«Пошли за грибами, а вернулись…»

— А поехали за грибами? – предложил я Юрке.

В выходной махнули в лес. На краю леса оставили машину, взяли корзину и пошли вглубь. Август выдался сухой и жаркий. А в лесу тень от деревьев, птицы поют. Комары, конечно, тоже не дремлют. Собрали целую корзину грибов. Пора бы возвращаться. Поспорили, в какую сторону идти к машине. Сначала смеялись, прикалывались друг над другом. Потом примолкли.

Солнце к закату стало клониться. Кроны деревьев не пропускали, тушили последние лучи солнца. Начали кричать по очереди и хором. Ни звука в ответ, птицы и то к вечеру примолкли. Юра споткнулся о корягу, упал, рука под ним хрустнула, как сухая ветка.

— Хорошо не нога, — проворчал я. Помог Юрке подняться. Усадил на поваленное дерево и сделал из палок и ремня шину походную.

Оставаться ночевать в лесу не хотелось, тем более со сломанной Юркиной рукой. Что-то постоянно копошится рядом, шевелится и ползает. В сгущающихся сумерках лес замер. Сидим и думаем, что дальше делать.

Вдруг видим за деревьями огонек дрожит. То покажется, то пропадет. Мы обрадовались, вскочили с дерева, пошли навстречу огню. Про корзину и забыли от радости. Идем и кричим, что мы здесь.

Вышла нам навстречу женщина. Старухой не назовешь, но в возрасте. Высокая, худая, голова платком повязана по самые глаза. Юбка до пят грязно серого цвета. Серая просторная куртка сверху.

— Заблудились? Чего орете? – неприветливо спросила.

— Заблудились. За грибами приехали. Юра руку сломал. У вас здесь жилье? Помогите нам, — перебивая друг друга, затараторили мы.

Женщина отвернула фонарь, чтоб в глаза нам не слепить, помолчала немного.

— Ладно, забирайте корзину, пошли за мной.

Шли минут 10. Я придерживал Юру, чтоб опять не упал. Вдруг деревья расступились, и мы в сумерках увидели старый дом на поляне, а рядом сарай.

Женщина накормила нас картошкой в мундире с солеными огурцами и чаем напоила травяным. Чай такой был или мы устали сильно, но начали дружно зевать.

Отвела нас баба Люба в сарай на сено спать. Сено душистое, мягкое. Постелила нам ватное одеяло, и еще одеяло дала накрыться.

Сама просила нас так называть ее, хотя не похожа она была на бабу, скорее на обедневшую дворянку. Уж больно прямая, статная, и черты лица еще сохранили прежнюю красоту. Лежа на сене, с уже закрытыми глазами, обсуждали мы. И вырубились дружно.

Проснулись от пения птиц, блеянья козы и лучей солнца, через щели пробивавшихся в сарай.

Распахиваем дверь в дом, а у печи девушка с чугунком управляется.

– Проснулись? Как рука? – спросила Юру.

— Да ничего. Ноет немного, ответил он. А сам глаз не сводит с девушки.

— Сейчас я вас покормлю, рукомойник на улице, там же полотенце, — махнула она головой на дверь.

— Красивая, — прошептал Юра мне на ухо.

— Да ничего особенного. В лесу и не такие красавицами покажутся, — усмехнулся я, вытирая руки полотенцем.

Вернулись в дом, а на столе в тарелках каша стынет и запах такой вкусный. Никогда не ел кашу из печи. Да еще козье молоко с домашним хлебом.

— А вы здесь живете? Это бабушка ваша нас вчера нашла? – начал разговор Юра, когда мы наелись.

— Да. Бабушка. На каникулы приезжаю к ней, — ответила девушка.

— А бабушка здесь всегда живет? Одна в лесу?- не унимался Юра.

— Да. Раньше …

— Хватит разговоров, — раздался строгий голос. В дверях стояла баба Люба.

— Поели? Пошли, отведу вас к машине.

— Я Юра. А как звать тебя? — на прощание спросил Юра.

— Катя, — сказала и улыбнулась ямочками на щеках.

— Пошли. Нечего время зря терять. Мне некогда, — поторопила нас женщина.

Шла быстро, молча, дорогу хорошо знала. Через час вышли к ручью.

— Перейдете ручей, идите прямо по тропинке, не сворачивайте, выйдете к машине. Дорогу назад не ищите, не найдете. Прощайте, — не оборачиваясь, ушла обратно в лес.

Мы перешли через небольшой лесной ручей и вскоре вышли к машине, которая стояла немного в стороне.

Сразу поехали в больницу. Юре сделали рентген, наложили гипс.

Через три недели, когда сняли гипс, Юра снова предложил поехать в лес. Мол, пока погода стоит сухая.

— Зачем? – поинтересовался я.

— Попробовать найти тот дом. Не могу забыть я Катю, — честно ответил Юра.

Ладно, как не помочь другу. Но поиски наши ничего не дали. В этот раз мы зарубки на деревьях делали, чтоб не заблудиться.

— Правильно баба Люба сказала, не найдем. Не растворилась же она? – расстраивался Юра.

Наступила осень с дождями и холодом. Красавица давно уехала учиться.

Юра все думает о своей фее лесной. Не ждать же следующего лета, чтоб опять искать ее в лесу. Обратился к бывшему однокласснику, теперь в полиции работает, чтоб искать помог. Кроме имени и приблизительного возраста ничего мы о ней не знали.

Бежали дни, месяцы, прошли новогодние праздники, наступила весна с солнцем и птичьим пением.

В апреле Юра позвонил и загадочно в гости позвал, на сюрприз намекал. Каково же было мое удивление, когда увидел ту самую Катю из леса.

— Нашел, все-таки? Как удалось? – удивленно спросил я. Очень обрадовался за друга.

— А она же говорила, что учиться. Сашка помог. Все колледжи и университеты проверили. Мы часто с ним вместе ходили искать. Он ведь ее в лицо не знает. В августе мы поженимся.

Вот так бывает. Пошли за грибами, а вернулись с любовью.

Автор: Галина Захарова


«Пошли за грибами, а вернулись…»