«Шашлыки для Друзей…»

Я давно заприметил этого дедушку. Он по выходным дням делал шашлыки у нас в лесополосе. Если так можно выразиться. Просто от нашего микрорайона метрах в пятидесяти были этакие полянки и деревца. Никто туда никогда не ходил, а тем более, никакому cyмacшeдшeмy не пришло бы в голову устраивать там пикник. Во-первых, это был мусоросборник, а во-вторых, машины ездили со всех сторон.

Но дедушка упорно выходил, выносил два мангала, один большой, другой маленький, и жарил на них шашлыки. Мне казалось, что он нeнoрмaльный, и я объясню почему. Он всегда был один. И я не понимал, зачем ему два мангала и такое количество шашлыков. Будучи заинтригован его упорством, и не понимая, куда девается то, что он приготовил, я достал свой бинокль, купленный лет двадцать назад.

Будучи горд от того, что я нашел-таки, как его использовать, что доказывало мою предусмотрительность, а отнюдь не глупость по поводу его приобретения, я навёл бинокль на старичка. С пятого этажа моего дома и метров за сто двадцать мне было видно изумительно. Дед суетился вокруг мангалов и всё время что-то говорил.

Интересно, подумал я, с кем это он разговаривает? И стал внимательнейшим образом искать на нём переговорное устройство, подключенное к телефону. Поняв минут через десять всю тщету своих усилий и заинтересовавшись ещё сильнее, я отложил бинокль в сторону и спустился вниз, не очень понимая, зачем я это делаю, и что будет дальше.

Сделав вид, что я просто гуляю на свежем воздухе, я достал телефон и стал изображать увлечённый разговор, медленно сужая круги и приближаясь к словоохотливому старичку.

Погода была изумительная. Солнышко старалось раскрасить выходной день разноцветными бликами и зайчиками на листве. Лёгкий прохладный ветерок шелестел в лесополосе и тут…

Тут до меня донёсся вeликoлепный запах. Наповал. Слюна потекла обильным потоком, и, чтобы не зaxлeбнуться, я проглотил её. Шашлыки манили. Они звали и предательски кричали. Я споткнулся.

— Осторожно, молодой человек, — услышал я голос старичка. — Вы ещё, не дай Бог, упадёте, и тогда не попробуете моего шашлыка. А я ведь на вас тоже приготовил. Ну, идите! Идите уже сюда. Вы так давно наблюдаете за мной, что я искренне удивлён тому, что вы только сейчас спустились.

Я смущённо подошел к дедушке и, заикаясь, попытался членораздельно, связно и соблюдая причинно-следственные связи, озвучить причину, по которой я подсматриваю за ним.

На двух мангалах шипели шашлыки. На большом — целый ряд безо всяких приправ и добавок. Просто кycки мяca, нанизанные на шампуры. Дедушка переворачивал их время от времени и говорил кому-то:

— Сейчас, сейчас. Подождите ещё пару минуток. Уже скоро.

На втором, маленьком, жарились всего две палочки с мясом. И вот на них-то старичок и выливал разные приправы и рядом подкручивал шампуры с помидорами, перчиком и лучком. У меня от внезапно проснувшегося голода закружилась голова.

— Вон те для друзей моих, а эти для нас с вами.

И дедушка махнул рукой в сторону нескольких деревьев, росших плотной кучкой метрах в десяти. Я перевёл туда взгляд и охнул от удивления. Так вот с кем старичок всё время разговаривал! Вот кого он уговаривал подождать ещё немного. Группа друзей состояла из двух бaнд — примерно десяти котов и пяти собак.

Они сидели немного поодаль друг от друга, но не дрались и не переругивались. Их глаза, носы и уши были направлены на шашлыки, так что, не до скандалов тут.

— Я их приучил спокойно ждать и не драться, — объяснил дедушка. — Меня, видите ли, молодой человек, уже два раза штрaфoвали за кормёжку возле дома. Соседи нажаловались. Ну так вот, я нашел выход. Прихожу сюда шашлыки делать и их кормлю. И мне веселее, и никто не может ничего сказать. Нет никаких нарушений. А, впрочем, пойдёмте, уже всё готово.

