«Почти бесконечное счастье…»

— Я не могу сказать матери. – с ужасом вымолвила Кристина. – Она меня просто yбьёт!

Девушка сидела и переваривала новость. Несколько недель до выпускного, а она вдруг оказалась… беременной! Крис посмотрела на Сергея так, словно ждала, что он решит все проблемы в секунду. Но любимый отодвинулся от неё и сказал:

— Тебя yбьют?! Да меня-то отец просто порвёт на ленточки! Без наркоза. Мы срочно должны что-то сделать, пока это всё не выплыло наружу. Время есть, ты всё успеешь. Если сейчас пойдём в бoльницу.

— Что… успею? – тупо спросила Кристина.

— Ну… что-что. Ты знаешь, что.

— Ты предлагаешь мне сделать aбoрт?!

— А какие у нас ещё варианты?

— Серёж, ну мы же уже не дети. Нам восемнадцать. Если мы вместе пойдём к моей маме, а потом к твоим… или, наоборот…

Он в панике вскочил и забегал по комнате. Тyпaя курица, что она несёт? У него впереди учёба в МГИМО, перспективы, а Крис хочет, чтобы он зарyбил на корню свою жизнь?!

— Ты можешь делать, что хочешь. Я тебя готов поддержать только в одном решении. Нам нужно избaвиться от этих последствий.

У Кристины в голове металась стая мыслей, слов, которые хотелось сказать Сергею, но она вдруг почувствовала себя воздушным шариком, из которого выпустили воздух. Он уже всё решил. Ни она, ни ребёнок в его планы не входят. Крис залезла с ногами на диван и отвернулась к окну. Там весна, птички поют, выпускной скоро. А она беременная и никому не нужная.

— Так что, я нахожу врaча, и мы едем, всё делаем, что нужно, да? Денег я достану.

— Уйди, пожалуйста. Я хочу побыть одна.

— Что? – опешил Сергей.

Крис помотала головой и сказала:

— Одна. Сама. Всё сама. Уходи!

Уходя Сергей сказал: «Если мои узнают, я тебя yбью!»

Она молчала. Не говорила никому. В бoльницу не шла. Кристина боялась бoльницы, боялась мамы, боялась Сергея. Каким чудом она окончила школу, одному Богу известно. Перед выпускным мать спросила её:

— Ты не зaбoлела ли? Бледная какая-то. Или с Серёжкой поругалась? Что-то давно не видно его.

Мать считала, что Сергей – отличная партия. Из состоятельной семьи. Вежливый, воспитанный. Знала бы мама, каким он оказался. Трус и подлец, вот кто её драгоценный Серёженька. Но Кристина всё равно скучала по нему, хоть и злилась. Так и ждала, что вот он позвонит. Вот придёт с цветами и скажет: «Прости, я был дyрaк, испугался, выходи за меня!» И она, конечно, всё простит и забудет! И на шею кинется…

— Ты чего сидишь-то? На выпускной не собираешься одеваться?

Выпускной этот, чтоб ему… чтобы никто ничего не заподозрил, надо идти. Боже мой, что же она будет делать?! Тупик. Просто непроходимый тупик!

Он подошёл. Со спины. Положил руку ей на талию. Крис вздрогнула. Ну, ну, говори! Я готова тебя простить!

— Ты решила проблему? – деловито поинтересовался Сергей.

На неё будто ушат ледяной воды вылили. Кристина собрала всю волю в кулак, повернулась к нему и спросила с улыбкой:

— Какую проблему? Не понимаю, о чём ты.

В институт она не поступила. На платное у матери денег не было. Кристина по пути домой завернула в сквер, прошла на газон, и села прямо на траву. Она подняла лицо, подставила его солнцу. Руку положила на живот, и зaкрыла глаза. Может Сергей был прав?.. может быть, нужно было — как он там сказал: «избaвиться от последствий»? Интересно, за что мать будет yбивать её сильнее? За провал в универе, или за беременность? А ещё Крис думала о том, что хотела бы быть Снегурочкой. Чтобы прямо тут и растаять под солнцем вместе со своими проблемами.

— Кольцова, ты что, беременная? – спросил знакомый голос у неё над ухом.

Кристина вздрогнула и открыла глаза. Рядом стоял Лёха Воропаев. Они встречались когда-то, класса с седьмого по девятый. Потом Лёха ушёл в колледж, а она осталась в школе. Связалась с Сергеем. Лёха, помнится, рaзбил стену в её подъезде. Прямо кулаком.

Дело в том, что Кристина просила его не уходить из школы. Но у Лёхи была бoльная мать, и ему было не до учёбы. Он так и сказал:

— Мне не до учёбы. Я поступлю куда-нибудь попроще, чтобы была возможность с работой совмещать. Иначе мне мать не вытянуть.

И он ушёл после девятого, а она стала встречаться с Сережкой. Лёха пришёл и спросил, правда ли это? Или слухи? А Кристина сказала, что правда, и что Лёха сам виноват. С вызовом сказала. А он ударил кулаком в стену. И сейчас, когда он вдруг появился перед ней в сквере на газоне, Крис вдруг поняла, что все это время, проходя мимо трещины в стене, она вспоминала Лёху. И трещину в своём сeрдце. А Сергей её просто добил. Все они одинаковые. И Кристина разрыдалась от жалости к себе.

— Да, или нет? Отвечай на вопрос. – потребовал Лёха.

Она покивала, шмыгая носом.

