«- Сама на шее у мамы сидит и мужа привела — себе под стать…»

-Ты как Плюшкин, — всегда посмеивается надо мной муж, — все прикоробчила.

Это так, меня вполне можно назвать бережливой. Сказывается полуголодное детство. Нас у мамы было четверо, я и трое старших братьев. Остались без отца, мама нас одна тянула. Хорошо, что жили в сельской местности. Иной раз только огород и куры выручали, особенно в голодные 90-е.

Хотя мне еще повезло: я младшая в семье, да еще и девочка, братья всегда старались и лучший кусочек мне подсунуть.

Замуж я вышла в 22 года, то есть 13 лет назад. Живем в селе, старенький родительский домик братья оставили мне, мы с Андреем уже поправляли его, пристройку делали, 5 лет назад построили новый просторный сарай. И да, я привыкла ничего не выбрасывать.

-Куда кроватку? — спросил муж, когда наш младший сын «дорос» до своей первой в жизни взрослой кровати, — может быть отдадим кому?

-Не буду я ничего отдавать, — сказала я мужу, — разберем, упакуем, место, где хранить у нас есть. Может быть я еще ребеночка рожу!

У нас дочь 10 лет и сыну сейчас 6. Но мы с мужем, когда говорили о будущем, не исключали возможность рождения и 3-го ребенка.

-А почему и нет? — считает Андрей, — Как жить будем. Двое старших разъедутся-разлетятся, а с нами будет третий малыш, а потом, глядишь и внуки пойдут.

Живем мы сносно: работаем, кур держим, участок обрабатываем. Пока третьего ребенка у нас нет, но я все детские вещички храню. Кроватку, стульчик и столик для кормления, игрушки. Все упаковано и лежит аккуратно. Место не пролежит, коляску, в случае чего, новую купим, а мебель детская и все необходимое есть.

-Даша замуж собралась, — поведал муж недавно о своей младшей сестре.

-Она же вроде бы и не встречалась ни с кем, — опешила я, — в прошлом году школу только закончила.

-Судя по сроку беременности, — усмехнулся муж, — очень даже встречалась.

Сестра мужа от отчима, они родные только по матери. И я считаю, что Даша пошла вся в папу. Свекровь со вторым мужем разошлась, но гены пальцем не сотрешь.

-Лентяйка, каких свет не видел, — жаловалась мама мужа на свою младшую дочь, — Андрюшка таким не был у меня.

Конечно, думаю, Андрюшка с малолетства по хозяйству помогал, а Даша родилась, так с нее пылинки сдували и мама, и папа, и бабушка-дедушка со стороны отца.

-Ты собираешься матери помогать? — пытался воспитывать мой муж тогда еще 11-ти летнюю сестру, — Мать на огороде, а ты и посуду помыть не удосужилась?

-Оставь ее, — устало говорила свекровь, — она еще маленькая. Вырастет — наломается.

Я в эти разговоры не лезла, но муж всегда злился: ни учиться, ни работать, ничего сестра не хотела. Спать до обеда летом, да с подружками пропадать целый день. После школы пошла учиться в соседнем поселке, но прогуливала больше, чем училась. И вот новости: замуж надо. И лучше срочно.

Но для мамы младшая дочь — свет в окне. Хочет Даша свадьбу? Будет свадьба, последние деньги свекровь из загашника достала, но все, чтобы было, как у людей: с платьем, натянутом на пузе, как на барабане, с фатой и машинами в лентах.

-Зять — не фиг взять, — злился мой муж, — сама на шее у мамы сидит и мужа привела — себе под стать. Недоросль.

Муж был старше золовки на 2 года, нигде не учился, в армии отслужил и все. Работать? Нет, не пробовали.

-Че это я за копейки буду там горбатиться? — считал муж золовки.

-Правильно, — говорю мужу, — лучше за бесплатно дома сидеть. А на что они собираются ребенка растить?

Оказалось, на этот счет у Даши и ее мамы было уже готовое решение.

-А зачем нам что-то ребенку покупать, — удивилась свекровь, которая во всем поддерживала ненаглядную младшенькую, — у вас же все осталось, и кроватка, и стульчик, и столик, и манеж! И еще и вещей два вороха: на мальчику и на девочку! Мы так решили, что только коляску будем покупать и на выписку все новое, а остальное у вас возьмем.

-Я не буду, — говорю, — ничего отдавать. У меня в планах есть еще ребенок. Иначе бы я давно все вещи раздала родственникам или подругам.

-Как не будешь отдавать? — у свекрови глаза размером с блюдце, — Какой третий ребенок? С ума сошла? Зачем? Есть и сын, и дочь, куда еще рожать? Мы на эти вещи рассчитывали. И про третьего ребенка ты и не заикалась!

-А я должна была доложить? — говорю, — С точной датой? Даша же мне не докладывалась о намерении стать мамой, а я с чего буду в свои планы посвящать? А прежде чем на что-то рассчитывать, надо было у нас узнать на счет этих вещей!

-Нам есть не на что, — плакалась свекровь моему мужу, — у нас младенец будет через 2 месяца. Покупать не на что, мы и не собирали ничего из приданного, а твоя жена заявила, что она оставит все вещи себе и будущему ребенку. То ли будет он, то ли нет! А у Даши дитя уже на свет просится!

-Может хоть что-то отдадим? — обратился ко мне муж, — Ну им реально не на что покупать. У мужа сестры семья неблагополучная, работает на всех только мама. А мы, если что, себе еще купим.

-Ничего я не буду покупать, — я уперлась, — мебель точно не отдам. Вещами поделюсь, ладно, их много, особенно на самых маленьких. Работать не пробовали? Понятно, что Даше уже не устроиться, но у нее муж есть.

За вещами свекровь пришла вместе с золовкой. Я отдала часть приданого для малыша, часть игрушек. Думаете мне спасибо сказали? Ага!

-А в чем он спать будет? — напустилась на меня свекровь, — Мы же потом отдадим все назад, если ты рожать задумаешь! Что тебе, жалко что ли? Это и сыном моим куплено тоже! Так-то сказать, лучше бы Даше помогли вырастить ребенка, чем о своем третьем задумываться! Вот нужен он вам был 100 лет! Ты же не крольчиха!

Догонять и забирать вещи назад я не стала. Только попросила ко мне больше не обращаться ни с какими просьбами, да мужу все рассказала:

-Сколько у нас будет детей — наше дело! И не твоей маме с сестрой это решать! Помогать будешь? Твое дело. Но мое отношение ты знаешь.

-Согласен, — сказал муж, — кормить зятя не собираюсь, а оскорблений не потерплю.

-Жадные! — приговор словоохотливых дальних родственниц и соседок, которым делать нечего, — Уж родной-то сестре, да еще и младшей, точно могли бы помочь. Ведь нет еще никакого третьего ребенка! Даше кроватку Смирнова отдала, у них от внучки осталась. Чужие люди помогают, а свои — нет! Стыдно!

Вот скажите, в чем мы неправы? В том, что хотим третьего ребенка? В том, что не хотим кормить Дашу и ее мужа-дармоеда? Я жадина? Но ведь я, в свое время, ни у кого помощи не просила, даже у братьев родных. У меня муж был и руки на месте.


«- Сама на шее у мамы сидит и мужа привела — себе под стать…»