«Шесть племянников и племянниц…»

Говорят, что внуки от дочерей котируются выше, чем внуки от сыновей. Жаль, что у нас в семье всё иначе.

Старший брат женился, когда мне было тринадцать лет. Через год у него появился первый ребёнок, и моя спокойная жизнь закончилась. У жены брата, тёти Марины, вообще никого из родных людей не было, поэтому с детьми ей помогала только моя мама. Да, с детьми. На одной они не остановились. Родили второго, третьего, четвёртого, пятого и шестого. У меня в общей сложности шесть племянников и племянниц. Шесть!

Как я готовилась к экзаменам? Скотчем приматывая две подушки к ушам, в глупой надежде урвать хоть немного тишины. Тёте Марине, после третьих на тот момент родов, когда на свет появились сразу два малыша, нужна была передышка, и старшие дети неделями жили у нас. Мама работала продавцом по графику неделя через неделю, но выходных у неё не было. Я ей помогала, видела, как она зашивается.

Тётя Марина постоянно уговаривала маму, чтобы мы стали жить все вместе. Семья, всё такое, но даже я понимала, что ей просто нужны сразу две няньки в доме.

К середине первого курса, я устроилась на работу и переехала жить к подруге, которая снимала комнату: тётя Марина сообщила радостную новость об очередном пополнении.

На четвёртом курсе я вышла замуж. Получила диплом, устроилась на работу, забеременела. И мою дочь мама даже видеть не хочет. Ей хватает детей моего брата. Тем более, что стоило мне начать жить самостоятельною жизнью, как тётя Марина уболтала маму на переезд, а со временем и на увольнение.

Мама ездит ко мне в гости, с удовольствием ездит. Но к внучке даже не подходит. Она смотрит сериалы, читает книжки, ползает в интернете, принимает ванну. Мама приезжает отдохнуть.

Я всё понимаю: тётя Марина вышла на работу, мама на хозяйстве. Попробуйте ежедневно готовить на девять человек. Садики, школы, собрания, поликлиники, поддержание чистоты… Старшая девочка ей помогает, но, по сравнению с объёмом заботы, эта помощь — капля в море.

Получается, что те внуки и внучки — родные. Они видят бабушку каждый день, общаются с ней, она помогает им с уроками, гуляет по дороге из садика. А моя дочь будто и не внучка, а так, досадливое препятствие во время редкого отдыха.

Как-то я разговорилась с мамой мужа, не выдержала, пожаловалась на такую несправедливость.

— Это выбор твоей мамы. Она сама решила взвалить на себя такой груз, сама решила помогать семье твоего брата. Ты ничего не исправишь, а если будешь обижаться или предъявлять матери претензии, то можешь испортить отношения с мамой. У тебя есть я. Я всегда помогу, всегда приеду. Твоей маме очень тяжело, с одним-то ребёнком бывает не просто, а там их шестеро. Дай ей время: дети быстро растут, со временем её присутствие перестанет быть необходимостью, твоя мама вернётся домой и всё наверстает с внучкой, — сказала мне свекровь.

Мне кажется, что если бы мама сразу не дала тёте Марине сесть на шею, то та не стала бы рожать так много. Ведь когда не на кого рассчитывать, то человек взвешивает свои возможности, думает о последствиях. Мы с мужем о втором не думаем. Во-первых, нужна квартира побольше. Во-вторых, пусть свекровь и говорит, что я всегда могу на неё рассчитывать, я прибегаю к её помощи только в самых крайних случаях. Жаль, что у тёти Марины нет таких рамок.

Надо отдать брату должное: его семья ни в чём не нуждается. Он построил большой дом, работает, каждое лето вывозит жену, детей и маму на юг. Бюджетно, на территории России, но вывозит. Но мне всё равно так обидно за то, что он родился первым и успел наплодиться до такой степени, что моя дочь не нужна родной бабушке.

Ещё я очень боюсь, что когда племянники и племянницы подрастут, мама станет там не нужна. Она сейчас в возрасте, без официальной работы, какая у неё будет пенсия? Будет ли брат ей помогать? Или мама воспылает любовью к ненужной внучке только ради содержания?

Не получается отпустить ситуацию. Не получается перестать обижаться на маму. Сердце кровью обливается, когда она приезжает, дочка к ней тянется, а мама молча проходит мимо и запирается на лоджии с ноутбуком.


«Шесть племянников и племянниц…»