«- Пять лет учиться, чтобы потом на три года в деревню уехать?!..»

— Пять лет учиться, чтобы потом на три года в деревню уехать?! Не хочу! – Лена со злостью отшвырнула учебник, который еще недавно с жадностью читала, готовясь к экзаменам. Светлая челка упала на глаза и она пыталась убрать ее, злясь, что не успела накрутить на бигудешку и закрепить лаком. Не до этого ей было сейчас. Узнав о распределении после педвуза в какую-то там Нижнюю Таловку, Ленка блеснула красноречием в деканате, пытаясь доказать, что она городская и точка.

— Ну а как же дети в Нижней Таловке, — терпеливо объясняли ей, — что же они, без учителя должны остаться? В городе мест нет, а там вас ждут с распростертыми объятиями в прямом смысле. Отработаете три года и будете вольной птицей.

— Да я за три года состарюсь там, — психовала Ленка уже дома.

— Ну что же делать, — развел руками отец, — неожиданно конечно, что в село посылают, но такой порядок, по советским законам положено отработать.

— Мам, ну ты хоть вспомни, может, есть кто из знакомых, пусть решат мой вопрос.

— Да кабы были, я уж у всех на работе спросила, — удрученно сказала мать, глядя на Ленку, жалея дочку до слез, как будто не за сто пятьдесят километров от дома уезжает, а на край света.

Лена открыла шифоньер, взглянула на пару новых светлых костюмчиков, в которых мечтала форсить в городе. Она представляла себя нарядной в туфельках, идущей на работу… А теперь что? Куда ходить там в туфельках, грязюка поди и никакого асфальта.

— Брось! Хватит маяться, и там люди живут, — подбадривал отец, — жилье тебе обещают, так что условия нормальные будут.

Ленка, почти успокоившись, вышла на балкон, оглядывая знакомый двор, как будто хотела лучше его запомнить.

Уже сидя в автобусе, она размышляла: «и почему мне такое счастье в кавычках? Ну не отличница, без красного диплома, но училась-то хорошо, могли бы и в городе оставить. Вот что значит отсутствие блата» — вздыхала она.

Через три ряда от нее, так же глядя в окно, сидел молодой парень, примерно Ленкиного возраста. С дипломом автомеханика Лешка возвращался домой. В мыслях уже представлял, как скажет родителям, что уезжает на Север за большим рублем, хотя ему на законных основаниях можно остаться в родном селе. Последнее время эта идея уехать не давала покоя, и он даже не думал устраиваться на работу дома.

Автобус остановился у маленькой автостанции. Выйдя, Лешка поздоровался со знакомым, встречающим жену. Поставил чемодан, расправил плечи после дороги и заметил удалявшуюся фигурку Лены. «Не знаю такой» — подумал он, сожалея, что не видел ее лица.

— Ну, какой Север, уши морозить что ли? – разочарованно сказал Лешкин отец. – Вот тебе работа, вот тебе зарплата, и жить есть где. Петр Иванович тебя, можно сказать, ждет как родного, — ты же теперь специалист. Без техники в совхозе никак, и без автомеханика тоже крышка.

Лешка для успокоения отцовского сердца сказал, что подумает, но решения не поменял.

Лену он увидел через несколько дней, даже успел познакомиться. – А что, к нам еще таких красивых девчонок направляют? – спросил он.

Настроения отвечать у Ленки особо-то и не было, но парень оказался симпатичным, нескучным – и они разговорились.

— Училка-то молодая не успела приехать, а уж парня отхватила, — сказала простодушно соседка Лешкиных родителей, совсем без злости.

— Ну и что, дело молодое, путь дружат, — ответил Лешкин отец.

За селом, среди полей и аромата луговых трав, летний зной ослабевал к вечеру, начиная одаривать долгожданной прохладой. Мягкая трава щекотала колени, и Лена улыбалась, глядя, как наступал закат. Вот уже появилась свежескошенная трава и небольшая скирда сена.

— Спала когда-нибудь на сене? – спросил Лешка.

— Ни за что! – угадала она его мысли.

— Да ты только попробуй, ну не спать, конечно, а просто поваляться и он потянул Лену за руку, и оба, смеясь, упали на мягкую травяную «постель». Солнце уже спряталось, и Лена увидела небо – такое далекое, темнеющее с каждой минутой. Она впервые открыла для себя, каким красивым может быть звездное небо. И этот запах скошенной травы, щекочущие шею травинки, дыхание Лешки и теплая прохлада. Да, да, именно теплая – такое бывает иногда летними вечерами, вроде бы освежает, но нисколечко не холодно.

И самое главное, что нравилось Лене в ее ощущениях, так то, что ими можно поделиться с Лешкой, который лежал рядом на спине и смотрел в звездное небо как и она. Такое бывает может быть раз в жизни, когда ароматы, звуки и ощущения от них оседают в памяти надолго. И потом уже не повторяются никогда.

— Доченька, ну как ты там? – услышала Лена мамин голос.

— Нормально! В школе нравится, пятиклашки мои замечательные. На выходные приеду, все подробно расскажу. Да, и, кстати, я вообще-то замуж выхожу.

На другом конце воцарилось молчание.

— Мам, в общем, не одна я приеду, ты там папу подготовь, я вас с Лешкой познакомлю.

Три года отработки затянулись на долгие годы. И не отработка это уже была, а просто жизнь в том месте, где Лена встретила свою любовь. И ни на какой Север Лешка не поехал, — разве можно от такой девчонки уехать, в которую влюбился с первого взгляда. И Лене жизнь в дерене показалась вовсе не в тягость, потому что рядом любимый человек.

Татьяна Викторова


«- Пять лет учиться, чтобы потом на три года в деревню уехать?!..»