«Сбежавшая пассажирка…»

Ада Юрьевна была еще совсем не старой женщиной, три месяца назад, в апреле, она отметила свое шестидесятилетие. Веселый получился юбилей, пока сын, Эдик, не начал тот самый разговор.

— Мамочка, ты же знаешь, как сложно сейчас бизнесом заниматься?

Ада Юрьевна насторожилась. Сына своего уж очень хорошо она знала. Эдик с детства любил деньги. Еще в пятом классе пытался свой «бизнес» наладить. Покупал в оптовом магазине маленькие шоколадки и жевательную резинку, а потом в школе ребятам продавал. Ада Юрьевна с тогда еще живым мужем, Николаем, ругали сына, но ничего исправить не смогли. Зато уже в тридцать лет у Эдика было несколько продуктовых магазинов, две квартиры в краевом центре и дорогой автомобиль. Ко всему этому прилагалась и жена, Илона, дочь начальника краевой пoлиции, красивая, избалованная и абсолютно не желавшая общаться со свекровью. Ада Юрьевна сначала переживала из-за этого, а потом успокоилась, лишь бы сын был счастлив. Вот только сыну уже почти сорок, а детей нет, и, наверное, не будет, говорит, что дети только мешают жить. А Эдик с Илоной хотят ездить отдыхать за границу, вечерами ужинать в ресторане и чтоб никто их «не дергал за подол и не мешался с ангинами и таблицей умножения».

Последний раз сын заводил подобный разговор сразу после пoxoрон отца, он тогда спросил, остались ли еще деньги, отложенные на черный день, ему не хватало на закупку окорочков. Ада Юрьевна, еще не отошедшая от потери любимого мужа, все, что осталось после погребения, отдала сыну. Потом на девять дней пришлось у соседки занимать. И вот опять. Она осторожно спросила:

— У тебя какие-то проблемы? Ты же недавно огромную дачу кyпил.

— Ну да, деньги все потратил, а тут выгодная сделка наметилась, бананы из-за границы, помоги, а?

— Чем же я тебе помочь могу? Нет у меня денег, пeнсия, сам знаешь, какая.

— Да нужна мне твоя пенсия! Давай дом продадим, кyпим тебе однокомнатную квартирку, я тут нашел по объявлению. Там, конечно, ремонта нет и пятый этаж без лифта, но ты ж молодая еще, отремонтируешь потихоньку, а по ступенькам вместо зарядки бегать будешь. И, вообще, имею я право на наследство?

Ада Юрьевна не верила своим ушам, неужели ее родной сын готов выселить ее из родного дома, который они с мужем строили с первого кирпичика своими руками, в котором он родился, научился ходить, вместе с отцом сажал деревья и с этих же деревьев потом угощал друзей красными, сочными яблоками? И это ради каких-то бананов?!

— Как я могла не заметить, что вырастила не человека, а чудовище? – прошептала она, — Ты не помог мне за все время ничем, ни делом, ни копейкой. Ты не спрашиваешь, как мое здоровье, чем я живу. Ты готов продать родной дом, а меня поселить в грязной квартире с тараканами ради малейшей выгоды. Мы-то с отцом мечтали, как здесь будет звенеть детский смех, как будет собираться наша дружная семья. – Ада Юрьевна вздохнула и твердо добавила: — Нет, сын, нужны деньги, продавай свои дачи, машины, но никогда я не позволю продать этот дом!

Эдик тогда обиделся и сразу уехал. А она, пряча слезы, выслушивала поздравления и принимала подарки.

Через месяц Ада Юрьевна почувствовала себя плохо. Обратилась в бoльницу и узнала, что бoлeзнь уже стала очень серьезной, хоть и не было никаких ее признаков. Врaчи назначили лечение, но не обещали, что она выздоровеет, наоборот, честно предупредили, что жить ей осталось не так уж и долго.

Сын не приезжал и не звонил. Ада Юрьевна, не сообщала ему о своей бoлeзни, боясь, что он сразу отправит ее в бoльницу и продаст дом, не дожидаясь ее cмeрти. Чтобы не раскисать, она усердно занялась огородом. Насобирав малины, ходила продавать на ж/д-вокзал, поезда там останавливались на несколько минут, вот и покупали пассажиры свежие ягоды.

Этот июльский день был очень теплым и солнечным. Ада Юрьевна, собрала малинку, и заторопилась к шестичасовому вечернему поезду. Ходила она пешком, до станции было не так уж и далеко, а лишнюю копейку на маршрутку тратить не хотелось, много денег уходило на лeкaрcтва. Успела вовремя, пассажиры высыпали из вагонов и обступили женщин, продающих ягоды да огурчики. Но вскоре объявили, что поезд отходит и проводники, быстро запихнув всех в вагоны, стали закрывать двери. Тут из вагона, около которого стояла Ада Юрьевна, отпихнув проводницу, высунулся небритый, опухший мужчина и пьянo зaoрал:

— Ладка, ты где, зaрaза? Ну и прoпади ты!

Тут опытная проводница запихнула его в вагон и захлопнула дверь. Поезд уехал.

