«Случайность и ревность…»

Вообще тогда в деревне не дискотека, а танцы были. Просто танцы. Но сколько в этом слове для 15-16-летних девчонок значимости! Большинство из приезжих еще ни с кем не дружили, да и среди сельских девчонок далеко не все могли уверенно пройти по селу с мальчиком.

В тот год в июле было жарко, как будто лето торопилось выдать весь свой максимальный температурный режим. Иногда собирались тучи и шел дождь, но вскоре вновь выглядывало солнце. Удивительно теплыми были вечера, и даже ночью прохлада едва чувствовалась в воздухе. И только под утро свежесть окутывала сельские улицы, дома, пробиралась сквозь открытые окна.

И вот как раз под утро – самый сон. Но нет же! Вставать надо, идти в огород и полоть грядки, и никакой скидки на то, что вчера заявилась с танцев за полночь.

В субботу мы как обычно собрались у клуба, но никто в него не входил, все ждали, что приедет Юрка на старом жигуленке отца и отвезет нас в соседнее село на танцы. Расстояние всего десять километров, так что за два рейса справился бы.

Застрекотал мотоцикл и вскоре появился, вырулив с соседней улицы Сережка Горбунов. А сзади, на пассажирском сиденье, Люська – улыбчивая, задорная и какая-то светящаяся от едва скрываемой радости.

Люська старше меня и моих подруг на два года, – ей восемнадцать. У нее уже есть Серега, двадцатилетний друг. Пока только друг. Но судя по их отношениям, максимум через полгода-год Люда выйдет замуж.

Она совершенно не скрывала своего настроения и излучала довольную улыбку. По деревне часто каталась с Серегой на мотоцикле, пренебрегая мотоциклетным шлемом, впрочем, как и Серега. Ее темные каштановые волосы развевались от встречного ветра, и она, счастливая, обвивала руками Сергея, прильнув лицом к его спине.

Люська соскочила с мотоцикла, также задорно улыбаясь, поздоровавшись с нами.

– Ну, что, девчонки, едем?

– Едем, едем, Юрку ждем.

Светловолосый, загорелый Серега, вернувшийся этой весной из армии, виновато развел руками: – Я бы всех отвез, да только у меня мотоцикл – одно место всего.

– Ну, понятно, у тебя только одна пассажирка, у который вечный «проездной», – пошутил кто-то.

Послышался звук легковой машины и, наконец, показался Юрка. Конечно, в машине только четыре пассажирских места, но втиснулось пятеро. К нам на коленки порывался прыгнуть Мишка, но мы дружно завизжали и он ретировался, оставшись с парнями ждать следующего рейса.

Через пару часов все, кто хотели попасть на танцы в соседнее село, уже танцевали в чужом клубе.

Люська, счастливая, в синем сарафане и джинсовых босоножках, которые по блату достала ей в городе старшая сестра, закинув руки на шею Сережке, мечтательно смотрела на него, покачиваясь на месте. Ни одного медленного танца не пропустила эта пара.

Летний вечер давно перешел в ночь – с ароматом луговых трав, запах которых, казалось, доносился до клуба, со стрекочущими кузнечиками и жужжащими комарами.

Мы уже вышли на крылечко, подставляя легкой прохладе плечи и лицо, пытаясь остыть. Время уже приближалось к полуночи, все стали волноваться, когда же приедет Юрка, клятвенно заверивший развезти нас по домам.

– Ну вот, задружил Юрка, подружка у него тут, придется ждать.

– Мне нельзя опаздывать, – сказала Наташа, высокая худенькая девушка, приехавшая к бабушке вместе с родителями всего на неделю, – меня потом вообще никуда не пустят.

– Тебе уже восемнадцать, а ты боишься опоздать, – рассмеялся кто-то из девчат.

– Ну и что, у меня родители строгие, беспокоятся, я только до двенадцати отпросилась.

– Прям, как Золушка, – засмеялись мы, – вот сейчас пробьет двенадцать и вместо Юркиного жигуленка покажется тыква.

– Смешно вам, а мне плакать хочется, – Наташка была встревожена не на шутку.

– Слушай, давай Сережка тебя сначала отвезет, а я подожду, – предложила Люда.

Сережка к тому времени уже завел мотоцикл и тот надсадно тарахтел, оглушая июльскую ночную тишину.

– Сереж, ну чё, отвезешь девушку?

Сергей пожал плечами: – Ну, можно и отвезти. А ты как?

– Тебя буду ждать.

– Ну ладно, жди, я скоро.

Музыка в клубе начала стихать, молодежь вышла на воздух. Мы уже начинали волноваться, отчего Юрки так долго нет.

– Вот связались, как теперь домой добираться, у меня ведь тоже мамка волнуется, – сказала Олеся.

– А меня отец с дрыном ждет, – пожаловалась Маринка, – так-то отпускают, но не допоздна.

