«Попутчики…»

Войдя в купе, Наташа очень удивилась. Она была одна. Пассажиров в вагоне было мало.

«Как здорово!» — Подумала девушка. — «Может, я и дальше одна буду без попутчиков. Хоть высплюсь!»

Но радость девушки длилась недолго, аккурат до следующей станции. В купе зашел мужчина, неопределенного возраста, с огромными сумками.

— Мы одни? — Удивился он. — Как хорошо! А у Вас много багажа?

— Нет. Одна сумка.

— Я тогда разложу и в Ваше багажное место свою поклажу? В мое все не влезет. — Не дождавшись ответа, он бесцеремонно открыл крышку Наташиной полки, и засунул свои сумки. — Я Николай Иванович! Будем знакомы. Моя станция утром. Так что мы попутчики!

— Наташа, — растерялась от такого напора девушка, — Очень приятно.

— Я сейчас Вас колбаской домашней угощу и творожком, — кивнул попутчик, — Я еще у меня есть самогоночка. Будете?

— Нет, — испугалась Наташа, — Я не пью.

— А что тут пить? — Расстроился Николай Иванович и грустно посмотрел на бутылку. — Я от дочки еду домой. Она мне пить не разрешает. Это зять пожалел. Сунул. Может все таки чуть-чуть?

— Нет! Нет! Нет! Даже не уговаривайте! — Вспылила девушка и уткнулась в телефон.

— Ладно, — как то сразу сдался мужчина и вздохнул, — Я один не пью. Может, еще подсядут мужики.

Николай Иванович спрятал бутылку и грустно уставился в окно. Через некоторое время, молчание нарушил звонок телефона.

— Еду! Еду! — Орал мужчина в трубку. — Да, не пью я. Что? Родила? Здорово! Двоих родила! Ну, Люсенька молодец! А кто? Две девчонки! Роды нормально прошли? Почему ты одна принимала? А Катька не помогала? Ночью родила, не стала беспокоить? Ну и правильно. Люся девка сильная, не первый раз, сама справилась.

Николай Иванович отключился. Глаза его сияли.

— А за новорожденных выпьешь? — Обратился он к Наташе. — Ну что бы здоровенькие были. Радость у меня!

— Нет, — девушка замотала головой, — А почему она сама рожала? Это же опасно. Всякое может быть.

— Да что с ней будет, — мужчина махнул рукой, — Это в первый раз страшно, а она уже второй раз рожает. Доктор в соседней деревне есть, но за роды берет очень дорого. Все в порядке, и Слава Богу.

— А дети?

— А что дети? Здоровые дети. — Мужчина улыбнулся. — Все равно, через месяцев десять, одну девочку я цыганам продам. Сосед у меня цыган. Очень просил. А вторую, дочери отвезу. У них нет своих.

Наташа поперхнулась и уставилась на попутчика. Сердце ее учащенно забилось.

«Он или ненормальный, или маньяк.» — Пронеслось в голове у девушки.

— А, мама не против будет? — Со страхом пробормотала Наташа.

— А чего ей противится? — Удивился мужчина. — Мы в месяц их от титьки отлучим. Она и не заметит.

— Как не заметит? Она нормальная?

— Да, хорошая, но с придурью, конечно. Вот, Жанна, та молодец. И ласковая, и внимательная. — Мужчина задумался. — У нас возле дома сараюшка стоит. Так вот Люсенька любит забираться на крышу этой сарайки и орать благим матом. Тянет ее поорать. А, Жанночка, она молчаливая, спокойная. Рожает себе и рожает. Люблю я своих деточек. Так, может, выпьем?

От страха, Наташу затрясло. Она плотнее прижалась к стенке купе.

«Господи, да он же ненормальный!» — Девушка часто заморгала. — «А, вдруг это правда и он маньяк? Не может же нормальный человек заставлять рожать своих дочерей, а потом продавать их детей? Он с кем то разговаривал по телефону! Да у них все семья такая!» — Догадалась Наташа. — «Надо как-то выбираться! Но так, по-тихому. Чтобы он не разозлился. Может, согласиться выпить? Он бдительность потеряет, а я удеру. В поезде полиция должна быть. К ним и рвану. А вдруг, он что-то подсыпал в самогон?» — Вздрогнула девушка. — «Я отрублюсь. Он и меня к себе в рабство отволочет. Рожать заставит. Надо чтобы он первый выпил из этой бутылки.»