— Как ты догадался?

Он пожал плечами. Бог его знает, как… Крис сидела с закрытыми глазами и совершенно потерянным лицом, будто весь мир против неё. Живот она при этом прикрывала рукой, словно хотела защитить. Почему-то именно мысль он беременности первой пришла в голову Лёхе.

Он наклонился и рывком поднял девушку с земли.

— Ну, так можно тебя поздравить. Чего ты рeвёшь тут?

И Кристина, всхлипывая и подвывая, всё рассказала Лёхе. Они сидели на лавочке. Он слушал, она говорила, и говорила, и говорила…

— Ясно. Я понял. Пошли.

— Ку… куда?

— К мамаше твоей, куда же ещё.

Кристина сопротивлялась, но Лёша притащил её домой. Мама была на работе. Они вдруг вернулись на пару лет обратно. Готовили на её кухне, болтали, смеялись, пили чай. Только Кристина вздрагивала от каждого шороха за дверью: даже рядом с Лёхой она боялась маминой реакции. И потом, что он задумал?

— Лёх, что ты собираешься делать?

— Да ничего особенного. Ты, главное, помни, что я тут. А значит, мать тебя не yбьёт.

Маме Кристины, которая пришла с работы уставшая, Лёха сам вывалил все новости. Сказал: «Здравствуйте, тётя Света, мы тут с Кристиной встретились недавно, и нахлынули былые чувства. В итоге: она беременная. И в институт не поступила. Какие у вас яйца вкусные! Где покупаете? Мы на рынке, но там они не такие вкусные. А вы яичницу будете?»

Светлана помолчала, потом спросила у дочери:

— Это всё правда? Что он говорит?

Крис неуверенно кивнула. Мать хрустнула суставом на пальце левой руки, и сказала:

— Дyра. Всю жизнь свою просрала. Собирайся и выметайся к своему слесарю. Или на кого ты там, Лёшенька, в ПТУ своём учишься? Прости, я не в курсе.

Кристина собралась снова плакать, но Лёха подтолкнул её к двери в комнату. Они вошли и закрылись.

— И что делать? – дрожащим голосом спросила Крис.

— Вещи собирай. И быстро! Пока она не передумала.

— Куда… собирать?

— Господи, да что ты за тупица?! Ко мне, естественно. Или… или ты не хочешь? Тогда оставайся. – он помолчал и добавил. – Я думаю, самое острое позади.

— Лёха, а на кого ты учишься правда? – с дyрацкой улыбкой спросила Крис.

Ей вдруг стало легко и хорошо. Она и сама не понимала, почему.

— На автомеханика я учусь. И работаю уже по специальности.

Лёхина мама, Римма Викторовна, приняла Кристину с распростертыми объятиями. Она уже была совсем плоха, но улыбалась и светилась, как умела. Внука Римма дождалась и успела порадоваться. Леха с Кристиной решили не говорить ей правду. Оба знали, осталось недолго.

На пoxoроны Риммы пришла мама Кристины. После поминок она долго обнимала дочь, просила прощения. Потом посмотрела на маленького Олежека, и тихонько сказала Кристине:

— Серёжкин ведь он. Да? Глаза его.

Девушка промолчала.

— Может расскажешь матери, что случилось?

— Мам… поверь, это не имеет уже никакого значения! Был бы Олег Алексеевич постарше, он бы тебе то же самое сказал. Да мой сладкий?

Кристина подняла полугодовалого сына на руки, прижала к себе и подумала, как хорошо, что она тогда не послушала Сергея.

Они с Лёхой ждали второго ребёнка, делали потихоньку ремонт в квартире, а Олег вовсю уже топал на своих двоих и рассказывал, кто из животных какие звуки издаёт, когда в дверь позвонили. Кристина открыла не глядя. На пороге стоял Сергей. Девушка поморгала, как будто хотела отогнать непрошенную картинку, и спросила:

— Ты-то чего тут забыл?

— Я пришёл увидеться с сыном. Я знаю, он мой!

Кристина согнулась по полам от хохота. Сергей немного опешил – что это за реакция?

Лёха научил её быть смелой. Такой же, как он сам. Кристина знала, что теперь способна постоять за свою семью и за свои интересы. Она прислушалась – Олег во что-то играл в комнате. Ничего, за тридцать секунд беды не будет. А больше она ни мгновения не потратит на этого человека. Крис сильной рукой оттолкнула Сергея подальше от квартиры и сказала:

— Наверное, думаешь, чего это я ржу, как ненормальная?

Сергей растерянно кивнул.

— Мне смешно, потому, что ты рано приперся. По законам жанра надо было бы лет через двадцать. Когда уже выросли все. Значит так, запомни: тут нет никаких твоих детей! Все наши с Алексеем. Понял, козёл?

И столько силы и злости было в её голосе, что Сергей снова глуповато кивнул.

— Ну, вот и всё. И чтобы больше сюда ни ногой! — она с жалостью посмотрела на него и добавила. – Был бы Олег Алексеевич постарше, то же самое бы тебе сказал.

Кристина заперла входную дверь и вернулась в комнату. Олег сидел на полу и складывал пирамидку. Она снова почувствовала это: любовь. Благодарность. И почти бесконечное счастье…

Автор: «Миcтика в моей крoви»


Оцените статью
IliMas - Место позитива, лайфхаков и вдохновения!
«Почти бесконечное счастье…»
«Про картошку в мундире…»