«Повезло, он нашел свою семью…»

Даша у медсестры потихоньку про него спросила. — Ты про Дениску что ли? — переспросила та — Так он у нас уже второй раз. Два года назад и сейчас. Мамаша то его дама пьющая Его как у нее изымают, к нам везут чтобы проверили, болен или нет. И каждый раз, не поверишь, как поросенок чумазый. Мы его отмываем, а он кричит, воды боится. Но здоров, как ни странно. В прошлый раз она приходила, вкусняшки приносила. Мы передавали. Говорили потом, что она его обратно забрала. Но видно до конца не исправилась, раз его опять к нам. Жалко его, мальчик хороший. Спокойный , играет сам по себе. Никаких хлопот. А оглянись, у других какие. И капризные и избалованые. Вот и думай как детей воспитывать — вздохнула она и стала передвигать мензурки.

Даша осторожно подошла к кровати мальчика. Он спал, подложив по щечку ладошки. Она тихонько положила ему на тумбочку конфеты и яблоки и осторожно вышла. Уже перед сном уложив дочку , она
вспомнила себя.

Тогда ей семь исполнилось. И попала она с ангиной в станционар. Одна. Как же ей было страшно в пустой палате. Особенно ночью, когда приходила медсестра и выключала свет. Жидкий лучик света был только из коридора. Тогда Даше казалось, что она осталась совсем одна на свете. И даже игрушки, которые передала ей мама не радовали. Она хотела домой. К маме и папе и даже к старшему брату Лешке. Он ее был старше на три года и частенько сестренку поколачивал, когда родители не видели. Те десять дней Даша никогда не забудет. Слишком тяжелые воспоминания. С тех пор она всегда боялась остаться одна.

Часов в одиннадцать Даша проснулась от шума. Кто то ходил под окнами, больница одноэтажная с решетками на окнах. Она осторожно выглянула и увидела, как какая то нетрезвая женщина, шла и громко кричала — Сынок, ты где? — В коридоре раздался шум и истошный крик ребенка — Мама, там мама моя. Пустите меня к ней — Даша выскочила в коридор. Вырывающегося Дениса с трудом уберживала медсестра. Тот плакал и рвался к двери. Даша подошла поближе и стала его уговаривать — Денис, сейчас поздно и ты своим криком маленьких разбудишь. Ты успокойся, пожалуйста. Маме твоей пока нельзя сюда заходить

— Он всхлипывая спросил — Это потому что она пьяная? — Даше стало неловко и она осторожно сказала — И из за этого наверное. Но она придет к тебе, вот увидишь, обязательно — Говорила и не верила своим словам. Он по взрослому вздохнул и тихо сказал — Меня ей больше не отдадут. Я сам слышал, как одна тетя другой говорила, что нельзя мне с мамой жить, она меня погубит — по слогам сказал он последнее слово. И тихонько пошел к себе в палату сгорбившись. Даша не выдержала и захлебываясь слезами, побежала в ванную поплакать. Слова мальчика, разрывали сердце пополам.

Дениску увезли через два дня. — Куда его? — спросила она женщину, которая за ним приехала. — Сначала в приют, а потом семью найдем, пока с мамой его решать будем. Скорее всего лишать , хватит уже мальчику страдать. А вам зачем? — вдруг спросила она. Даша ответила — Просто мы к мальчику за эти дни привязались.

И судьба его нам не безразлична — Женщина устало улыбнулась — Понимаю. Трудно оставаться равнодушным к таким детям. Вроде и мама есть и вроде нет. Бедные малыши. Сколько на них с детства наваливается, взрослому иногда не по силам. Не переживайте, все у него хорошо будет —

Даша долго не могла забыть Дениску. Даже мужу рассказала. Тот спросил — И чего ты хочешь? Взять его к нам? Только никто нам его не отдаст в нашу однушку и с нашими доходами. Так что постарайся забыть, думай о нашей дочке побольше — Даша тогда обиделась, как будто она за дочерью не смотрит. А кто с ней целыми днями находится? Только она, Даша. И два дня с мужем не разговаривала.

Дениску она увидела через год и с трудом узнала. Грустный ребенок с печальными глазами, превратился в веселого и счастливого мальчугана. Он шел, подпрыгивая между женщиной и мужчиной. И громко спрашивал — Папа, а мы после каруселей в кафе пойдем? Мама, а ты мне то мороженое с орехами купишь? —

Даша долго смотрела им вслед и на душе стало так солнечно. Повезло Дениске , он нашел свою семью. И больше не будет сидеть один в пустой палате и плакать.


«Повезло, он нашел свою семью…»