«Послушная принцесса…»

– А точно получится? – недоверчиво прищурился клиент.

– Ну, разумеется. Вам гарантирован стопроцентный результат.

– То есть, – он сверился со списком. – Я даю ей зелье всякий раз как чаёвничать сядем, три раза подпрыгиваю на одной ноге, говорю твою абракадабру, делаю вот так рукой, и всё? Она моя?

– Зелье давать не меньше недели. Колдовать один раз, скакать на левой ноге и движение рукой вот такое, – сверкая улыбкой, я в десятый раз показал нужный жест.

– А если я что-то напутаю?

– Тогда шанс на успех пятьдесят процентов.

– Как это? – не понял любвеобильный мельник.

– Очень просто, это как встретить на улице дракона: или встретите или нет.

– Ну а ты-то почему колдануть не можешь?

– Серьёзно?

Я нахмурился, мельник на всякий случай попятился.

– Нет, я-то, конечно, могу. Но вы правда хотите, чтобы я сделал приворот на себя? Тогда не видать вам разлюбезной вдовушки как своих ушей.

Мельник сдался. Бросил на стол десяток мелких монет, взял зелье и удалился, почёсывая затылок. После наверняка жаловаться придёт. Тёмный у нас народ, ой, тёмный. Никак в толк не возьмут, что проще самим всё делать. Ручками, ножками, головушкой, а не зельями да чародейством. Этот вон тоже, нет букет какой насобирать, благовоний да мыла в подарок принести, чтобы оттаяло сердце зазнобы. Нет подавай ему заклинание, чтоб наверняка. И он даже готов заплатить, вот и заплатил, за травы. За розмарин, цикорий и боярышник, получится безвредный успокаивающий отвар. А там, может, и повезёт дурню, шанс-то пятьдесят на пятьдесят.

Громко стукнула дверь. В комнату ворвались городские стражники. Опрокинули стул. Свалили фикус. И замерли громко сопящими статуями.

Сразу стало тесно и неуютно. В мою грyдь нацелились два арбалетных болта и три неприветливых взгляда. Старший, судя по бляхе сержант, хмуро осмотрел помещение, полку с книгами, стеллаж с препаратами и рабочий стол, на котором я держу для атмосферы кучу реторт с разноцветной жидкостью.

– Ты что ль волшебник? – наконец спросил он тяжёлым басом.

– Я. Могу чем-то помочь? А так ваши вчера уже заходили, проверяли…

– Ага, – довольно хмыкнул сержант. – Хватайте его, парни.

И меня принялись вязать. Для острастки пару раз пнули. Скрутили руки за спиной. Нахлобучили на голову мешок и вытащили на белый свет. Для антуража явно не хватало ночи или проливного дождя, но тут ребятам не повезло. Метра через три меня грубо впихнули в карету и сжали мощными торсами по бокам. Был бы на моём месте какой-нибудь Антуан Яростный, гореть бы им синим пламенем. А я что? Традиция такая. Если ты не придворный маг и ни разу не сжигал никого живьём, раз в полгода тебя принудительно таскают к важным персонам. Ну что же сиденье мягкое, рессоры хорошие, едем. Почему бы и нет?

Приехали скоро. Я стоически перетерпел несколько недружелюбных тычков под рёбра, долгий подъем по лестнице, запах пота и героическое сопение. Потом они сняли мешок, развязали руки и отправились охранять покой и благополучие графских земель, оставив меня в гордом одиночестве рассматривать просторный и светлый кабинет. Я убедился, что прыгать из окна неумно, смиренно присел на позолоченный стул и приготовился ждать. И, что характерно, дождался довольно быстро.

– А, вы уже тут, – констатировал очевидное тучный мужчина в богатых одеяниях.

– И вы, милый человек, – я изобразил недоумение. – Чем обязан?

– Что значит, чем обязан? – мужчина вскинул бровь. – Кнута захотел? Я в конце концов правая рука лорда, и это тебя привезли сюда с мешком на голове.

