«С тех пор Сашка-плакса стал зваться Сашкой-боксером…»

— Сашка-замарашка, Сашка нюня, Сашка плакса,- кричал Петя.

Из-за поворота вышел щупленький мальчик. Казалось, что единственное его желание, это раствориться в воздухе, и стать невидимым.

На самом деле так и было. Сашка оказался тем счастливчиком, кого постоянно обзывали, пинали, и старались вывести из себя.

Нельзя было сказать, что мальчик был трусом, ведь в прошлом году он единственный не побоялся залезть на дерево, и снять застрявшего там котёнка. Но даже этот подвиг не смог заслужить уважения в глазах местных ребят.

— Эй ты, нюня, а ну иди сюда,- скомандовал Кирилл, гроза близлежащих дворов.

Саша низко опустил голову, сердце бешено колотилось. Он подошёл к группе ребят, сидящих на развалившемся заборе.

— Деньги есть?

— Мне бабушка дала только на хлеб и молоко,- еле слышно произнёс Саша.

— Чё? Что ты там мямлишь? В глаза мне смотри, и отвечай громко и отчётливо,- закричал Кирилл, ударив Сашу по голове.

— Мне бабушка дала только на хлеб и молоко,- сказал Саша громче, подняв глаза, в которых стояли слёзы.

— Ну ты, мямля, чего нюни распустил, как девчонка?

Удар по спине заставил Сашу присесть, и сжаться в комок.

Со всех сторон раздался смех.

За всем этим наблюдал Артём Андреевич, тренер по боксу. Он ждал развязки, которая была предсказуема. Стайка человеческих зверенышей окружила того, кто слабее.

— А ну давай деньги сюда,- закричал Кирилл, схватив Сашку за шиворот.

— Не надо, пожалуйста, не надо. У бабушки очень мало денег. Нам есть будет нечего,- плакал мальчик, закрывая лицо руками.

— Держи ему руки,- скомандовал Кирилл.

Кто-то из ребят заломил Сашке руки, пока Кирилл шарил по карманам.

— А ну отошли от него, щенки,- закричал Артём Андреевич.

Его внушительная фигура, и бритая голова всегда вызывали страх у местной ребятни.

— Атас, валим отсюда,- закричал кто-то.

Все разбежались, остался только Сашка, утирающий слёзы.

— Что же ты позволяешь над собой издеваться?- спросил Артём Андреевич, присев перед Сашей на корточки.

— Потому что я не умею драться,- тихо ответил Саша.

— А не нужно драться. Дерутся только трусы и слабаки. Нужно уметь постоять за себя. Ты хочешь, чтобы тебя уважали?

— Хочу.

— Тогда веди меня к твоей бабушке, мне с ней надо поговорить.

Бабушка очень не хотела, чтобы её Сашенька стал драчуном, и ходил со сломаным носом. Но Артёму Андреевичу удалось убедить её в том, что бокс, это не только драки, но и умение постоять за себя.

На следующий день Сашка пришёл в секцию. Ему было очень страшно, и хотелось убежать. Вокруг висели боксерские груши, возле которых прыгали ребята, нанося удары.

Сашка быстро привязался к строгому и суровому Артёму Андреевичу. Боксёрская наука мальчику давалась легко. Не смотря на свою тщедушность и маленький рост, он был юрким и быстрым.

— Молодец, хук слева…Удар…. Держи удар….Бей, бей.

И он бил, сначала боксёрскую грушу, а через несколько месяцев уже работал в паре.

Артём Андреевич очень гордился щупленьким Сашей, который за пол года окреп, и не только физически. Затравленный взгляд зверька стал уверенным.

— И запомни. Никогда не применяй свои знания во вред людям. Не нападай первым, и всячески избегай конфликтов. Но всегда защищай тех, кто слабее,- учил Артём Андреевич.

Возвращаясь вечером с тренировки Саша заметил группу ребят во главе с Кириллом. Он уже не боялся, но как учил тренер, старался избегать.

Хохот и чей-то плач заставили его остановиться.

— Гони деньги,- кричал Кирилл, под дружный смех ребят.

— Оставьте его в покое,- крикнул Сашка.

Кирилл обернулся.

— Ба, да это наш нюня. А ну иди сюда.

Сашка подошёл, и спокойным голосом, глядя прямо в глаза произнёс:

— Оставьте его в покое.

Со всех сторон раздалось улюлюканье и смех.

Кирилл сплюнул, обвел ребят насмешливым взглядом. Он промахнулся раз, второй, третий. Юркий Сашка уходил от удара играючи.

Ребята затихли, и с интересом наблюдали, что же будет дальше.

Кирилл разозлился не на шутку, он размахивал руками, но ни разу не попал в цель.

И тут он согнулся пополам от боли, повалившись на землю.

Хук слева в солнечное сплетение Саша выучил до автоматизма.

С тех пор Сашка-плакса стал зваться Сашкой-боксером. И был он не грозой двора, а защитником слабых и беззащитных. А Кирилл и его товарищи стали избегать с ним встречи.


«С тех пор Сашка-плакса стал зваться Сашкой-боксером…»