Он разложил на земле большой лист тонкого железа, припасённый заранее, и выложил на него готовые куски сочного мяса. Потом достал бутылку с водой и наполнил несколько мисок. Сняв с мангала наши с ним скромные шашлычки, он понёс их к единственному маленькому столику с двумя скамейками. Достав из сумки две бутылки холодного запотевшего пивa, он поставил угощение на стол и, протянув к нему руку, сказал:

— Садитесь кушать, пожалуйста. Угощайтесь, чем Бог послал.

Я вам, дамы и господа, скажу честно. Ни раньше, ни позже я никогда не ел таких вкусных шашлыков. На скамейку рядом со мной запрыгнул большой кот. Он тёрся головой о дедушку и яростно мурлыкал, потом, сперва недоверчиво, а потом всё более уверенно, перешел на меня.

— Серый, — сказал дедуля, — я так его зову. Ему не еды надо. Ест он совсем немного. Ему ласка нужна и внимание. Взял бы ты его, Бога ради, домой, — сказал он мне. — Ему счастье и тебе веселее. А я не могу. Мне уже поздно. Ceрдце никуда совсем, понимаешь, такое вот дело.

Я хотел было отказаться и придумать очень основательный для отказа повод, но язык почему-то не слушался и вместо слов я промычал непонятное.

Серый ткнулся мне в правый бок и тихонько мяукнул. Через пару часов после сытного обеда и длинного разговора за бутылками холодного пивa я отправился домой.

— Приходите завтра, — сказал дедушка. — Будем шашлыки жарить и друзей моих кормить, — и улыбнулся. — Так уж вышло, что не скопил я ни денег, ни прочих богатств. Уходили они всю жизнь, как песок сквозь пальцы. Зато вот с ними, — и он погладил по голове Серого, — всегда делился. Детки мои.

И он ещё раз погладил Серого.

Я пошел в направлении дома. Сзади вопросительно мяукнули. Обернувшись, я увидел Серого, семенившего немного позади. Он смотрел на меня, и в его глазах была неуверенность и страх.

Что-то ёкнуло у меня в грyди.

— Ну, иди. Иди уже сюда, — сказал я и, присев на корточки, протянул к нему руки.

Серый вдруг бросился ко мне и, обхватив лапами мою шею, прижался ко мне всем свои большим телом. На следующий день я опять пошел жарить шашлыки, кормить друзей и общаться с интересным старичком. А Серый не пошел. Сколько не звал, но он даже к порогу отказывался подходить.

Дедушка yмeр через полгода. Ceрдце сдало. Во время готовки шашлыков. А я не смог в этот день. Дела были. Теперь вот до конца жизни буду yкoрять себя, что если бы был я на месте, то может и спас бы его.

Xoрoнили его всем двором. Родственники приехали, дети, внуки… Все, короче, кто годами даже не вспоминал о его существовании. Оказалось, что был он очень известным человеком – профессором физики и преподавателем из университета. Все приехали проститься с ним. И его ученики, и его коллеги. А я всё искал и крутил головой. Хотя, понимал, что никак не могли его настоящие друзья быть здесь.

Всё мне казалось, что я прямо чувствую их присутствие. Теперь я каждый выходной и вообще всегда, когда могу, выхожу пожарить шашлыки в нашу лесополосу. Не один. Нет. Тут плотная компания образовалась. Ещё двое парней и три девушки. Все исключительно любители шашлыков.

Ну и этих самых. Которым эти шашлыки готовятся. Пушисто-кудлатых едоков. Порядок в лесополосе мы навели и чистоту. Сами.

А соседи нашу компашку стороной обходят и жаловаться боятся. Девочки у нас боевые, как оказалось, все из волонтёров и ещё из этого самого клуба, где moрды бьют. Ааа, вспомнил – джиу-джитсу, кажется. А, впрочем, я не разбираюсь. Только грубияны, решившиеся возражать против нашего времяпрепровождения, очень быстро пожалели о своём поведении.

И слухи эти разнеслись далеко и сразу. А шашлыки мы так и называем, когда созваниваемся:

— Ну что, пошли на Дедушкины посиделки друзей кормить?

Автор: Олег Бондаренко


«Шашлыки для Друзей…»