«Старушка…»

Старушка ещё раз подергала дверь с надписью «не работает», а у меня не выдержали нeрвы.

— Вы не видите, разве? Закрыто.

Она смеряла меня взглядом и, сочтя достойным противником, ответила:

— Дык напишут, а потом срывать забывают. А ты и стой. Тьфу

— Так вывески же нет, окна пыльные и газетами заклеены, что вы там вообще искали?

— Не твоего ума дело.

Старушка развернулась на пятках и зашагала прочь, а я присмотрелась к двери. Нет, все правильно, дверь старая и ржавая, приступочек зарос травой, сама бумажка с надписью выцвела. Никаких следов человеческого присутствия. И, все же, повинуясь нелепому порыву, я взялась за ручку и дернула дверь на себя. Закрыто. А потом увидела крошечную едва заметную табличку «pull» и толкнула. Дверь легко поддалась.

После солнечной улицы внутри было очень темно. Я немного постояла на пороге, давая глазам привыкнуть, и понемногу двинулась внутрь. Вдоль стен стояли большие пыльные витрины, всюду валялись доски и тряпки. Когда глаза адаптировались к темноте, я заметила, что не весь пол грязен одинаково, от входа куда-то внутрь вела цепочка следов. Любопытно.

Следующее помещение было больше и куда захламленней. Взгляд выхватил пару игровых автоматов и несколько секций американских горок. Следы убегали дальше, а я расслабилась от тишины.

В третьей комнате было ещё теснее и приходилось перебираться через горы канцелярских папок, нагромождения шкафов и кучи досок непонятного назначения, но следы вели дальше. Туда, где стал заметен еле теплящийся свет, а его источник становился с каждым шагом все ярче.

Я преодолела очередную конструкцию, но зацепилась за невидимый в темноте выступ. За попытками открепиться меня и догнала бабка.

— Я ж говорила! Эх, молодежь, — бросила она на ходу и потрусила мимо.

Интересное дело, это неожиданное соперничество разожгло любопытство и oxoтничий aзaрт. Что ж меня бабка oбгoнит? Я подпрыгнула повыше, освободилась из плeнa и рванула вперёд, сосредоточившись на движущейся цели. Бабка уже скрылась в очередном проёме.

Складывалось ощущение, что огонек сам не знает где находится и просто блуждает впереди. Сбоку мелькали останки строительной техники, вагончики и даже шатры, но разглядывать было некогда, только вперёд.

Наконец к огоньку присоединилось ещё несколько и, завернув за кабину трактора, я увидела аккуратный прилавок. Бабка уже от него отошла, но увидевший меня продавец негодующе посмотрел ей в спину.

— Лидия Семёновна, вы опять дверь не закрыли?

Старушка захихикала, но ответила неожиданно серьезно.

— А я дверь никак открыть не могла. Спасибо девушке, подсобила.

— Сколько раз вам говорили, нельзя так с новенькими? А если испугаются?

— Можно и нужно. Не умеете вы молодежь заинтересовывать.

Старушка медленно двинулась прочь, а я растерянно смотрела на мужчину за прилавком.

— Девушка, миленькая, рано вам ещё. Лет через тридцать приходите.

Я обернулась на старушку, она ковыляла к двери, окружённой по периметру яркими лампочками и с неоновой вывеской «Выход» сверху. А здесь нельзя было войти?

Старушку я догнала уже в дверях, она вышла на улицу и щурилась уже почти севшее солнце.

— Что только не придумают, лишь бы льгoтникaм положенное не давать. Но значит, я все верно поняла, из наших ты.

Старушка хитро подмигнула мне, достала из пакета, который ей вручил мужчина, метлу, оседлала её и улетела в закат.

Автор: MаdTillDеаd


«Старушка…»