— Уговорили, — с притворным радушием, произнесла Наташа, — Давайте, выпьем!

— А вот это хорошо! Это по нашему, — обрадовался Николай Иванович.

На столике появилась бутылочка. Мужчина аккуратно нарезал колбаски, достал соленые огурчики, пластиковые стаканчики и разлил самогон.
— Ну, за здоровье новорожденных! — Произнес мужчина.

Они чокнулись. Николай Иванович выпил, крякнул и удивленно посмотрел на Наташу.

«В самогоне ничего не намешано.» — Сообразила девушка. — «Можно спокойно пить. Он не закусил. Значит, есть нельзя!»

Девушка залпом выпила. Самогон был крепкий, и Наташа закашлялась.

— На, закуси, — Николай Иванович протянул ей огурчик.

— А, Вы?

— Я после первой не закусываю!

— Я тоже, — кивнула девушка.

Николай Иванович уважительно посмотрел на девушку и разлил самогон второй раз.

— А теперь за мамочку! — Предложил мужчина.

«Споить меня хочет.» — Сообразила Наташа. — «Точно маньяк! Надо как то выбираться. Сейчас выпью, чтобы бдительность его усыпить и деру.»

После второй рюмки, голова у девушки закружилась, а лицо попутчика приняло странную форму.

Дверь открылась, и в купе заглянула проводница.

«Вот мой шанс!» — Сообразила Наташа.

С диким криком, девушка оттолкнула проводницу, выскочила из купе и помчалась по коридору.

— Помогите! — Орала Наташа. — Спасите! Он меня рожать заставит!
Из соседних купе начали выглядывать пассажиры.

— Что это с ней? — Испуганно спросила проводница.

— Я не знаю, — растерялся Николай Иванович, — Выпила немного. Может, она больная или сумасшедшая?

— Надо подмогу вызывать. Мы одни не справимся. — Проводница вскочила и помчалась догонять девушку.

— Он маньяк! Он точно маньяк! — Причитала Наташа, забившись в служебном купе. — Он своих дочерей рожать заставляет. А потом, детей цыганам продает. Это правда! Он сам мне рассказывал.

— Что случилось у вас? — Заглянул бригадир.

— Да, вот девушка напилась. — Вздохнула проводница. — Кажись, сбрендила.

— Я нормальная! — Возмутилась Наташа. — А вот мой попутчик своих внуков продает!

— Каких внуков? — Возник Николай Иванович. — Нет у меня внуков. Дочке только через два месяца рожать. — Он оглядел всех присутствующих и пожал плечами. — Самогоночка крепкая. Зять гнал.

— В поезде пить запрещено! — Сурово произнес бригадир. — За это штраф полагается.

— Да, мы и выпили чуть-чуть. Радость у меня. Коза моя, Люсенька, родила двух козлят. — Виновато пробормотал мужчина. — Как тут не отметить? У дочки, нельзя. Дома — нельзя. А тут радость такая. Девушка не против была.

— Коза? — Наташа уставилась на Николая Ивановича, — А, Жанна кто?

— Так у меня две козы, — Николай Иванович, непонимающе крутил головой. — Люсенька и Жанночка. Девочки мои любимые.

Проводница рассмеялась и приобняла Наташу.

— У него козы. — Четко произнесла женщина, обращаясь к Наташе. — Ты поняла, городское создание? Ко-зы! Вот козы и рожают. Понятно?

— Не дура, — пробормотала девушка и облегченно вздохнула, — Надо же такими именами коз назвать. Знаете, как я испугалась!

Бригадир, махнув рукой, удалился, предупредив что оштрафует в следующий раз. Проводница занялась своими делами. Пассажиры успокоились. А Наташа попросилась в другое купе, на всякий случай.

— Ты что в самогонку добавляешь? — Сердито допытывался Николай Иванович по телефону у зятя. — Тут люди, после второй рюмки, с ума сходят. Маньяки им мерещатся.

Автор: Лидия Малкова


Оцените статью
IliMas - Место позитива, лайфхаков и вдохновения!
Добавить комментарии

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!:

«Попутчики…»
«Васятка…»