«Почему муж никак не может этого понять…»

У мужа есть старший брат и младшая сестра. Мы с золовкой не общаемся, если только по обязательным поводам. Зато жена его старшего брата и золовка — не разлей вода. Мужа это напрягает, он иногда начинает разговоры, что неплохо было бы, если бы я присоединилась к их компании.

Я не хочу. Мне далёк образ жизни и развлечения этих двух девушек. И меня полностью устраивают те отношения, которые у нас сложились.

Я всё решила для себя ещё три года назад. Тогда мы с будущим мужем второй месяц жили под одной крышей. За неделю до моего двадцатипятилетия его сестра предложила:

— У меня есть подруга-кондитер, такая девочка хорошая, тортики у неё очень вкусные. Ты же пробовала, помнишь, когда к нашей маме на день рождения приходила?

Торт с дня рождения будущей свекрови я помнила, решила заказать такой же. Он реально очень вкусный был. Я попросила у золовки номер телефона кондитера, но она мне не дала:

— Зачем? Раз тебе такой же надо, я ей сама скажу, сама к тебе привезу, она всё равно рядом с нами живёт, а нам с мамой по пути будет. Зачем тебе в такой праздник ещё за тортом куда-то ехать? У неё предоплата пятьсот рублей, остальное — в день готовности торта.

Я дала Вале озвученную сумму аванса, она позвонила и уточнила оставшуюся плату — ещё восемьсот рублей. Я согласилась: тот торт, который мы ели, этих денег стоил. По поводу оформления долго думать не стала: пусть будет так же, как на дне рождения будущей свекрови.

Отмечали у нас дома, в съемной квартире. Приехали мои родители, сестра и лучшая подруга, со стороны будущего мужа были его мама, старший брат с женой и Валя. Золовка привезла торт, но немного не тот, на который мы договаривались.

Открыв коробку, я поняла: больше никаких посредников. Довольная Валя крутилась рядом, хихикая:

— Классно, да? Хи-хи, с днём рождения! Кстати, с тебя не восемьсот рублей, а тысяча, ещё двести — за украшения!

Ей вторила жена её брата: вау, круто, мне бы такой торт.

Украшения были… из категории восемнадцать плюс. Так оформленный торт подошёл бы для девичника, но поставить его на стол, за которым сидят родители, весьма консервативные люди? Не смогла представить себе папу, жующего, хм, весьма реалистичное изображение органа размножения, вылепленного из мастики.

Я отдала Вале деньги, чтобы не портить себе праздник ссорой и разборками, но промолчать не смогла:

— Тебя никто не просил проявлять инициативу. Мне этот торт не нравится.

— Хи-хи! Так прикольно же! Главное, что вкусный! Я же маме заказывала, всё съели!

— А почему ты для мамы такой декор не выбрала? Раз прикольно? Всё, Валя, иди к гостям.

Жена Валиного старшего брата заикнулась, что даже при отсутствии чувства юмора можно было бы просто поблагодарить за доставку торта, я попросила её не лезть. Она фыркнула и ушла к гостям.

Я попробовала отковырять элементы декора, чтобы поставить торт на стол без них. Получилось, будто кто-то его уже грыз. Пришлось отправить будущего мужа в супермаркет за обычным тортиком.

Подарок, вручённый золовкой, мало чем отличался от тематики заказанного ею торта. Я была в шоке: такое, допустим, могла подарить лучшая подруга в качестве прикола, но из рук сестры парня подобный презент выглядел издевательски. Хорошо ещё, что при всех открывать не стала, хотя Валя просила.

Именно в тот день я решила, что больше не буду иметь с Валей и её единомышленницей никаких дел, кроме обязательных встреч на всяких праздниках.

На следующий день, когда Валя мне позвонила, я попросила у неё, чтобы она перестала набиваться мне в подружки. Она ответила, что не хотела меня обидеть, пожелала удачи, и перестала звонить.

Через год мы поженились. За это время я видела Валю всего один раз, и то, мы только обменялись приветствиями. На свадьбу она пришла, вела себя почти корректно, никаких глупых подарочков — конверт, как у всех. Брат мужа тоже там был, с супругой. Они все сидели за одним столом, общаясь только между собой.

Муж всё тянул меня к этой весёлой компании с шуточками ниже пояса. Я ему объяснила, что мне некомфортно среди таких людей. Да, в какой-то мере мы перестали быть друг другу совершенно посторонними людьми, но дружить с ними меня никто не заставит.

Муж никак не может этого понять. Например, его сестра и жена старшего брата постоянно веселятся где-то в клубах, выкладывают весёлые, с их точки зрения, фотографии. Муж начинает зудеть: сходи с ними, развейся. Я ему в сотый раз объясняю, что хожу развеиваться с подругами: мы ходим на концерты, играем в «Мафию», посещаем кафе. Алкоголь и посиделки до утра меня не прельщают.

Я не мешаю мужу проводить время с семьёй, никому не навязываю свои убеждения, касающиеся отдыха, и не отдыха — тоже. Мы все разные, и это нормально. Но я не понимаю, почему должна дружить с кем-то только на основании появившихся родственных связей?

В конце концов, мы с золовкой и женой брата мужа не конфликтуем, не имеем взаимных претензий, нам нечего делить. Не самый плохой расклад. Почему муж никак не может этого понять? Иногда он мне напоминает мою маму в детстве: когда приходили гости с детьми, этих детей ко мне в комнату отправляли с напутствием — идите, поиграйте. И никто не спрашивал, хочется нам вообще вместе играть или нет? Тут аналогично, только я уже не маленькая девочка.

Текст записан со слов Инны Я.


Оцените статью
IliMas - Место позитива, лайфхаков и вдохновения!
«Почему муж никак не может этого понять…»
«Гостинец…»