«Пришло моё время помогать своим внукам…»

Мать Светланы родила её рано, и сколько та помнила, всегда пыталась устроить свою личную жизнь. Поэтому пришлось Светлане преждевременно стать самостоятельной. Лишённая родительской любви, она мечтала сполна отдать её своим детям. Отучившись на воспитателя, Света страстно влюбилась в сурового и немногословного Олега. Его властность и недоступность она воспринимала, как проявление мужественности. Его брутальность и отстранённость сводили её с ума. Она была кротка и послушна со своим любимым мужчиной. Не удивительно, что в скором времени Света забеременела. Мать Олега тут же настояла на женитьбе.

— Ребёнок — это вам не шутки, — сказала она, — теперь всё-всё надо делать только для него. Живите у Олега, квартира большая, просторная. Места всем хватит. Летом на дачу. Там 30 соток, есть где разгуляться. Дом хороший, баня, сад.

Свекровь Светланы жила обособленно и самостоятельно. В её маленькой, чистенькой, недавно отремонтированной квартире аккуратность такая, что хоть операцию делай, хоть с пола ешь. Светёлка, не иначе. Разговаривала она всегда ровным речитативом, слегка нараспев. В еде неприхотлива, да и вообще к жизни не требовательна. И вроде бы всё благочинно, но как-то не натурально, наигранно. Этакая бабушка — Божий одуванчик. Слишком уж у неё всё благообразно, на показ. К семье сына она относилась так же ровно, без эмоций и претензий. К внучке, когда та родилась, сама не рвалась. Света привозила её бабушке по выходным. И то, часа на два, не больше. Сын у матери появлялся ещё реже. Задерживался ненадолго и каждый раз старался сбежать побыстрее, потому что весь их разговор сводился к одному и тому же:

— Береги дитё своё, — твердила без устали она, поднимая на него свои невинные, белёсые, выцветшие глаза. — Вон, скоро и другое будет. Света беременная опять. Береги, всё для ребят своих делай. Чтоб приятно жилось им, в тепле и сытости. Чтоб домой всегда хотелось. Твои они, так что живи и думай о них, создавай условия для жизни хорошие. Эх… кто ж о них котятах беспомощных позаботится. Да и не виноваты они, что вы их рожаете. Ты им помогай, и они тебе будут. Вот тогда всем хорошо будет.

Сама же свекровь в гости к ним не ходила, предпочитала не вмешиваться. Так и жила, тихо и спокойно, по давно заведённому ей укладу и ничего менять не собиралась.

Тяжело Светлане жилось с Олегом, а после рождения второй дочери, просто невыносимо. Как с горечью говорила сама Света: «первая дочь для него нехотенная, а вторая — нежеланная». Его раздражали шумные, озорные дети. Он хотел только одного, чтобы все наконец оставили его в покое. Олег и раньше постоянно попрекал Свету, что она пришла на всё готовое, живёт в его квартире, отдыхает на его даче, так что права голоса не имеет никакого. Она и молчала. И терпела, никому не жаловалась, потому что любила. Но в какой-то момент Света не выдержала и сорвалась. Со слезами в голосе она кричала от боли и обиды:

— Да лучше на улице жить. С голоду сдохнуть, чем такая жизнь. Задушил ты нас совсем. Хорошо в этом доме только тебе. Ты диктатор. Мы ходим по струнке. Постоянно боимся сделать что-нибудь не так. И я, и дети ужасно устали. Чего тебе ещё надо? Всегда всё убрано, приготовлено. Детки красивые, здоровые. Ты же ходишь вечно недовольный. Так радуйся. Ты добился своего. Мы тебя оставляем. Живи один.

Она покидала одежду в сумки, схватила детей и выскочила в подъезд. Пока спускалась, позвонила свекрови предупредить, что завтра к ней с девочками не придёт, потому что ушла от Олега, и пока даже не знает где будет ночевать.

— С кем дети? — спокойно спросила та.

— Со мной, — ответила Света.

— Оставайтесь там, я сейчас приеду.

Свекровь появилась тут же и повела всё ревущее семейство обратно в дом. Дверь открыл недовольный сын.

— Олег, — начала разговор мать, когда все успокоились, — я просила тебя уберечь детей. А ты не смог, если им на улице лучше, чем в родном доме. И значит теперь тебе придётся уйти отсюда. Это дом твоих детей, а не твой… Если ты помнишь, когда-то нас бросил твой отец. И мы с тобой остались на улице. Нам помогли твои бабушка с дедушкой, мои родители. Но они помогали ребёнку, которого бросил отец, а не мне… Ребёнок не виноват в том, что его отец — подлец. Это был только мой выбор. Квартира и дача перешли мне по-наследству от них. Пришло моё время помогать своим внукам. Квартира по дарственной оформлена на старшую внучку, а дача — на младшую. Тебе же перейдёт только моё маленькое жильё.

Олег сидел раздавленный, как во сне. Он не мог поверить, что всё это происходит сейчас с ним.

— Так я, я и есть тот ребёнок!!! — возмущённо захлебнулся он. — Как ты можешь так со мной?!!

— Какой же ты ребёнок?!! — удивлённо улыбнулась она. — Ты взрослый мужик. Работа есть, снимешь комнату. Потом купишь себе что-нибудь. Я же как-то смогла это сделать. Зато у нас девочки, им жильё гораздо нужнее. Ведь им ещё и детям, и внукам помогать.


«Пришло моё время помогать своим внукам…»