«Поменьше с завистливыми коллегами общаться…»

У мужа мама стала себя странно вести: не звонила каждый день, не интересовалась внуком, не приезжала в гости, к себе не звала. Я или муж ей звонили, один ответ был: «Мне некогда!»

Это было странно. Мы никогда не ругались, ни разу за все пять лет брака и семь лет знакомства с её сыном. Всё всегда было супер, я даже подругам хвасталась, как мне повезло со свекровью. Само собой, отвечала ей тем же: не скандалила, не огрызалась, не хамила. Помощь нужна? Пожалуйста! Свозить куда-нибудь? Уже выезжаю! Купить что-то нужно? Давайте номер карты, переведу!

Раз в пару недель Оксана Юрьевна находила время на внука, обязательно ходила с ним куда-нибудь гулять. Как сама свекровь говорила, это её помощь лично для меня, чтобы я могла уделить время чисто себе: сходить на маникюр или в парикмахерскую, на массаж или по магазинам. Помощь сыну тоже была, но несколько иная: Оксана Юрьевна забирала внука к себе с ночёвкой.

Мы с мужем всегда брали его маму с собой в отпуск, нет, не в качестве няни, с ребёнком мы справлялись сами. Мы брали Оксану Юрьевну с собой только для того, чтобы и она посмотрела мир. Отельные номера, иногда даже разные отели. Бывало, что мы за всё время отпуска пересекались всего пару раз.

Ремонт? Мы уже тут! Мебель выбрать, оплатить и собрать? Выезжаем! Новое хобби? Свозим, поможем заказать, заберём-привезём!

На фоне всего этого поведение Оксаны Юрьевны выглядело очень странно. Очень-очень странно. Не буду отрицать, пару раз мы с ней не сошлись во мнениях, но всё было разрулено посредством диалога, без перехода на личности или оскорбления.

Мужа поведение мамы не напрягло. Он решил, что мама от нас устала, решила жить своей жизнью, или вообще, взяла и завела себе бойфренда. Верилось с трудом: Оксане Юрьевне очень нравилось проводить время с нами. Она с видимым удовольствием составляла мне компанию во время готовки, играла с нами в настольные игры, смотрела фильмы. В основном это всё происходило после того, как Оксана Юрьевна возвращала ребёнка после прогулок.

Звонить и спрашивать в чём дело — было бессмысленно: «Мне некогда!» Ехать в гости и лично спрашивать — было неудобно: так у нас сложилось, что предварительные звонки — обязательны.

Вроде и оставить всё, как есть, но интуиция вопила, что что-то случилось. Последним звоночком, побудившим меня к разбирательству, стал отказ Оксаны Юрьевны ехать с нами в отпуск. Муж ей звонил по поводу бронирования, в ответ услышал: «Не поеду! Мне некогда!» Хотя всего за пару месяцев до это мы советовались, в какую страну поедем, и Оксана Юрьевна с нетерпением ждала поездки.

Я забрала ребёнка из садика, заехала в магазин, купила любимый торт свекрови, и мы отправились к ней в гости. Честно скажу, ребёнка взяла с собой специально, в надежде, что перед его носом Оксана Юрьевна не захлопнет дверь.

Она нас впустила, хотя весь её вид выражал недовольство, но, мне показалось, что оно было не очень натуральным: внуку свекровь очень обрадовалась, пусть и пыталась дистанцироваться от меня. Я в лоб спросила, чем мы её обидели, или чем-то, может, расстроили? Оксана Юрьевна задумалась, но свет на происходящее пролила.

Придётся немного вернуться назад, в тот день, когда Оксана Юрьевна последний раз перед размолвкой гуляла с внуком. Вернув внука к нам домой, она попросила попить, я налила Оксане Юрьевне стакан воды из кувшина с питьевой кипячёной водой. Она попила, вернула мне стакан, отказалась от чая и уехала. Тем же вечером, решив попить перед сном, я обнаружила, что ребёнок насыпал соль в кувшин с водой. Соль он рассыпал по кухне ещё днём, до прихода бабушки. Я всё убрала, но не догадалась, что соль была не только на полу. Уже вечером, когда сама попила, спросила у ребёнка, из его ответа поняла, что соль была тронута им дважды: рассыпана перед бабушкой, а уже после добавлена в воду. Успокоилась, но напрасно: оказалось, что ребёнок рассыпал соль один раз— и раскидав её по кухне, и насыпав в кувшин. То есть, Оксане Юрьевне я дала попить солёную воду, сама не зная об этом.

Свекровь, не зная как реагировать на солёную воду, которую я дала ей попить, предпочла уйти. На следующий день она посоветовалась с коллегами. Они ей там такого наговорили! От того, что соль была насыпана в её стакан специально, до каких-то заговоров каких-то знахарок с каким-то приметами, негативными приметами, вроде: «Чтобы ты на порог к ней (снохе) не ходила, выжить тебя хочет, на тот свет отправить». В подкрепление слов знахарок-гадалок, коллеги поведали ей о своих отношениях с невестками. Не о самых хороших отношениях, надо сказать. Моя свекровь впечатлилась.

Оксана Юрьевна, взрослая интеллигентная женщина, поверила в эти слова якобы гадалок, которые даже не комментировали этот случай, из уст коллег, и решила: раз её не ждут и хотят отвадить, то она сама навязываться не будет. И не навязывалась, в её понимании.

После того, как я объяснила свекрови историю солёности воды в кувшине, при ней ещё раз расспросив ребёнка, мы долго смеялись. Оксана Юрьевна попросила прощения, что так обо мне подумала, будто я специально дала ей солёную воду. Я тоже извинилась, на всякий случай, вдруг когда-либо чем-либо её обидела. Мир был восстановлен.

Оксана Юрьевна решила, что больше точно не будет полагаться на мнения коллег, а если её ещё что-то вдруг покажется, то она прямо у меня спросит. Я дала себе зарок: проверять всё, чтобы больше не было такого недопонимания.

Жаль только, что с отпуском у нас нынче ничего не получилось, сами видите, что в мире творится. Ничего, в следующем году съездим. И Оксану Юрьевну обязательно возьмём с собой, она здоровская женщина. Ей бы только поменьше с завистливыми коллегами общаться.

Записано со слов Екатерины.


«Поменьше с завистливыми коллегами общаться…»