«Шура…»

Шура, когда все уже спали, все не могла закончить домашнюю работу. Рубаху мужа отгладила, Гриша любит каждый день в чистой ходить. Сыну в школу форму приготовила, дочери младшенькой платьице в сад идти. Стараясь не греметь, перемыла посуду. Глаза закрывались уже сами по себе, шутка ли с четырех утра на ногах. А спать нельзя, у нее еще куча вещей на штопку. Вдела нитку в иголку, с трудом заштопала один носок мужа, да так и уснула на стуле.

И так каждый день, без передыха. Ферма, дом, ферма. И бесконечные придирки мужа. Ему хорошо, в МТМ, когда работы нет, с мужиками в картишки играть. А ей даже присесть некогда. Вечером накормить всех, уроки у сына проверить. Дочери на ночь косу заплести. Волосы Лизоньки, были ее гордостью. Длинные, густые, они задорно завивались на кончиках волос. Еще и муж внимания требует, хотя ей просто хочеться лечь и спать хотя бы сутки, не просыпаясь.

В тот день она нервничала. Должна была комиссия из района приехать с проверкой. Они запаздывали, а Шура места себе не находила. Обед опять не успеет приготовить, опять Гриша злиться будет. Наконец приехали. Два мужика и женщина. Женщина брезгливо смотрела себе под ноги, боясь наступить в навоз. Мужчина постарше стал говорить с заведующей фермой. А тот что помоложе к Шуре подошел. Стал спрашивать о рационе, хороши ли надои? Шура машинально отвечала, не глядя на него. И вдруг. — Вы так еще молоды и красивы, вам не тяжело здесь? — вдруг спросил он.

Она смутилась и наконец посмотрела на него — Тяжело не тяжело, а работать где то надо — Он не отводя от нее взгляда, заметил — Вам бы моделью работать, а вы в навозе ковыряетесь — Шура обиделась и огрызнулась — Нормальная у меня работа, не всем же кривляться — Он тихо засмеялся — Ну простите меня, не хотел вас задеть — Шура взяла ведро и пошла к выходу. У ворот оглянулась, этот странный мужчина смотрел ей вслед.

Когда прибежала домой, с облегчением выдохнула, мужа на обеде не было. Она быстренько начистила картошки и стала готовить ужин. Руки делали привычную работу, а в голове все слышалось — Красивая, модель — И все вспоминалось лицо мужчины. Жена у него наверное счастливая и красивая. У такого мужчины только такая должна быть. И стало грустно, Гриша ее ни разу красавицей не назвал. Неряхой, неумехой да, а красивой никогда.

Мужчину звали Николай и был он главным зоотехником в районе. Раза два в неделю приезжал к ним на ферму, уже один. Женщины незамужние как то узнали, что разведен и стали с ним заигрывать. А он все к Шуре. Подойдет, поговорит, пошутит. Шура сначала стеснялась сильно, а потом привыкла. Стала тоже бойко разговаривать. Он ей нравился, с ним легко было. И по утрам даже прихорашиваться стала. По деревне сплетни поползли. Что Шура с зоотехником встречается, мужу изменяет. Это все бабы с фермы. Раз он ими принебрег и Шуру выбрал. За спиной мужа, мужики смеяться стали. И однажды Гриша, наслушавшись, поколотил ее.

Когда Николай увидел синяк, разозлился. — Он не имеет права, тебя бить. Сейчас пойду и тоже ему в глаз дам — Шура вцепилась ему в рукав — Не ходи, умоляю. Еще хуже будет. Он тогда детей заберет и уйдет от меня — Он обнял ее — Так бросай его, бери детишек и ко мне. Квартира у меня большая, места хватит — Она отшатнулась — С ума сошел? Он муж мне, да и непривычная я по мужикам бегать. Уезжай и больше меня не тревожь —

Когда пришла домой с тяжелым сердцем, ведь внутри свербело, может зря отказалась, не поверила своим глазам. На столе был ужин, варенная картошка, да огурцы соленые с грибами. — Вот и мамка наша пришла, прямо к ужину. Давай помогу раздеться и давай за стол. Потом спать ложись, устала поди. А мы с детьми все уберем, Правда? — Сын и дочь закивали.

Уже ночью Гриша шепнул ей — Прости меня, только не бросай. Куда мы без тебя — Шура улыбнулась и подумала » Слава Богу, что искушению не поддалась и из за обиды семью не разрушила» И уснула спокойным сном, счастливого человека.


«Шура…»