепло. Это необъяснимое наваждение и успокоило Лизу.

Он здесь, с ней. Он дал знать. Любовь живёт там…

Автор: #Опусы


«Судьба их свела…»