– Да, девочки, на Юрку надежи нет, он и поехал-то сюда из-за девчонки своей, ждать-пождать нам теперь.

– И Сереги чего-то долго нет, – заметил кто-то из наших.

Люська съежилась от этих слов, и даже отошла от нас шагов на пять, вглядываясь и вслушиваясь в звуки ночи. Но мотоцикла не было слышно.

Было уже два часа ночи, когда подъехал Юрка.

– Чего так долго? – стали возмущаться мы.

– Ну, приехал же, как обещал, запрыгивайте давайте.

Уже захлопнулись дверцы, как вдруг увидели, что Люська так и стоит чуть поодаль от крыльца одна-одинешенька.

– Люсь, садись, давай, уместимся.

– Я не поеду. Я Сережу буду ждать.

– Ты что, ночевать тут будешь? Утро уже скоро, Серега дома давно, наверное, подумал, что ты с нами приедешь.

– Нет, он обещал, я буду ждать.

– Ну, началось, – Юрка вздохнул, – ну чё за детский сад, то поеду, то не поеду.

Две девушки, постарше нас, вышли из машины и стали уговаривать Люську.

– Отстаньте, – закричала она, – сказала, не поеду, значит не поеду! – она подошла к крыльцу и села на ступеньку, подперев голову руками.

Юрка, матюгнувшись, вышел из машины.

– Люююд, ну не могу я тебя здесь оставить, ладно бы родственники были, у них бы переночевала, а так не могу, понимаешь. Ну, поехали! Я тебе точно говорю, дома Серега уже. Да и не простит он мне, что тебя тут оставил.

Плечи Люськи вздрагивали. Она поднялась и пошла к машине. Ехали мы в полной тишине. И вышли все вместе там же, у клуба.

Проходя мимо дома Сереги, Люська резко свернула.

– Куда ты, дурочка, людей хочешь разбудить? – Крикнули ей вслед.

Но Люська не собиралась колотить кулаками по воротам. Она встала на скамейку и заглянула через забор, точно зная место, где Серега ставил мотоцикл. Мотоцикла не было.

Она спрыгнула со скамейки и с плачем побежала к нам. – Нет его дома, нет! А если они разбились? – рыдала она.

– Так мы бы по дороге увидели их.

— А может он другой дорогой поехал, через березняк? — Не унималась Люда.

— Давайте до утра подождем, если не вернутся, сообщим всем, будем искать.

– Сейчас, сейчас надо искать, – кричала Люська.

– А если не случилось, а мы родителей Серегиных испугаем. Тогда что?

Уже забрезжил рассвет, и в дымке показались двое. Один вел мотоцикл, а другой, точнее сказать, другая, шла рядом. И это точно была Наташка.

– Как это? – растерявшись, спросила Люда саму себя. – Где они были?

Все молчали, наблюдая как приближаются абсолютно целехонькие Сергей и Наталья, и, осознавая, что же произошло.

– Это ты домой так торопилась? – Люська кинулась к Наташке, и в один миг схватила ее за плечи. – Моль белая, тихоня! Вот зачем тебе на мотоцикле надо было ехать!

Серега кое-как оторвал Люську от испуганной Натальи.

– Ты чего кидаешься?! У меня мотоцикл сломался.

– За это время пешком два раз можно было прийти, – четко проговаривая каждое слово, уже негромко, но еще в ярости заявила Люська. – Ненавижу! – крикнула она вслед Наталье. – И тебя ненавижу! – также с ненавистью сказала она Сереге.

– Ну и ладно, бешеная какая-то! Говорю, мотоцикл сломался, – он со злости пнул по колесу. Я сколько с ним возился, думал, вот-вот налажу.

Люська, не слушая его, побежала домой.

– Да-аа, съездили на танцы, — сказала Маринка.

Предполагаемой свадьбы у Люськи не было. С Серегой не было. Через год она вышла замуж за своего однокурсника (Люська тогда в техникуме училась, после окончания которого осталась в городе).

Женился на другой и Серега. Пересекались ли их пути, неизвестно. Но лет десять назад случайно встретила Людмилу в городе. К тому времени она была уже второй раз замужем. Вспомнились нам летние вечера, танцы в клубе; и тот июльский вечер тоже вспомнился.

– Вот даже понять не могу, почему я тогда взбесилась, такая злость меня захлестнула, так обидно было! А ведь у Сергея и в самом деле мотоцикл сломался, он его потом долго налаживал, а вскоре другой купил. Но я так и не знаю, было ли у него что-то с Наташкой или нет, скорей всего нет, потому что любил он меня, только на меня смотрел. И вообще, зачем я тогда Наташку пожалела, сама к Сергею подсадила.

Потом мы еще вспомнили всю нашу компанию, вспомнили, какие были чудесные летние вечера и ночи, да и само то время казалось теперь самым замечательным.

Автор: #Татьяна_Викторова


«Случайность и ревность…»