Женщины на перроне дружно стали высказывать всякие предположения, только Ада Юрьевна, накинула на плечо ремень от коробочки из-под ягод и пошла домой.

Завернув за угол вокзала, она вдруг услышала детский плач. Оглянувшись по сторонам, увидела под деревом худенькую девушку с грyдным ребенком. В руке у нее был небольшой пакет. Ребенок плакал, а девушка тихонько его качала и вытирала катившиеся без остановки слезы.

Ада Юрьевна остановилась, внимательно посмотрела на девушку и решительно направилась к ней.

— Лада? – улыбаясь, спросила она.

Девушка широко и испуганно открыла глаза.

— Откуда Вы знаете мое имя? Он не уехал?

— Уехал. Не бойся. У тебя есть куда идти?

Лада покачала головой и Ада Юрьевна позвала:

— Пойдем ко мне, я живу одна, места хватит. Там и поговорим.

По дороге они ни о чем не разговаривали, ребенок успокоился, постепенно Лада перестала вытирать слезы и даже с интересом смотрела по сторонам.

Когда они пришли домой, Лада умылась, покормила ребенка грyдью, уложила его в комнате спать и вышла на кухню, где ее ждала Ада Юрьевна.

-Ну что, давай знакомиться. Как тебя зовут, я уже знаю, а я Ада Юрьевна.

Лада услышав имя хозяйки дома, резко подняла на нее глаза и с невероятной надеждой в голосе спросила:

— А Вы в детстве знали Раю Нестерову?

Тут уж удивилась Ада Юрьевна:

— Знала, а она тебе кем приходиться?

— Это моя мама! – Лада вдруг загрустила, — Она yмeрла пять лет назад.

И Лада рассказала, что мама часто вспоминала свое детство, любимую подружку Аду, с которой они дружили с самого детского сада. Это было такое счастливое время! Лада как будто вместе с мамой переживала как их принимали в пионеры, представляла, как две подруги уговаривали соседей отдать свои газеты и журналы, лишь бы больше всех собрать макулатуры, как учились печь торт, но вместо сахара насыпали соль. Обидно было!

— Да, то время было замечательное! Мы долго дружили с Раей, но потом, когда мы учились в седьмом классе, они уехали жить в другой город и мы потеряли друг дружку.

— Мама Вас всегда помнила, она даже хотела меня назвать Адой, но папа не согласился, тогда я стала Ладой. После ее cмeрти все стало плохо. Очень. Папа с горя запил. У него появились странные друзья. Папа работал на стройке, однажды на него обвалилась стена, и он лишился ноги. Теперь он получает пенсию по инвалидности, так все деньги он тратит на пьянкy с теми «друзьями». А однажды ночью, когда он уснул, один парень, он с кем-то тогда пришел, зашел в мою комнату…– Лада заплакала, но сквозь слезы продолжила: — Он стал часто приходить, отцу сказал, что мы встречаемся, а мне пригрозил, что, если буду противиться, отравит отца и никто не докажет, что он yмер не от пьянки. А всем расскажет, что я спала со всеми, кто к нам приходил и на мне никто никогда не женится.

Когда я забеременела, Сергей стал чуть ласковее со мной и, ради ребенка, я согласилась с ним жить. Он переехал в нашу квартиру. Перед самыми родами отец yмер. Когда я вернулась из роддома с Илюшей, я узнала, что папа продал нашу квартиру Сергею. За два дня до cмeрти. Я знала, что столько денег у Сергея не было, и испугалась. Я поняла, что Сергей обманул отца и yбил его, но не могла ничего поделать. А тут он надумал ехать к родственникам в гости, я узнала, что мы будем проезжать через ваш город, и решилась сбежать от него. Я не знала, что буду здесь делать, я просила мамочку помочь мне и надеялась на чудо. И вот я встретила Вас!

Ада Юрьевна плакала, слушая Ладу, она крепко ее обняла и сказала:

— Спасибо Рае, что послала мне тебя. Здесь ты будешь счастлива, я обещаю тебе. Это теперь твой дом.

Лада стала помогать по хозяйству Аде Юрьевне, а та с удовольствием водилась с маленьким Илюшкой. Девушка оттаяла, повеселела, им было хорошо и уютно вместе. Чтобы сын не смог выгнать девушку и ребенка, Ада Юрьевна оформила продажу дома Ладе, с правом проживания в нем. Она была уверена, что ей осталось недолго жить. Но забота о малыше, доброта, которую дарила ей Лада, сделали ее такой счастливой, что, проверившись в очередной раз, Ада Юрьевна очень удивила врaчей. Бoлeзнь отступила!

Лада через два года вышла замуж, за очень хорошего человека, и родила еще двух девочек — близняшек. Дом все же наполнился веселым смехом детей, а Ада Юрьевна стала счастливой бабушкой. И жива-здорова по сей день.

Автор: Мария Скиба


Оцените статью
IliMas - Место позитива, лайфхаков и вдохновения!
«Сбежавшая пассажирка…»
«Плюшевое безобразие…»