«Последнее предсказание…»

Санитарка в терапевтическом отделении нашей районной больницы – не то место где бы я стала работать по доброй воле, но обстоятельства вынуждали.

Денег катастрофически не хватало, сыну скоро 18 и если не поступит учиться, то в армию загребут, а там… в общем деньги на обучение нужны были очень.

Ранним утром я прибегала в больницу, быстренько мыла полы в отделении и бежала обратно домой, чтоб дочку в садик отвести и идти на работу в магазин, а вечером снова в больницу. Крутилась как белка в колесе и тогда казалось, что колесо моё квадратное и вообще никуда не едет, кручусь только зря, а денег не прибывает.

Вот, мою я пол на втором этаже, стараюсь не шуметь, больные-то ещё спят. Слышу тихое такое бормотание из палаты:

-Женечка, Женёк…

Я замерла с шваброй в руках. Женёк! Я так сына называла пока он маленький был.

-Женёк… молодец… Инженер… Вот здорово!

Голос был тихий, слова неразборчивые.

-Руку сломала… до свадьбы заживёт, ещё немножко подождать и всё хорошо… можно и замуж…

Я подошла к двери палаты, прислушалась, заглянула. На казённой железной кровати лежала женщина и вроде бы спала. Обычно в палатах по 6 человек, а эта почему-то одна. Я заходить не стала, вдруг заразная, спросила потом у медсестры, кто это.

-Ой, так ты ж не видела, как её привезли! Это Клава, предсказательница местная, ты не слыхала что ли?

-Да кто ж про неё не слыхал…

-Привезли вчера чуть не с мигалками, дядьки в пиджаках её тут устраивали, сразу в отдельную палату и журналисты около неё, как мухи. Все ждут последнее предсказание. Говорят, она будущее видит и что скажет — всё сбывается! Ну, это раньше, до вот этого вот всего.

-А что у неё?

-Инсульт, никак в сознание не приходит, говорит всё время, только не понятно ничего. Старая стала наша Клава! Кабы не померла…

-Ага, — кивнула я и побежала домой, дочку в садик давно пора было вести.

Торопилась очень, время тратить и до пешеходника идти не захотела, перебегала дорогу наискосок, откуда машина выскочила сама не поняла, очухалась уже в больнице. Врач сказал, что всё обошлось и рука только сломана, к вечеру уже домой отправят с гипсом.

Сын с дочкой караулили меня около больницы, а вместе с ними был какой-то мужик с цветами. Женя поглядывал на него с неодобрением. Они оба подскочили ко мне с двух сторон, помогли спуститься с крыльца.

-Василий Иванович! – представился мужик и протянул мне цветы.

-Мы разве знакомы?

-Нет, то есть да, в какой-то мере…

-Мам, это он тебя сбил! – сказал сын.

-Мне так неловко, я прошу прощения, может я могу что-нибудь для Вас сделать?

-Боится, что ты в милицию обратишься и его посадят! – хмыкнул Женька.

-Совсем нет! И к тому же меня не посадят.

-Это почему? – ехидно парировал сын.

Василий хотел сказать, что он ректор вообще-то и у него на курсе учится бестолковый сынок начальника управления, но не стал.

-Сын, уймись, это я в неположенном месте дорогу перебегала, нормально всё!

Когда я снова вышла на работу первым делом поднялась на второй этаж, к Клаве, очень хотелось уточнить, что она такое говорила сломанную руку и про свадьбу, ведь руку-то я на самом деле сломала, а Василий Иванович ко мне с цветами ходит почти каждый день.

Палата предсказательницы была пуста.

-А Клаву, что выписали?

-Ну вроде того… — медсестра нахмурилась, — помeрла она, как раз в тот день когда ты на работу не вышла. Ой, тут такое было! Народу понабежало! Чуть не передрались тут! А Клава вообще ничего не сказала! Не было никакого последнего предсказания. Помeрла и всё.

Через пару месяцев рука моя зажила почти совсем, Женёк поступил в институт на бесплатное отделение, Василий ему очень помог. А ещё Василий предложение мне сделал, не зря же Клава про «замуж» говорила, а всё что она говорит, всё сбывается.


«Последнее предсказание…»