– Я волшебник, с нами такое случается. А потом что-то нехорошее случается с такими, как вы. Проверять будете или поверите на слово? – дворянин скрипнул зубами, но по его лицу было ясно что кричать он передумал. – Так что стряслось? У лорда либидо упало?

«Правая рука» заинтересовался, что такое либидо. Я объяснил. Он покраснел и замахал на меня руками.

– Нормально у него всё с либидо! Проблемы одни от него. Ваш рецепт? – дворянин протянул мне листок.

Я взял. Это был действительно мой рецепт. Дня три назад пришёл один загадочный тип и долго и нудно выспрашивал зелье, чтобы девица строптивая посговорчивее сделалась. Я вручил ему банку магического снадобья и велел добавлять его в какао, иначе шансы на результат… Короче, всё как обычно.

– Мой, и что?

– А то, что принцесса с твоего порошка из крыльев фей уснула и просыпаться не хочет, – рявкнул мужчина, сурово сдвигая брови.

– Неа, – спокойно парировал я.

– Ещё как да. А ну, пойдём.

Мы пошли. В соседней комнате на огромной розовой кровати лежала бледная девушка, сплошь кружевная и воздушная.

– Видишь, лежит.

– Вижу, лежит.

– Вот, – обвиняющий перст упёрся мне в грyдь. – Какао твоего выпила и слегла.

– Это с корицы-то? – я пристально посмотрел ему прямо в глаза. – Больше ничего не добавляли?

– Почти ничего, – «правая рука» опустил взгляд.

– А где брали это почти ничего?

– У Лодура Тонкого. Нас половинчатый результат не устраивает.

И он принялся объяснять. Граф задумал жениться и заманил в замок принцессу из сопредельного государства, наобещав бал маскарад, заокеанские фейерверки и прочие пирожные. Принцесса потанцевала, откушала сладостей, посмотрела цветные взрывы и напрочь отказалась жениться. Граф из кожи вон лез, а она ни в какую. Мол, я принцесса, ты граф, и такого мезальянса нам не надобно. Умные дворяне предложили её приворотить и мгновенно получили от лорда физические замечания. Один в глаз, другой – в ухо. Такой вот у нас честный граф. Но время шло и честность его истончалась. Тогда самый умный, даром что ли “правая рука”, предложил наколдовать строптивице смирения. За что немедленно получил подзатыльник и приказ действовать. Специально подученные люди нашли аж двух непринципиальных чародеев и принесли волшебное лекарство. Для уверенности зелья смешали и подали гостье на завтрак. Результат превзошёл все ожидания, принцесса стала максимально послушной и минимально подвижной. Графу на всякий случай ещё не говорили.

– А вы знаете, какое у Лодура прозвище было в академии? – раздражённо поинтересовался я. – Кривой! А знаете, почему? Из восьми снадобий шесть отрава. Его же отчислили за неуспеваемость. У вас что, маги в городе кончились?

«Правая рука» заскрипел зубами и сжал кулаки.

– Раз у вас всё, я, пожалуй, пойду. А то народ у нас тёмный, не найдут меня и тоже пойдут к Лодуру.

– Стоять! – рявкнул дворянин и на всякий случай схватил меня за рукав. – Я тебя, собака сутулая, на дыбу подвешу!

– Неа, – я демонстративно вызвал и покрутил в руках огненный шарик. – Или графу нужен новый советник? Пусть Лодур со своей стряпней сам разбирается.

– В бегах он, – мрачно признался дворянин. – Спасай. Вoйна же будет!

Вoйна – это плохо. Это попона боевого коня, перебои с питанием и бесконечное швыряние молниями в бывших однокурсников. Первый раз было интересно, но повторять что-то не хочется. Придётся спасать. Я подошёл к кровати. Поднял принцессе веко, полюбовался на фиолетовый глаз. Взял белую руку и пощупал пульс. Печально.

– А чего я-то? У вас придворный маг Эрнесто Великолепный, – попытался ещё раз соскочить я.

– Он в творческом отпуске.

– Хорошо, наймите Альберта Мудрого.

– Он за океан подался выползки змиев собирать.

– Дендрим Хмурый? Альфонсо Томный? Аарон Скрытный? – спрашивал я, понимая, что не отвертеться. И мои хитро сделанные коллеги, видя, к чему идёт дело, попрятались кто куда.

– Нет никого, – «правая рука» в очередной раз начинал терять терпение. – Есть только ты, Эрик… а как, кстати, тебя?

– Просто Эрик. Без эпитета, – не говорить же ему, что утомлённые моим “это можно сделать без магии” магистры написали в дипломе.

– Почему? – удивился самый умный помощник лорда.

– Чернил пожадничали.

Я ещё раз тщательно осмотрел принцессу. Красивая.

– Ну что же, господин правая рука лорда, готовьте войска.

– Почему это?

– Потому что ваша дама бита. То есть, принцесса умерла.

– Врёшь, собака! Перед тем, как за тобой послали, проверял я, дышала она.

– А теперь не дышит, пульса нет и руки уже деревенеют.

Дворянин бросил бешеный взгляд, свирепо пошевелил бровями и вдруг сник.

– И что, никакого способа?

– Есть один, неэтичный, небезопасный и абсолютно незаконный.

– Результат гарантируешь? Она встанет?

– Встанет. Но последствия вы полностью берёте на себя.

– Что для этого нужно? – быстро спросил «правая рука», очевидно соглашаясь на любые условия.

– Библиотека вашего мага, пять свечей, кусок мела, ведро воды, чёрная курица и что-то живое, принадлежавшее покойной.

Нужную книгу я нашёл почти сразу. Дело-то пустяковое, ага. Нужно было только найти и вскрыть тайник Великолепного, распутать сеть охранных заклинаний и обезвредить медвежий капкан. Прихватив заодно словарь фонетики обитателей юных островов, я вернулся в будуар покойницы. Там меня ждали «правая рука», курица и маленький кактус в горшочке. Дворянина я сразу вытолкал взашей и принялся колдовать. Решение, конечно, спорное. Заклинание было экспериментальным и чётко предписывало сжечь объект воздействие после колдовства. Наш магистр, Иллай Этичный, выдрал бы меня за саму идею. Но вoйна хуже. Наверное…

В корявой меловой пентаграмме, сверяясь со словарём, я читал туземскую абракадабру, пока свечи не вспыхнули зелёным светом. Принцесса поднялась на кровати.

– Гррр, – спросила она и щёлкнула челюстью.

– Неа, – ответил я, поднимая с пола кактус и связанную птицу. – На вот.

Курица шлёпнулась на кровать. Принцесса радостно схватила её и вгрызлась зубами прямо в горло. Несколько долгих минут урчания и чавканья я занимал себя, представляя лицо придворного мага, обнаружившего мой подарочек.

– От-дай! – перемазанная кровью принцесса соскочила на пол и требовательно выставила руку, требуя кактус.

– Ну уж нет. Тогда ты и меня съешь.

– Да? – она склонила голову в размышлении. – Да… съем. От-дай.

– У кровати вода, умойся. Сейчас сюда придут люди — их есть нельзя. И улыбайся.

– А ку-сать мож-но?

– Нельзя. Ясно?

– Яс-но.

Дождавшись, пока королевская особа приведёт себя в более-менее приличный вид, я крикнул «правую руку». Советник лорда ожидаемо явился с двумя стражниками. Понимаю. Если что-то пошло не так, можно свалить смерть принцессы на дурного чародея. Все улики на лицо, тут даже совет магистров не поможет.

– Получилось? – грозно спросил дворянин.

– Получилось.

– Послушная?

– Как овечка. С известными ограничениями.

– Какими? – дворянин вскинул бровь.

– Ребят отпустите, им это знать вредно для здоровья.

По жесту начальства стражи послушно удалились. Советник лорда приготовился слушать.

– Значит так, свадьбу придётся играть завтра, самое позднее послезавтра…

– А если позже, колдовство спадёт?

– Колдовство вечное, но если будете тянуть, разоритесь на благовониях.

– Почему это ещё? – «правая рука» нахмурился.

– Потому что принцесса всё ещё мёртвая.

– Мёртвая, живая, – дворянин мрачно хмыкнул, осматривая стоящую у кровати девушку. – Стоит, улыбается — уже хорошо. Скажите, Ваше Высочество, вы замуж за графа выйдете?

– Не-вый-ду, – ответила принцесса, продолжая улыбаться.

– Ты сказал «послушная»!

– Так она и послушная, – пожал плечами я. – Принцесса, ты добровольно хочешь замуж за графа, согласна на все условия и хочешь сделать это как можно быстрее. Ясно?

– Яс-но.

– Попробуйте ещё раз, – кивнул я дворянину.

– Ваше Высочество? – с сомнением в голосе начал он. – Вы выйдете за графа?

– Да. Как мож-но быст-ре-е.

«Правая рука» прищурился, кивнул каким-то своим мыслям и немедленно приказал мне научить, как командовать принцессой.

Я потребовал бумаги и написал подробную инструкцию на четырёх листах. Изложил всё в точности, по шагам, как управлять, что говорить, где хранить, как утилизировать и в какие сроки. Причины и последствия несоблюдения инструкций тоже написал, для острастки. Из соображений безопасности кактус я отдал в последнюю очередь. Уже с коня, так что дворянину пришлось за ним тянуться.

– И помните, пока кактус у вас в руках, принцесса послушная. Выпустите его — и она сразу начнёт своевольничать, – Я ударил коня пятками. – Осторожнее, и не затягивайте, добра от этого не будет.

Свадьбу играли широко. Отмытую в горячей ванне принцессу щедро сдобрили духами и показывали народу. Осторожно, с помоста, окружив кольцом стражников. Она стояла смирно и только изредка бросала жадные взгляды на маленький кактус в руках советника лорда. Вокруг помоста бесновались жители, пели, плясали, бросали цветы, словом, всячески выказывали одобрение союзу своего сюзерена. Говорю же – темный у нас народ. Сам лорд сиял, держал жёнушку за холодную руку и поминутно что-то шептал на ухо.

Я уже хотел уходить с площади, но какой-то дурак кинул на помост букет цветов. Описав дугу букет приземлился точно в руки самого умного дворянина при дворе графа. Он рефлекторно схватился за цветы. Кактус шмякнулся на помост.

Принцесса повернула голову и откусила графу ухо. Он удивлённо заморгал и упал в обморок. Толпа затихла на мгновение, на мгновение в ужасе наблюдая, как принцесса топчет кактус с тремя арбалетными болтами в грyди. А потом, вопя и грязно ругаясь, бросилась врассыпную, под утробный рык встающего на карачки графа.

Спешно собирая дорожную сумку в своей импровизированной лаборатории, я размышлял над тем, что даже самые подробные инструкции в руках идиота не делают магию безопасной. Тускло засветился магический шар и в комнате послышался хриплый голос.

– Эрик Душный, вызываю тебя.

– Кто это? – спросил я уже догадываясь.

– Октавиан Проницательный, – ответили из шара. – Всё плохо? Ребята тут волнуются.

– Всё хорошо, – язвительно ответил я местному эксперту по предсказаниям и долгосрочным прогнозам. – Трудно было предупредить?

– Это судьба, – высокопарным голосом ответили из шара. – Так было предначертано.

– Ну-ну. Скажи эти придуркам, чтобы немедленно возвращались из творческих командировок за выползками единорогов. У них ещё есть шанс спасти графство.

– Большой? – встревоженно спросил шар голосом Эрнесто Великолепного.

Я пожал плечами. Застегнул сумку и уже выходя из комнаты ответил.

– Как обычно: пятьдесят на пятьдесят.

Автор: Сергей Макаров


Оцените статью
IliMas - Место позитива, лайфхаков и вдохновения!
«Послушная принцесса…»
«Когда идёт дождь…»